Глава 1

пик 1 301x435 - Глава 1

Анатолий Эстрин

ПРОБУЖДЕНИЕ МАГА

Черновик романа. Первая часть.

«Никто не обязан мне верить». Саламат Сарсекенов

Пиковая дама.

Уроки закончились. Октябрята – ученики третьего класса «б» вышли во двор школы. Большинство ребят забрали родители, а Сашка, Петька, Ленка, Лизка и Глеб, усевшись на лавочку, затеяли спор.

Петка орал громче всех: – Да нет никаких леших и домовых! Нет их. Мама говорит, что это все – выдумки. Мама у меня все знает.

– Нет, не все, – возражала Ленка, поднимала голову к небу. Это все есть.  Учительница нам только что на уроке читала!

–  А я говорю, – Нет, твердил Петька. Это – сказки русского народа. Она нам сказки читала. Я в сказки не верю. Кикиморы вымерли давно. Или в зоопарке.

– Я в зоопарке кикимору видела, – глотая слюну произнесла Лизка. Прошлым летом. На каникулах. Когда в гости к бабушке ездила. Точно. Сидит такая в клетке. С жалобными глазами.

–  Сама ты с жалобными глазами, – задирался Петька. – Ничего ты не видела. Ты же очки носишь. Нет там никаких кикимор. Это, наверное, уборщица была.

Лизка прищурила глаза и презрительно посмотрела на Петьку: – Жалько, что у нас в городе зоопарка нет. Я бы тебе доказала.

– Я вот в одной книжке читала, сказала Ленка, что кикимору можно вызвать. И домового.

– Не интересно, – вклинился Сашка. – Не страшно. Давайте, кого-то страшного вызовем.

Ребята на минутку притихли, обдумывая предложение конопатого Сашки.

– Давайте Пиковую Даму вызовем, произнес круглощекий Глеб. – Жену Змей Горыныча. Она детей похищает и на болоте прячет.

 – Давайте, давайте, – воодушевленно повторили ребята.

 – Не получится, – поглаживая портфель, заключил Сашка.

 – Может поспорим, – стал задираться Глеб. – Поспорим? На что поспорим?

Сашка любил спорить на булочки. И предложил:

– На булочку, что на завтрак дают. Кто проиграет, тот свою булочку отдает.

– Согласен, – заорал Петька. Худой, маленького роста и от того такой крикливый.

– Ладно, – кивнул Глеб. Его голубая рубашка вылезла из штанов и никак не хотела залазить обратно.

– И еще на чай, – добавила Ленка. – На булочку и на чай с сахаром. Ленка любила все сладкое и постоянно носила с собой в портфеле несколько конфет. Аккуратно достала одну из них и хотела засунуть в рот. Но Петка выхватил ее конфету и запихал себе в рот. Ленка ударила его по плечу и догнала подзатыльником. Возмущенный Петька отбежал на пару шагов и скорчил «рожицу». Ленка пригрозила ему кулаком. На том инцидент был исчерпан.

Спор был заключен и ребята, готовые к приключению, разошлись по домам.

Глеб жил с родителями в двухкомнатной «хрущевке». Одна комната принадлежала родителям, а другая, поменьше, была его. Коричневый шкаф возвышался в углу и держал одежду. Тетрадки, учебники, рисунки, цветные ежики и колобки из пластилина занимали весь стол. На полу стройными, и не очень, рядами стояли деревянные солдатики, три деревянных палки на всякий случай. У кровати аккуратно валялись шахматные фигуры. Поэтому местом для ритуала была выбрана кухня.

Глеб начал приготовления к вызову. Первым делом он сделал уроки, чтобы не было отвлекающих факторов. Затем демонстративно не пошел гулять. Сделал вид, что собирает модельку самолетика, который уже два месяца просто валялся в коробке. Так мальчик изучал обстановку в доме. Присматривался. Отвлечь его мог только плотный ужин, и передача «Спокойной ночи, малыши».

Хрюша и Степашка слегка усилили готовность Глеба к ритуалу. Ведь к этому времени весь его энтузиазм почти закончился. «Зачем я на это согласился»? – думал мальчик. – «Кто меня за язык тянул? Спал бы всю ночь. Может, соврать, что сделал? Нельзя. Раскусят. Петка потом проходу не даст. Да и лишняя булочка не помешает».

Глеб никак не мог отважиться попросить у родителей свечу и конфет. Конфеты он мог достать сам, они лежали на полке в шкафу. Их цель – задобрить Даму. Свеча должна была освящать зеркало, из которого Дама появится. Но свеча требовала разговора.

Спички в руках Глеба были под строгим запретом. Сгоревшая ранее занавеска от его увлечения вдыхать запах горелых спичек, была тому причиной. Без свечи ритуал казался невозможным. Но просить свечу у родителей, означало покончить со своей затеей, даже ее не начав.

Взвесив все «за» и «против», было решено обойтись без свечи. Тем более, все остальное для вызова уже были собрано. Пару конфет незаметно положены под подушку. Маленькое зеркало запрятано под ковер. Осталось только дождаться полночи. Ритуал должен был проведен только в полночь. Это было самым сложным необходимым условием. Усталость, накопленная за день, давала о себе знать. Ужин тоже напоминал о себе сладкой зевотой. Уют теплых стен навевал мелодии сновидений. Глаза предательски слипались.

Спор есть спор. Глеб героически не спал. На все уговоры родителей идти в кровать, он отвечал отказом. Объяснив это очень важным школьным заданием. В конце концов, родители отправились спать, а Глеб расположился за кухонным столом.

Тихонько достав зеркало и конфеты, мальчик приготовился к ритуалу. Сердце его бешено колотилось. Жар сменялся холодом. Зубы тихонько стучали. «Если Дама меня заберет, – думал Глеб, – «где меня родители искать будут»?

Тишина давила все больше. Еще никогда так поздно мальчик не засиживался. И сейчас каждый шорох пугал его, каждая тень казалась зловещей. Пути назад не было. Глеб всматривался в зеркало. Так было надо, чтобы Дама пришла.

– Дама, приди, – прошептал мальчик. – Дама, приди. Приди, преодолевая страх, – шептал Глеб.

 Вместо Дамы из соседней комнаты бесшумно выплыла кошка Мурка, и возмущенно посмотрела на Глеба. По ночам она привыкла хозяйничать сама и никак не ожидала, что за ее столом кто-то сидит. Сперва она обошла стул Глеба по кругу, пару раз задев его ногу своим хвостом. Затем сделала попытки запрыгнуть к мальчику на колени. Глеб тихонько шикнул на нее, но кошка была настойчивой и ее пришлось гладить. Убаюкивающее урчание Мурки, еще усиливало приближение сна. Делала его неотвратимым и преждевременным.

Глеб уже вовсю клевал носом, но вдруг образ Пиковой Дамы возник перед его полузакрытыми веками. Да, она была похожа на свое изображение на игральных картах. Черные длинные волосы, суровый пронзительный взгляд, белое неподвижное лицо. И веер. Она держала его в правой руке и медленно обмахивала себя, будто ей было жарко. Затем она повернулась к мальчику и безмолвно спросила: «Что теперь»?

Глеб уже не слышал ее вопроса. Он крепко спал, уткнувшись головой в стол. Отрывки памяти напоминали о споре, о зеркале, о булочке, об учительнице, рассказавшей про домовых, леших и прочих сказочных персонажей. Какие-то голоса спрашивали его, что он здесь делает, и руки, похожи на папины, куда-то несли его, сквозь сон.

Утром Глеб проснулся в своей кровати, и удивился этому обстоятельству. «Неужели Пиковая Дама перенесла его сюда?» – думал Глеб. Но свои переживания вслух не высказывал. Чудо просто жило в нем, и не требовало никаких доказательств и объяснений.

Ему было ясно, что Дама приходила. Тем более, что одна из конфет, что была приготовлена для ритуала, была пообкусана. А главное, что он чувствовал присутствие Дамы даже сейчас. Мальчик реально ощущал гостью из ночи. Единственно о чем он переживал, что другие ребята смогли с ней поговорить и она исполнила их желания. Этого Глебу сделать не удалось, что стильно его расстраивало.

По дороге в школу, Глеб иначе смотрел на знакомую улицу. Он видел другие краски, другие тона. Слышал другую палитру звуков. Не просто щебечет птица, а несет тайное послание. Не ужасно гремит трамвай, а чудовище, запуталось в невидимых нитях, и привело в движение подземные колокола.  Что-то случилось в душе Глеба этой ночью. Переменилось. Сказки уже не казались ему такими ненастоящими. Теперь он часть этого волшебства.

Перед началом уроков поговорить было некогда, хотя и очень распирало. Спорщики старательно учились. Изложение не давало отвлечься. Вот, когда пришла перемена и время завтрака, разговор состоялся у дверей столовой.

– Ко мне Дама пришла, – гордо сказал Глеб ребятам. – Жуткое зрелище. Хотела меня к себе забрать. Еле освободился. Даже палку использовал.

– Ерунда это, – хихикнула Лизка. Я спать легла. Больно надо мне какую-то Даму вызывать.

– Ко мне не приходила. К Ленке не приходила. Лизка вообще спала. А к тебе приходила? Врешь ты все, – гладил себе затылок Петька.

Мне вчера машинку новую подарили, заявил Сашка. –  У нее все двери открываются. Колеса поворачиваются. И она как «Скорая помощь».

– Ух, ты, – переключился Петька. Принеси завтра в школу.

– Не принесу, – парировал Сашка.

– Нет у тебя никакой машинки. Вот и не принесешь, – не унимался Петька.

Спорим, – нехотя сказал Сашка.

Глеб был ошарашен услышанным. К его рассказу никто не проявлял интереса. Ему никто не верил. Чувство горечи и обиды смешались в нем, подкатив комом к горлу. Он не знал, что сказать и что сделать. Слезы готовы выступить в любую секунду. Спасло лишь то, что их класс пригласили в столовую. Ребята съели свои булочки и выпили свой чай. Но для Глеба прошлая ночь стала первым магическим опытом.