Остров Петрова

Остров Петрова расположен в живописном месте Лазовского природного заповедника на юге Приморского края в бухте Соколовская.

Остров Петрова — Место Силы со своей неповторимой аурой и энергетикой. Благодаря тому, что остров охраняется государством, и защищен от варварства туристов, на нем сохранились реликтовые растения и насекомые.

Этот остров официально нанесен на карту России в 1860 году, и позднее назван в честь штурмана экипажа шхуны «Восток» Петрова.

С 1935 года остров официально является историческим и природным памятником. На нем велись археологические раскопки и были найдены многочисленные остатки поселений империи чжурчжэней: крепостные рвы, стоянки, искусственные гроты, и аккуратно высаженная тисовая роща, которой более трех тысяч лет.

Берег острова каменистый. Камни круглые, гладкие, небольшие. Ступать на них приятно. Сквозь обувь чувствуется их форма.

Сразу же за полоской каменистого берега шириной всего метров десять, начинается густая растительность. Трава почти по пояс, густая и сочная. Шум моря исчезает полностью, когда, сделав несколько шагов сквозь траву, попадаешь в тисовую рощу. В ней окутывает полная тишина. Здесь не слышно ни волн, ни криков чаек, ни завывания ветра, ничего из внешнего мира. И как будто бы попадаешь в царство Морфея, в царство тишины и покоя.

Тисы — красивые, красные, причудливой формы, стоят плотной стеной над узкой тропинкой. Они поглощают в себя весь внешний мир, и позволяют полностью сосредоточиться на своих внутренних ощущениях. Кажется, что они забирают все эмоции и мысли, и посетитель острова становится пустым. Но для меня это не было опустошением или энергетическим обесточиванием, нет, скорее было похоже, что роща вбирает в себя человеческие переживания: волнения, суету, напряженность, всплески эмоций.

Прислонившись к одному из тисов, я стал медитировать и увидел:

 Много веков назад от острова к берегу тянулась широкая песчаная коса, и назвать остров островом было невозможно. Скорее, это был полуостров, на котором находилось поселение знати чжурчжэней. Люди царской крови жили на острове, на особой территории, на которую простым смертным вход был запрещен. Простой люд, обслуживающий знать, жил на берегу, перед островом. Ловил рыбу, выращивал зерновые и скот, охранял спокойствие «избранных повелителей».

 Так шли годы, сезоны сменялись сезонами, люди рождались и умирали, все было, как и у всех.

 Красота тисов для царских семей была и наградой, и наказанием. Знатные чжурчжэни могли прогуливаться между волшебными деревьями, предаваясь философии и мистике, могли писать и читать стихи, могли укрываться в тени этих деревьев от солнца и скрываться от посторонних глаз, но эти деревья и убивали их.

 Тис — ядовитое дерево, и долго находиться рядом с тисом вредно для здоровья. Тем более вредно для здоровья употреблять пищу из посуды, сделанной из тиса, а практически вся посуда знати была именно из него. Тис не гниет, красив, очень податлив при работе с ним, поэтому, его и использовали в хозяйстве. Но тис выделяет яд, опасный для человека, и со временем безжалостно убивает своих хозяев.

А жизнь на этом острове началась так… Один чжурчжэнский юноша влюбился в одну чжурчжэнскую девушку. Родители девушки были против женитьбы молодых людей. Тогда юноша выкрал девушку и привез ее на этот остров. Он был первым императором государства.

Когда у юноши и девушки родился ребенок, они поехали к ее родителям, и привезли их жить на остров. Родители были очень довольны и благословили молодых, но они чувствовали за собой вину, что отказали в женитьбе сразу. Поэтому они стали жить на берегу, рядом с островом, стали заботиться о молодых и всячески организовывать их быт. Со временем тут появились целые династии, и царские, и ремесленные.         

Выйдя из тисовой рощи, я поднялся по тропинке вверх острова, и сразу почувствовал, что одна климатическая, энергетическая зона сменилась другой. Деревья стали хвойными, дышать стало легче, мысли и эмоции вернулись. Я остановился у камня, напоминающего лодку.

Если держать над ним руку, то можно ощутить, что от него идет сильное тепло. Камень сориентирован на южный полюс. По преданиям, такой же камень есть еще где-то в глубине острова, и в море.

 Медитацию я продолжил здесь:

    —  Дух острова, — сказал я, — прими от меня эту пищу. Будь благосклонен ко мне, и помоги мне в моих делах. Будь моим другом и помощником.

 Я сложил ладони лодочкой перед грудью, склонил голову, и увидел своим внутренним зрением прекрасную молодую девушку в желтом восточном халате. Ее длинные, черные, как смоль, волосы плавно развевались на ветру. Она мне улыбнулась, и, только я улыбнулся ей в ответ, как увидел рядом с девушкой хрупкого, наголо стриженого юношу восточного типа. Юноша приблизился ко мне и стал внимательно смотреть на меня. Я поклонился ему, и взгляд его стал не таким строгим.

 По своим ощущениям я мог понять, что юноша ревнует свою девушку. Это была ревность не мужчины к женщине, а скорее беспокойство и какая-то тревожность. Может быть, я отвлек духов от какого-то важного дела, которым они занимались…

 Я  чувствовал, что характер юноши — хозяина острова, вспыльчивый. В духе, не смотря на его субтильную внешность, чувствовалась властность и безрассудность. Он был горяч и готов совершать необдуманные поступки, раним, и в тоже время, собран и независим. Он был по-настоящему влюблен в свою девушку — духа, и эта любовь охраняла ее от лишнего беспокойства.

Я  еще раз попросил духов быть благосклонными ко мне, и они исчезли. Через некоторое время над островом начали то вспыхивать, то гаснуть белые огоньки плазмы. Несколько раз вспышки света были в виде полосок вдоль горизонта. Это продолжалось более двух часов. Потом все успокоилось.

    Модулятор взаимодействия с Местом Силы:

    11, 12, 41, ми, 16, соль, 77.

     ре, 5, 17, соль, соль, 15, 5, 41.

     ре, 15, 4, соль, 11, соль, 86.

     до, 88, фа, фа, 9, 11, ре, соль.