Глава 12

салон 705x435 - Глава 12

Салон «Живая Сила»

В квартиру Глеба, где он ведет прием людей, по-королевски входит Юлия. Она понтовито снимает кроссовки, небрежно бросает свою белую спортивную куртку на тумбочку в прихожей, и без лишних приглашений проходит в комнату. Демонстративно садится на стул Глеба, закидывая ногу на ногу.

Юлия хороша собой. Не сказать, чтобы красива, но достаточно привлекательна. Светло-русые волосы схвачены в пучок. Движения манерные и резковатые.  Тонкие губы покрашены в ярко-розовый цвет. Циничная высокомерность сочетается с деревенской сексуальностью.

— «Наглая деваха», — оценивает ее Глеб, — «Наступи – взорвешься. Кровь с молоком».

— «Поможешь мне проблему решить», — сразу на «ты» начинает Юлия. – «Плохо мне. Живу с мужчиной в гражданском браке, а его бывшая жена на меня порчу наводит. Считает, что я его из семьи увела. Да, это правда, увела. Сосу лучше, чем она».

Глеб морщит лоб, и настраивается на энергию Юлии. Его коробит от ее состояния. Он просит ее встать и ведет правой рукой вдоль тела: — «В районе лопаток чувствуется сильное уплотнение», -говорит он ей, и ведет рукой ниже. – «В области поясницы и половых органов тоже чувствуется плотность. Так ставятся программы. Больше похоже на отворот. Хотя порча и отворот мало чем отличаются».

— «Снимай», — без раздумий командует Юлия, — и кладет на стол двести долларов.

Глеб надевает ритуальную одежду – свой черный балахон. Зажигает свечи. Наливает в ритуальную чашу воды и читает над ней очистительный заговор. Начиная с макушки, он брызгает эту воду на Юлию, закручивая энергию ее ауры по часовой стрелке. Минут через двадцать кропотливой сосредоточенной работы, он завязывает на ее левой кисти красную защитную ниточку: — «Неделю носите, не снимайте. Потом она сама оторвется».

У Юлии кружится голова. Глебу хочется прокачать женские энергии Юлии, чтобы еще сильнее ее впечатлить. Он накладывает свои руки вниз ее живота, сопровождая это мелкими пульсирующими надавливаниями. Глеб видит образ костра, который разгорается в теле Юлии.

— «Что ты хочешь?» — резко спрашивает она, и по хабальски ставит руки в боки.

От неожиданности Глеб вздрагивает. – «Ничего», – чисто рефлекторно оправдывается он, не совсем понимая, о чем идет речь. Потом до него доходит: – «Ритуал такой. Нужно энергии любви прокачать посильнее, чтобы дело успешно пошло. Нужно не только очищение, а еще, чтобы у вас все наладилось в отношениях. Так чакра усиливается».

— «Меня муж в машине ждет». — Оборвала Глеба Юлия. – «Я сейчас его позову. Сам ему все расскажешь», — продавила она Глеба.

— «Да, говорю же», — разволновался он, — «так ритуал делается».  

Глеб снова и снова повторял Юлии, что он делал и почему трогал ее живот, уже испытывая беспричинный страх наказания.

Юлия внимательно наблюдала за реакциями Глеба. Она специально выводила его из себя, ведь, по сути, ничего особенного не произошло. Ей нужно было замешательство Глеба, которое она искусно вызвала. Юлия демонстративно задумалась. Ряд, понятных только ей, мыслей пробежал в ее голове быстрыми лошадками. Внутри нее созрел план, как использовать Глеба в своих целях, и она продолжала его продавливать: — «Ладно, я ничего мужу не скажу», — заговорчески сказала она, всячески показывая, что теперь они на одной стороне и никому свой секрет не выдадут.

— «Да», — желая избежать конфликта, и побыстрее выпроводить Юлию, согласился Глеб.

Через неделю Юлия позвонила и требовательно напросилась на повторный прием: — «Есть, что рассказать», — заявила она. – «Приеду с мужем. Я ему ничего про «твои поползновения» не сказала. Он сам хочет с тобой познакомиться. У него к тебе деловое предложение есть».

Юлия и ее гражданский муж Константин, ввалились в дверь в обнимочку. У обоих прекрасное настроение. Константин подал руку Глебу и крепко ее пожал. – «Сильный», — подумал Глеб, анализируя рукопожатие: — «Проходите, пожалуйста».

Константин не высокого роста, с залысиной. На безымянном пальце правой руки золотая потертая печатка. Она значительно меньше толщины пальца и почти вросла в него. Прозорливые карие глаза постоянно бегают в разные стороны, как у хамелеона. На верхнем резце железная фикса, которая сразу привлекает внимание, и вызывает некое беспокойство Глеба.

Когда Константин заговорил на деловые темы, сердцебиение Глеба успокоилось. Он вернулся из напряженного ожидая наезда на волну спокойной рассудительности.  

— «Бизнес буксует», — произнес Константин, нарочито усиливая букву «с». – «Сложности на пустом месте. Сглаз на мне, точно знаю. Работа встала, ничего не идет. Бывшая жена меня проклинает каждый раз, когда я прихожу сына проведать. Можешь что-то сделаешь».

Глеб быстро смекнул в чем дело, вспомнив прошлые двести долларов от Юлии: — «Могу. Помогу. Сделаю. Вам защиту нужно поставить».

Константин оказался известный в городе барыга, директор крупнейшего в городе рынка. Рынок представлялся Глебу денежным дном, Клондайком, да так оно и было на самом деле. Ведь даже известный вор в законе Григорич, крышевал рынок и имел здесь неслабую долю.

Цепочку торговых павильонов и киосков возглавлял Универсам. Он гордо стоял посередине площади, а все киоски и павильоны гроздились вокруг него. «Модельяна», «Куртки и шубы», «Женский рай» -красовались вывески павильонов, завлекая покупателей.

Глеб часто прохаживался вдоль павильонов, поскольку жил совсем рядом с рынком, и еще здесь была автобусная остановка. Когда Глеб был не в настроении, он не садился за руль собственного автомобиля, ездил на общественном транспорте.

За павильонами вырастали железные контейнеры и деревянные столы для сельхозпродукции. В контейнерах торговали китайцы и другие члены бывшего Союза, а также бывшие учителя, инженеры, врачи и военные. Отдельный угол занимали собачники и кошатники, торгующие ушастой любовью. В общем, это был целый мир со своими правилами, работниками, администрацией, охраной и надстройкой. И Константин в нем был почти главный.

Над ним стоял лишь генеральный директор всей фирмы Василий Андреевич. Просчитав свою выгоду от дружбы с магом, Константин рекомендовал Василию Андреевичу прийти на прием к Глебу.

— «Новый мэр Владивостока Виктор Черепков утвердил план застройки города. На месте рынка построят высотки», – начал, растопыривая пальцы объяснять Василий Андреевич. – «Я ему говорю, что у нас аренда еще на пятьдесят лет. А он мне – расторгнем ее с первого числа. И все, телега встала. Я уж знакомых подключил, деньги предлагал. Все бесполезно. Принципиальный».

Василий Андреевич, слегка встрянул своей рыжеватой головой, и продолжил: — «Константин мне сказал, что тут только магия поможет. Что ты – конкретный маг.

Василий Андреевич имел праздничный вид. Упитанный, но не толстый избалованный сорокалетний мужчина. Казалось, что каждый день он отмечает какие-то юбилеи и праздничные даты. Нет, он не пил. Он просто всегда был в прекрасном расположении духа. Юморил, и всем своим видом показывал, что жизнь прекрасна, и она – удалась.

— «Сложная задача», — подумал Глеб, поморщясь, — «Почти не выполнимая. Нет бы, что попроще попросил. Пустил бы пыль в глаза, и все, считай, клиент твой. Тут так не прокатит. Люди серьезные. Как бы не опозориться».

Взвесив все известные ему «за» и простив, Глеб дал согласие на работу: — «Мне нужен план вашего участка, план рынка. Договор аренды и другие сопутствующие документы», — сориентировал он Василия Андреевича, — «Лучше копии, чтобы я мог с ними позаниматься».

План рынка и все необходимые документы были доставлены Глебу с курьером фирмы. Маг принялся изучать бумаги, настраиваясь на предстоящую практику.

— «Сначала сделай защиту» — заговорили «черные» в его голове. – «Обозначать свечой коричного цвета периметр рынка», — продолжили подсказки они. – «Вызови хозяина Места и усиль его. Запечатай территорию рынка вот этим символом». – Перед глазами Глеба возник сложный геометрический знак. – «Поставь печать глифом в обратном движении и заверши заклинанием».

Глеб следовал подсказкам «черных». Они четко и конкретно указывали последовательность действий в практике: — «Сделай сбивку намерения у мэра», — уточнили они в конце сеанса. Все будет хорошо».

Глеб устало откинулся на спинку стула и задремал. Его мышцы ломило и было ощущение болезненности. Вскоре напряжение спало, сменившись усталостью и расслаблением. Появились мысли о будущем гонораре, что значительно облегчило его состояние. Маг не знал получится у него или нет эта работа. Ему просто хотелось, чтобы все получилось. 

Василий Андреевич позвонил через неделю: — «Ты творишь чудеса», — оптимистично заявил он в трубку. – «Нам продлили аренду на пятьдесят лет без каких-либо дополнительных условий. То есть, ни копейки за это не взяли сверх положенного. Строительство домов перенесли в другое место. И вообще, мэра обвиняют в каких-то махинациях, наверное, скоро сместят или посадят».

Глеб ликовал. Он сам не ожидал такой эффективности. И взял себе заслуженный выходной. Его жена Наталья, с которой он жил уже пару лет, радостно встретила его дома обедом.

Наталья занималась мелкой предпринимательской деятельностью. Закупала продукты в Москве и развозила по магазинам Владивостока. Они познакомились еще в «Калиостро», когда Наталья пришла с подругой к нему на прием. После недолгих встреч они решили жить вместе. Глеб полюбил ее за тепло души, за хозяйственность и надежность. Он видел в ней надежного друга и любимого человека.

Наталья росла с мамой. Отец ее бросил, когда она была еще маленькой и уехал на Сахалин с другой женщиной. Мама Натальи – женщина строгих правил, своенравная модистка, имеющая на все свое эмоциональное мнение. Часто, тараща глаза и наливаясь багрянцем на щеках, она доказывала свою правоту по любому поводу. Однажды Глеб, не выдержав ее наездов на дочку, выбросил одежду тещи в подъезд, и с криками: — «Хватит нас учить», захлопнул дверь перед ее носом. С тех пор отношения между тещей и Глебом значительно улучшились, как будто бы  искусственная стена недопонимая рухнула между ними. Теща стала для него «любимой тещей», пекущей пирожки, а он для нее «любимым зятем», приносящим бутылочку белой.

Юлия и Константин с радостной улыбкой сообщили Глебу о том, что Василий Андреевич согласился на их предложение открыть для Глеба магический салон на территории рынка.

Глеб принял это выгодное предложение, решив некоторое время побыть в роли ручного мага. Ему нужны были деньги для покупки нового автомобиля и раскрутки бизнеса. Мага манит возможная перспектива дружить с такими обеспеченными людьми и утвердиться в социальном мире.

-«Это новый уровень для меня» — рассуждает Глеб, — «который я хочу испробовать».

Василий Андреевич выделяет под салон большой пустующий павильон. Справа от него располагается «Хлебный», слева «Кондитерский и «Мясной». Глебу не надо давать никакую дополнительную рекламу, каждый посетитель рынка, так или иначе видит вывеску салона «Живая Сила».

После ремонта, в павильоне появляется четыре раздельных комнаты под кабинеты, уютный холл с местом для администратора. Глеб покупает необходимую мебель: столы, стулья, диван, кушетку для массажа. Он надеется на успех. Берет на работу двух гадалок, ворожею и пенсионерку — администраторшу. И с божьей помощью, салон начинает работать.

Но главным делом Глеба является выполнение Костиных поручений, удовлетворение желаний Юлии и работа с Василием Андреевичем.