Бий-Хем

Юрточный комплекс «Бий-Хем» находится в 22 км от г. Кызыла на берегу Енисея. Место исторически ничем не примечательно. Появилось несколько лет назад для развлечения туристов. Однако, на территории комплекса установлено шаманское оваа, которое обладает удивительными свойствами.      Главное из них — приведение человека в гармонию с самим собой. Оваа установили тувинские шаманы, которые частенько приезжают в лагерь проводить обряды для иностранных туристов.

Кроме того, красота окружающего пейзажа располагает к размышлениям над бренностью и величием мира; над смыслом человеческого существования. Юрты «Бий — Хема» стоят вблизи могучего Енисея. Река так и намеревается слизать берег. Метрах в ста от комплекса присела небольшая сопка, с вершины которой открывается завораживающий вид на окрестности: изломленную вилку реки, лесок, нескончаемые степи, бездонное голубое небо.

Юрта — самый древний тип жилища, «праматерь» современных зданий. Слово это — тюркское (jуrt — жилище, жилье кочевых народов).

Праобразы юрты — шатры и шалаши, укрепленные на двух и четырехколесных телегах, появились в евразийских степях на границе II и I тысячелетия до нашей эры.

Жилища на повозках не были единственными для кочевников. Удобные для равнин, они не годились для гористых, пересеченных местностей; поэтому потребовалось жилище (юрта), которое можно было разобрать и перевезти на вьючных животных. Подобный тип искусственного жилища —один из самых древних в мире. Еще в каменном веке охотники пользовались разборными и переносными жилищами типа чума оленеводов или типи североамериканских индейцев.

Кочевникам-скотоводам евразийских степей нужно было усовершенствовать его, видоизменив каркас и заменив шкуры на специально скроенные войлочные покровы. Самые ранние изображения таких жилищ зафиксированы в росписи на стене склепа Анфестерия в Крыму (I в. до н. э. — I в. н.э.) и среди петроглифов Боярской писаницы в Южной Сибири (II–5 вв. до н. э.) В Центральной Азии и Южной Сибири в I тысячелетии до н. э. были распространены и полусферические шалаши из изогнутых жердей. Такого рода жилища и по сей день существуют у ряда кочевых народов Передней Азии.

Большинство исследователей относит время изобретения юрты к середине I тысячелетия н. э. С этой поры юрта распространилась среди кочевников от Восточной Азии до Восточной Европы и вытеснила другие виды мобильного жилища.

Ключевым моментом в развитии кочевнического жилища было изобретение складывающегося и разборного на звенья остова вертикальных стен. Это конструктивное решение и следует считать основным в процессе создания классического типа юрты. Благодаря этому революционному изменению конструкции жилища резко увеличилась полезная площадь, намного сократились длина и соответственно общий вес деревянных деталей (за счет уменьшения сечений) и, главное, возникло гармоничное человеку пространство. По мнению исследователей, такая конструкция появилась в древнетюркской среде (III — IIV века н. э.), вероятно, в районах Алтая, Тарбагатая и Тянь-Шаня.

     Существует два типа юрт: тюркская и монгольская.

В  центре монгольской юрты находятся столбы, на которые опирается светодымовой обруч, поддерживаемый прямыми жердями, укрепленными на вертикальных стенках. Поэтому монгольские юрты имеют вертикальные стенки порядка полутора метров. Столбы, наиболее длинные и тяжелые элементы юрты, сковывали подвижность кочевников. Исконный вид монгольская юрта сохранила главным образом в Монголии, Туве, Бурятии, Тибете.

В  тюркской юрте создан купольный свод, благодаря изогнутости жердей кровли, что позволяет не ставить опорные столбы и освободить внутреннее пространство. Размеры юрты зависели только от количества решеток, а из тех же элементов можно было собрать обычные, парадные и походные юрты.

В  средние века на просторах центрально-азиатских степей колесили огромные неразборные юрты, установленные на платформы, которые тянули десятками тягловых животных. Они поражали воображение и западных, и восточных современников. Впечатляет изображение такой юрты в «Книге Марко Поло», изданной Генри Юлом. А вот что писал по этому поводу в начале XVI в. Фазлаллах ибн Рузбихан: «Я много удивлялся необычайному строению домов, которые будто воздвигли в воздушном пространстве. Какие преогромные шатры я увидел, поставленные на колеса! Узрел я обширные дома с окошками, прикрытыми войлочными занавесками очень красивыми и искусными. Около жилищ всех султанов и эмиров я также видел подобные большие шатры и подвижные дома. Разум поражается и кружится голова от красоты, мастерства и изящества».

 Войлочная юрта называется — гэр. Гэр появилась не сразу. Есть сведения, что жилища на телегах имели многие кочевые народы Центральной Азии — хунну, сяньби, жужане, тюрки, уйгуры, кидане. В древнейшем литературно-эпическом памятнике монголов — «Сокровенном сказании» упоминается о передвижных кибитках на колесах. Передвижные жилища, установленные на одноосные — четырехосные телеги, запрягались быками. Они представляли собой «кочующие города», постоянно встречавшиеся па пути следования европейских путешественников В. Рубрука, Плано Карпини, Марко Поло.

Биллем Рубрук писал, что «дом, в котором они спят, они ставят на колеса, стенами его служат плетеные прутья, сходящиеся кверху в виде маленького колеса, из которого поднимается ввысь шейка, наподобие печной трубы». По его словам, одну такую повозку тянули 22 быка: «одиннадцать в один ряд вдоль ширины повозки и еще одиннадцать — перед ними, ее ось была величиной с мачту. У входа в повозку стоял человек, погонявший быков, а все другие повозки следуют за ней ровным шагом».

Плано Карпини замечает: «Для меньших повозок при перевозке достаточно одного быка, для больших — три, четыре или даже больше, сообразно с величиной повозки».

Почти то же самое рассказывал о монголах Марко Поло: «Телеги у них покрыты черным войлоком, да так хорошо, что хоть целый день шел дождь, вода ничего не подмочит в телеге, впрягают в них и волов, и верблюдов и перевозят жен и детей».

Передвижные жилища использовали не только монголы, но и тюркские, кунтровские, бессарабские народы, ногайские татары, караногайцы и народы Нижнего Поволжья. О передвижных юртах кунтровских татар П. С. Паллас писал, что «для переселения их кибиток с места на место ставят они их на высокую двухколесную телегу, так называемую арбу, так что они как спереди, так и сзади лежат на оси и наподобие зонтика покрывают всю телегу с колесами, на телегу кладут они все их малое снаряжение: сундуки, посуду и тому подобное, потом сажают жену и детей, и со всем тем отъезжают. Останавливаясь на время, татары не снимают кибиток с колес. Подобно древним монгольским, татарские кочевья кажутся подвижными деревнями или станами».

В XVIII в. у бессарабских татар, которые тоже имели решетчатые юрты, перевозившиеся целиком на телегах, существовал обычай вывешивать над юртой на шесте синий или белый флаг. Флаги, подобные бессарабским, изображенные на шишкинских наскальных рисунках на р. Лене, можно было видеть у населения Монголии еще в начале XX в.

Сведения, показывающие преемственность использования колесного передвижения и неразборных жилищ кочевников-скотоводов, имеются у арабских, персидских и других древних авторов.

Арабский географ ибн Баттута так описывал повозки кочевников Золотой орды: «Телегу называют они арба. На арбу ставится нечто вроде свода, сделанного из прутьев деревьев, привязанных один к другому топкими кожаными ремнями». Подобные телеги с высокими колесами, приспособленные для нахождения в них женщин и детей во время дальних перевозок и переездов, имеются ныне у населения восточных аймаков Монголии.

В  отличие от жилищ феодальной знати дома на повозках простых скотоводов-кочевников были скромными как по размеру, так и по устройству: они имели продолговатую форму и, сделанные так же искусно и тщательно, перевозились одним или несколькими верблюдами.

Юрта легко транспортируется, собирается и разбирается. Вся операция по разборке занимает не более часа, а при сборке — максимум два часа. Такая оперативность при сборке и разборке достигается тем, что все детали юрты строго унифицированы и стандартизированы.

Сборка юрты состоит из последовательных операций: установка пола и остова, покрытие деревянной конструкции кошмами, расстановка мебели и утвари. До начала сборки остова настилают полы. Для этого соединяют части ободков, потом внутри их расставляют поперечные и продольные шпалы, после чего кладут доски пола по часовой стрелке, начиная с коротких. Затем приступают к установке и растяжке решетчатых стен — хан, которые стыкуются между собой и закрепляются с помощью волосяных веревок. Установив дверь, ханы обтягивают внутренними (верхним и нижним) поясами, концы которых прикрепляются к кольцам, специально приделанным в притолоках двери.

Потом устанавливают крышу. Для этого сначала в отверстие в деревянном круге при поддержке человеком снизу вставляют деревянные шесты, а другие концы закрепляют в головках решетчатых стен. В первую очередь вставляют по четыре шеста с четырех сторон, а затем с помощью внутренних стенных поясов и веревок, закрепленных на верхнем деревянном отверстии, добиваются правильной формы юрты, после чего заканчивают вставлять остальные шесты. Этим завершается сборка деревянной части конструкции юрты.

Остов юрты покрывают следующим образом: на верхнюю деревянную часть крыши натягивают материю белого цвета, нижние и верхние концы которой прикрепляют тесемками к ханам и верхнему отверстию, затем накладывается верхнее войлочное покрывало. Боковые стены закрываются тоже войлочными покрывалами, сверху надевают чехол из белой материи и обтягивают наружными, верхними и боковыми поясами. Накладывают кошму на верхнее отверстие в юрте и прикрепляют веревками к низу решетчатых стен.

Широкую ленту из сукна или деревянных планок кладут непосредственно по нижнему периметру гэра.

В непогоду, а также для регулирования света и температуры верхнюю часть войлочного покрытия верхнего отверстия приоткрывают наполовину или закрывают на ночь при помощи веревки, пришитой на ее конце.

Разборку юрты производят в обратном порядке.

До расстановки в юрте мебели и утвари привешивают к стене занавеску, пол покрывают кошмой или коврами.   В центре устанавливают печку с дымоходной трубой.

В  юрте расставляют кровати, сундуки, платяной и книжный шкафы, буфет, умывальник, столик и табуретки.           

На северной стороне юрты (на самом почетном месте) помещается ящик, на котором обычно стоят позолоченные, серебряные или медные скульптурные фигуры богов или изображения их в рисунках; жертвенные чашечки, лампады и прочие атрибуты шаманства и ламаистской религии. Налево от входа (в юго-западной части юрты) размещаются принадлежности наездничества и бурдюки с кумысом. Направо от входа (юго-восточная часть) находятся кухонные принадлежности, там же место хозяйки. Западная и северо-западная части принадлежат гостям, а восточная — хозяину и детям. Ценное имущество хранится в ящиках напротив двери, а кровати по бокам. Охотничьи принадлежности хранятся вблизи хозяина семьи. Для сидения расстилаются войлочные ковры. Для почетных гостей припасают специальные коврики или маленькие стульчики.

Общая энергетика юрточного комплекса «Бий-Хем» — исцеляющая, успокаивающая; располагающая к расслаблению. Это — место для отдыха и неторопливого самопознания; место созерцания природы и плавной психической трансформации. Здесь я впервые увидел призрачного великана, стоящего у соседней сопки, и смотрящего куда-то вдаль степей.

     Модулятор взаимодействия с Местом Силы:  

     88, 16, 44, 35, ми, фа, ре, 14.

     34, 41, соль, 15, 34, 2.

     2, 8, 14, ми, си, 54, 13.

     си, 86, 28, ре, ре, 79.