Два брата

Еще западнее Дальнегорска на пятьдесят километров на берегу Японского моря, есть Место Силы, носящее название Два брата. Два брата — это две каменных глыбы, тонн по 150 каждая, стоящих в море недалеко от берега. Они были изображены на купюре 1000 рублей, имевшей хождение до 1997 г.

Сами глыбы, пространство вокруг и близлежащая полоска берега — единое энергоинформационное образование. Энергия этого Места тонизирует человека, заряжает его уверенностью, позволяет восстановить утраченные силы; дает толчок для социального развития.

В этом Месте преобладают энергии водной стихии. Место очень живописное, красивое, интересное: море, скалы, бескрайнее небо, в линии горизонта сходящее в море, речка, реликтовый лес и озеро.

Его мне показал один местный целитель.

До наших дней дошло сказание о том, как появилось название этого Места.

«Жили на берегу океана великого, теплого, восточного два брата — Иван-охотник да Степан-плотник. Жили ни бедно, ни богато, еды хватало, и лишнее не пропадало. Иван-охотник зверя в Уссурийской тайге промышлял, шкуры звериные да меха соболиные добывал. Степан-плотник, умелый работник, тоже без дела не сидел, в поселении своем дальнегорном, избы землякам ставил, колодцы рубил, лодки мастерил. Этим на хлеб-соль зарабатывал. Иногда в море ходили братья, рыбу окуня да красную нерку ловили, улов домой привозили. И была у двух братьев сестра-красавица, Марьюшкой звали. Она-то и вела хозяйство братьев своих.

И надо сказать, любили братья сестру больше собственной жизни.

Так, в любви и согласии, в заботе о хлебе насущном жили они, горя не знаючи.

Да недолго та жизнь счастливая длилась. Ветер-гонец принес с отрогов Седого хребта страшную весть: дракон двуглавый, смерти не знающий, опять выкупа требует. А надо сказать, каждый год он забирал в жены самую красивую девушку поселения. А если не будет исполнено его желание, спустится дракон с Седого хребта и огнем одной головы сожжет дотла долину плодородную вместе с людьми и поселением. А потом ветром-ураганом другой головы развеет пепел по таежным урманам да морским просторам.

Не знали тогда люди такой силы, чтобы выступила супротив дракона. И платили они дорогую дань много лет подряд. Каждый год по весне снаряжали они лодку долбленую, тополевую, убирали ее цветами полевыми, садили в нее девицу-красавицу и поднимали на лодке паруса шелковые. Тянули лодку бечевой два крепких юноши. Тянули. Опустив головы, не смея глаз поднять. И то сказать, тяжкий путь предстоял им — тянуть​ лодку до ворот створов каменных. А там, из ворот тех узких, вырывался горный ветер, надувал до звона парус и уносил лодку вверх по реке, супротив течения. Исчезала лодка с девицей за семью поворотами, далеко в горах. И никто больше той девушки не видел и ничего о ней не слышал.

Немало храбрых молодцев пыталось проникнуть за каменные ворота-створы, сразиться с драконом поганым, да так и не возвращались назад. Не зря в народе говорят: «Сила солому ломит». Вот то-то и оно.

Долго ли, нет ли, платили дань дракону, никто не знает. Когда плачут — слезинок​ не считают. Но пришла очередь наряжать-отправлять в путь неведомый Марьюшку, любимую сестру Ивана да Степана. Лодку снарядили, цветами полевыми убрали, парус шелковый поставили, бечеву крепкую с лямками широкими для братьев привязали. Повели Марьюшку к лодке. Идет она, слезами горючими обливается. Где слезинка на землю упадет, там пион-цветок вырастает.

Дотянули братья лодку с сестрой любимой до ворот-створов каменных. А как стала Марьюшка с братьями прощаться, навек расставаться, не выдержали братья. Говорит Иван, старший брат:

 —  Не пустим мы тебя одну. Вместе с тобой в лодку сядем, спрячемся и поплывем во владения змея лютого.

—  Верно! — говорит Степан. — Хватит ему, треклятому, горе-дань собирать, людей обижать. Померяемся силами в смертном бою. Может, и сложим мы головы наши, но не посрамим чести. — Только успели братья принять решение да придумать план, как из ворот-створов каменных вырвался ветер, верный слуга дракона. Заскрипела мачта, наполнился парус, и помчалась лодка с сестрой да братьями к владениям драконовым. Плывут они вверх по реке, вперед зорко смотрят, щиты на оборон держат, мечи к бою приготовили. Знали братья, на что пошли, на что решились. Очень они любили свою сестру Марьюшку, и жизнь за нее положить не жалели.

Гонит ветер лодку тополевую вверх по реке. Уже шесть поворотов проплыли, а за седьмым вдруг открылась перед ними долина сказочная, вся в багульнике розовом. Прямо от реки на гору высокую к замку драконову ведёт лестница беломраморная. У той лестницы перила широкие, площадки, беседки резные. По бокам, в золотых вазонах, растут сосны да кедры, такие маленькие, что шишки меньше головки булавочной.

Только подошла лодка к лестнице, как вдруг потерял парус ветер, обвис, и остановилась она, словно якорь бросила. Из пещер-конур, что по бокам лестницы были, вышли два тигра уссурийских, огромных, страшных.

Оскалили они пасти зубастые, стали по бокам и повели Марьюшку вверх по лестнице к замку дракона Сихотэ-Алиньского. Прячась, поднимались вслед за сестрой и братья. И уж так высоко оказались, что орлы ниже их парили. Облака внизу дождём проливались. Наконец очутились они на площадке около храма. Стоял тот храм на краю скалы черной. И было из этого храма только два выхода: один вниз, в бездну глубокую, другой —вверх, в чертоги дракона.

Стоит Марьюшка ни жива, ни мертва на площадке черной, над бездной страшной. Только и давало ей силы, что братья где-то рядом. А и братья готовы за сестру жизнь положить, да им тоже ждать не мед, когда неизвестно, что дальше будет.

Вдруг из — под купола самой высокой башни драконьего замка сорвалась птица великих размеров. Сделала круг и уселась аккурат напротив Марьюшки. Видит Марьюшка: сова не сова, только все в ней птичье, а голова женщины. Но еще больше удивилась она, когда птица заговорила:

—  Слушай меня, девица, слушай меня красавица. Слушай меня, птицу вещую, старую да мудрую. Не противься желанию и воле твоего господина и повелителя дракона, смерти не знающего. Покорись ему, стань рабой-женой, ласковой да послушной. И будут тогда тебе в награду богатства несметные. Ну а коли, не покоришься ему — ждет тебя смерть неминучая. Выйдет Медведь-гора и столкнет тебя вниз со скалы в бездну глубокую. И никто на свете не узнает, что жизни в неволе ты предпочла смерть. Здесь некому ценить подвиги людей.

Тут Марьюшка на хитрость пошла. Спрашивает:

—  Расскажи мне, птица вещая, коль соглашусь я стать рабой-женой дракона, долго ли мне придётся смерти его ждать, чтобы снова вольной стать?

 —  Есть у дракона смерть, да не дано ее найти никому. Смерть его на две части разделена, на две жемчужины. И каждая из них — третий глаз драконьих голов. А бессмертие его оттого, что кто отрубит одну голову дракона, тотчас каменеет и не может срубить вторую. Было уж так! Многие храбрые богатыри пытались сразиться с драконом, да только в камень превращались. Вон их сколько по берегам реки стоит — храбрых да безымянных. Сама видела, пока сюда плыла.

—  Спасибо, птица вещая, за твой правдивый рассказ, — говорит Марьюшка. — А теперь лети за Медведем-горой. Пусть проводит меня к выходу, а к какому — только ему скажу.

—  Хорошо, девица-умница! Хорошо, красавица. Спешу-лечу Медведя-гору звать, тебя провожать. Смотри, не ошибись, не упусти своего счастья. — Захохотала птица и улетела.

Между тем стали братья Иван да Степан совет держать, как им злого дракона одолеть.

Только решили-сговорились, глядь, идет Медведь-гора. На задние лапы поднялся — в пять раз выше братьев оказался. Да только не испугались братья. Выхватили богатыри острые мечи, выставили вперед медные щиты, заслонили собой Марьюшку и начали с Медведем-горой биться. Долго бились, но одолели.

Не успели с Медведем-горой расправиться, как напали на них тигры-стражники, чтобы не дать братьям уйти. Да только и в этой битве не посрамились братья. Стали тесно плечом к плечу, и снова закипел страшный бой. Трудно было Ивану да Степану, но нашли они силы и одолели тигров. Сбросили их вниз в ущелье бездонное. Только гром по горам прокатился.

Услышал это дракон поганый, выглянул из замка и видит: убегает вниз по лестнице девушка красоты неписаной. Тут дракон не выдержал, стал выползать из замка своего, чтобы догнать и наказать непокорную.

А братья только того и ждали. Как только вылез дракон, забил по бокам тяжелым свинцовым хвостом с серебряным наконечником, так и бросились к нему братья. В этом наконечнике главная сила дракона хранилась. Недолго думая, начали братья его мечами сечь. Дракон взмахнет хвостом — горы​ рушатся. Мечи братьев притупились от битвы жаркой. Наконец, изловчился Степан и, только дракон занес серебряный наконечник над Иваном, рубанул мечом, что в двух руках держал, и покатилась драконова сила вниз, со скалы, как гулкий колокол!

Бросились братья к реке, бегут за чудовищем один с правой стороны, другой с левой. Рубят дракону лапы свинцовые, чтобы не догнал он сестру их, Марьюшку. Да не тут-то было! Лишь у самого моря нагнали его братья. Сжег дракон по пути падь плодородную, вот-вот спалит и поселение. Некогда было раздумывать братьям, когда увидели они, как гибнут люди в огне, как на месте человеческого жилья остается голая выжженная земля.

—  Прощай, братка, прощай, сестра, — прошептал​ тогда Иван-охотник. — Живите, ​ люди, счастливо! — И​ со всей силы опустил свой тяжелый меч на огнедышащую голову дракона. Упала она к ногам Ивана. Вмиг окаменел он.

—  Так не жить же тебе, идолище поганое! — прокричал Степан-плотник. — Прощай, ​ сестра любимая, прощайте, люди! Живите в радости…

Со свистом рассек воздух его боевой меч, и вторая голова упала наземь. И Степан окаменел. Укатились мутные жемчужные глаза дракона в море, и не стало на земле его черной силы. Глянула сестра на застывших братьев, бросилась на скалистый мыс, что далеко в море вдавался. Помочь бы, да чем поможешь? Слышат братья голос сестры, стоят рядышком в синем море, а ответить не могут.

Да, видно, не зря в народе говорят: «Глуби моря не высушить, горю сердца не вымучить». Так Марьюшка и приходила каждый день на тот мыс. Придет, сядет, горюет. Рассказывает, что помнят люди братьев, пожертвовавших собой ради их счастья».

     Модулятор взаимодействия с Местом Силы:

     ми, 11, фа, 83, 91, 44, соль.

     82, 38, ми, 34, 61, соль, 56.

     11, 52, ре, 31, 58, соль, 51.

     16, 73, 18, соль, 15, 71.