Глава 7

дк лен 705x435 - Глава 7

Салон “Калиостро”

Дом культуры профсоюзов. Странное квадратное здание прошлых эпох. Фасад облуплен, подпирающие своды столбы, выкрашены в белый шершавый цвет. Мраморные входные ступеньки покоцаны. Где-то вывернуты прямоугольники плитки. За стеклянными дверями – холл. Справа и слева расшатанные временем лестницы на второй этаж. Часть гардероба оттяпана гулкой, кирпично-фанерной стеной. В ней тяжелая скрипучая дверь с красной вывеской «Салон Калиостро».

Здесь в пяти кабинетах, оббитых зеленой тканью, работают специалисты оккультных наук – Александр Иванович и его коллектив. Кабинет Глеба семь квадратных метров. В нем шкафчик для одежды, два стула и столик, как в кафетериях. Глебу нравится, он обустраивает его под себя. Столик нарывает длинной плотной тканью. На стены вещает фотографии с красивой природой. В кабинете хватает места для гаданий, сеансов гипноза и адаптированных под это пространство ритуалов.

Витта – новый администратор салона, встречает посетителей: «Проходите, пожалуйста». Вечно улыбающаяся девушка с подтянутой, даже слишком подтянутой фигурой, напоминающая удочку, когда клюет рыба. Глеб каждый раз смотрит на нее с удивлением. Витта напоминает ему домашнюю кошечку.

Клиенты Александра Ивановича, Глеба, Инны, Лены и Герасимовны пришли вместе с ними сюда. Поэтому проблем с посетителями нет. Спектр услуг шире, чем в «Мандрагоре», и обстановка спокойнее и приятнее. На журнальном столике лежат газетки и журнальчики. Посетители листают их во время ожидания. Шепчутся между собой.

В кабинет к Глебу заходит женщина лет тридцати. Кудрявые волосы, джинсовый костюм. Немного дерганная и подвижная, как будто все время танцует. Садится на краешек стула:

– Вас мне рекомендовали, – по-шпионски начинает она. – Главное, чтобы она не узнала. – Женщина поправляет волосы, прижимает сумку к груди и продолжает: – Сможете сделать, чтобы она ничего не узнала? Нельзя, чтобы это открылось, а то все рухнет.

– Что не узнала? – Глеб тщетно пытается понять, о чем идет речь.

– Она. Разве вы не понимаете? Нужно, чтобы она ничего не узнала обо мне.

Глеб начинает раздражаться, пытаясь уловить ход мыслей женщины: – Подробнее расскажите.

– Я и говорю, – кивает женщина, – надо, чтобы тайна сохранилась. Вы сможете мне помочь?

Глеб тупо смотрит на женщину и начинает думать о булочке, которую он съел на завтрак.

– Есть мужчина, – продолжает женщина. – Он встречается с обеспеченной дамой. Она не много старше его. Я их сама познакомила. Надо, чтобы она не узнала. Она дает ему деньги, покупает всякие подарки. А он их мне отдает. Меня содержит. Я сдаю мужа в аренду, и денег нам хватает на жизнь. Нам и нашим детям. Я хочу, чтобы вы сделали так, чтобы дама не узнала, что он женат. Иначе, денег давать не станет.  Поможете?

Глеб колеблется с ответом. «Хрен пойми что», – думает он. Хотя сама схема забавляет.

– Ладно. Что-нибудь придумаем, медленно говорит он. – Оплата в кассу.

Входит мужчина с выправкой. Улыбается. Начисто выбрит и пахнет дорогим одеколоном. Начинает откровенный разговор:

– Работаю в Штабе Флота. Капитан третьего ранга. Бухгалтер. Мы снабжаем флот продуктами питания, обмундированием, всем необходимым. Но важно не это. Меня хочет мой начальник. Недвусмысленно намекает на то, чтобы вместе в баню сходить. Уже полгода отбиваюсь от него. – Мужчина чешет нос и продолжает. – Ищу возможные причины отказаться от его ухаживаний. Поймите меня, послать я его не могу. Он меня просто уволит. И согласиться не могу, это чересчур. Надо, чтобы он ко мне охладел. На что-то другое переключился. Мне пока везло. Сплошняком по командировкам ездил. Теперь в кабинете целыми днями просиживаю. Что дальше делать – не знаю. По трезвянке, он еще ничего, а, когда выпьет, мрак.

– Есть фотография начальника? – выжидающе спросил Глеб.

Капитан достал из своего кожаного портфельчика фотографию начальника. Глеб долго рассматривает ее, затем заключает: – Приходите через две недели. Успокоим вашего ухажера.

Глеб работает не только днем, но и ночью. В салоне ведет прием, набирает работу на дом. Его это вдохновляет и бодрит. Главная магия творится, когда все спят, при свете свечи и луны. Так меньше помех и раздражающих факторов. Можно полностью сосредоточиться на ритуалах. Глеб сидит в кресле, перед ним табуретка, накрытая черной тканью. Это его «походный» алтарь. На нем горит синяя свеча. Стоят каменные фигурки идолов. Лежат фотографии клиентов. Глеб чувствует себя почти богом. Одну за другой он берет фото из стопки и кладет посредине алтаря. Читает заклинания и накладывает свои ладони на фотографии. Глеб передает энергию своим клиентам, подчас сам сильно устает от этого. Это усталость выполненного долга, сладкая и желанная им самим.

Женщины любят молодого мага. Особенно те, у кого нехватка мужского тепла и внимания. Симпатичный, загадочный юноша в черном балахоне, действует на них, как магнит на железо. Некоторые посетительницы тают в его руках, недвусмысленно постанывая. От этих стонов у Глеба учащается дыхание. Он краснеет и не много смущается. Несколько шальных мыслей пролетают в его голове, но усилием воли он возвращается к ритуалу.  

– Вы понимаете, что с вами происходит? – спрашивает он клиентку. Если та говорит «да», то продолжает практику. Если женщина потерялась в своих фантазиях, то выводит ее из транса и объясняет происходящее. Он кайфует в фонтанах сексуальной энергии, держа при этом деловую дистанцию.

Работа с чакрами начинается внизу живота. Глеб накладывает левую руку сзади на поясницу, а правую спереди в район пупка. Ему так приятно ощущать свои руки на женском теле. Сквозь одежду он чувствует дрожь и естественное волнение женщины. Клиентка закрывает глаза и отдается своим образам и ощущениям.

– Внимание под моими руками, – говорит Глеб. – Под ними тепло, горячо. У всего в мире есть свой ритм. У солнца, планеты, веток деревьев на ветру. Ритм есть у воды. Вспомните, как ритмично волны моря лижут берег. Почувствуйте свой внутренний ритм. Это ритм любви, счастья, блаженства. Вы наполняетесь этим. Все печали, невзгоды уходят, растворяются в этом ритме. Есть только любовь.

Чтобы привлечь новых клиентов, Александр Иванович придумывает снимать видео гороскоп. Лена, Инна, Ляна, Глеб, Герасимовна и их знакомые, разыгрывают разные сценки в кадре. В это время звучит закадровый голос о каждом знаке зодиака, что его ожидает на этой неделе. Ролики показывают по приморскому телевидению. Но их так утомительно снимать.

Александр Иванович составляет гороскопы политикам и бизнесменам. В его кабинете можно увидеть пузатых начальников. Они мышками скрываются за дверью его кабинета и также тихо и незаметно уходят.

Глебу поручено составлять гороскоп для газеты «Комсомолка». Он тупо сидит над заданием, подперев голову руками. В гороскопах он не силен, но чувство собственной важности требует удовлетворения. Его фамилию будут видеть все горожане. Хорошая мотивация, чтобы что-то придумать. Глеб решает гадать на таро на каждый знак зодиака. Прокатывает раз, и все последующие разы. Прогнозы начинают сбываться, и он укрепляется в таком подходе. Газета готова работать с ним на постоянной безвозмездной основе. И теперь его распирает слава.

«Комсомолка» предлагает провести эксперимент по прошлым жизням. Глеб приглашен в офис издания, как специалист по регрессивному гипнозу. Просторная суетливая комната на время замерла, притихла.  У окна, на столе и на полу стопки бумаг и толстых папок. Вдоль стен поставили десяток стульев. На них расселись журналисты с блокнотами, диктофонами.

У Глеба колотится сердце и холодеют руки. Это испытание, которое нужно пройти. «Что сделать, чтобы не лохануться?» – отрывисто думает он. – «Я ж только в книгах про это читал. Зачем это все надо». Глеб старается держать марку. Со всеми дружески здоровается и строит из себя знатока:

– Душа живет много жизней. – Разглагольствует он собравшимся. – Приходит в тело и уходит из него, когда наступает момент. Тело смертно, а душа – вечна. Сейчас мы отправимся в прошлое нашего города. И тот, кто жил здесь раньше, увидит, что здесь происходило.

Давайте я сосчитаю до десяти, и тот, кто уснет, станет участником нашего эксперимента. С каждым счетом Глеб волнуется все больше. Никто не засыпает. Нервы накаляются и голос звучит не убедительно. Надежда избежать позора еще есть. Журналисты перешушукиваются и Глеб готов сбежать с мероприятия. Есть еще один шанс. Бородатый журналист со шрамом на левой щеке почти уснул. Еще секунда и он в трансе.

Глеб облегченно вздыхает. – «Слава богу», – колотится в его виски.

– Представьте, что вы идете по нашему городу, – шепчет Глеб на ухо Юрию. – Что вы видите?

– Я на Светланской, – медленно выдавливает из себя Юрий. – Рядом телега, запряженная лошадью. На ней мужик в льняном плотном кафтане. Вокруг снуют люди: корейцы, китайцы, русские. Тут солдаты, но в основном, гражданские. Улица вымощена камнями. Грязная. Дует сильный ветер. Очень неудобно передвигаться. Спотыкаюсь. Падаю.

Юрий внезапно открывает глаза. Дрожит. У него упало давление. Глеб растирает ему пальцы рук мощными движениями. Это приводит его в нормальное состояние. Дальше проводить эксперимент Юрий отказывается. Теперь все обеспокоены его здоровьем. От этого в воздухе легкое неудовлетворение, незавершенность. Будто чего-то самого важного не произошло.

Тем не менее эксперимент состоялся. Глеб удовлетворен.

В кабинет входит бойкая старушка. Серый плащ, очки в два раза больше лица. Из-под цветастого платка торчат пакли седых волос. Старушка садится на стул. Выдавливая слезу, достает фотографию внука:

– Спасибо, – благолепно произносит она. – Вы внуку защиту делали. В Чечню уходил. Не помните, наверное. Лейтенант Зыбин. Я еще с дочкой приходила. – Глеб напрягся, ожидая беды.

-Так вот, все хорошо. Вернулся он вчера домой. Жив-здоров. Отпустила его война. Дома он. – Старушка достает несколько бумажных купюр и кладет Глебу на стол. – Дай бог вам здоровья. Для вида Глеб отнекивается. Однако остается довольный собой, расслабляется.

Скопив достаточную сумму, Глеб, дает рекламу в газете. Ему хочется видеть новых людей, помогать всем, кто в этом нуждается. И конечно, хочется заработать. Он горд собой, воодушевлен салоном. Он горит желанием отдавать себя любимому делу без остатка.  

Утро не заладилось. Когда Глеб готовился к приему людей, в его кабинет вошла красная от возмущения Ляна с газетой в руках.

– Я не поняла, – претенциозно начала она. – Ты дал такую большую рекламу, написал о себе и ни слова не сказал про салон. Даже телефон указан не наш. Что за дела? – Ляна то и дело ударяла рукой о газету и брызгала слюной. Рядом с ней встал Александр Иванович, и вопросительно смотрел на Глеба. Ляна вела себя агрессивно. Давила. Взвизгивала. Требовала объяснений, словно царица от холопа. Глеб не мог ничего сказать. Он судорожно вспоминал, почему не указал телефон салона. «Не знаю, не знаю», – думает он. – Это просто вылетело из его головы. Он не хотел уводить клиентов. Он думал о процветании салона.

Обида и непонимание сжали пружину внутри него. Давясь разочарованием, утопая в собственном самолюбии, он выпалил, как из пушки: – Наверное, пришло время уйти от вас и работать самому.

Слова произнеслись сами. На самом деле он не помышлял уходить. Он любил этот салон. Был привязан к нему. Здесь сбывались его мечты, воплощались желания. Здесь он чувствовал свою нужность и свою значимость для других. Но терпеть унижения от гадалки, пусть даже жены владельца, Глеб не собирался. Собрал свои вещи и, с болью, ушел на вольные хлеба. Он не был уверен, что у него получиться. Не знал, как теперь быть и где вести прием. Ему просто хотелось сбежать от этих претензий. «Духовные люди должны быть не такие», – подумал он.