Глава 14

IMG 0970 705x435 - Глава 14

Юлия и Константин практически поселились в салоне. Сначала они дают Глебу мелкие поручения, гадают на отношения и «крышу», затем переходят к более громоздким просьбам. Наладить бизнес в Костиных аптеках, утихомирить возмущенных высокой арендой торгашей, улучшить отношения между ними и Василием Андреевичем, повысить прибыль, вызвать расположение Григорича.

Костя создал бизнес на рынке, в пределах фирмы, в которой работает, и за пределами рынка. Он открыл место отдыха, кафе и мини-гостиницу на Шамаре, морском побережье в курортном месте Владивостока. Он занимается медицинскими препаратами и оборудованием. Он поставил людей на обмены валют. Он открыл не большой кондитерский магазинчик «Сладкоежка», чтобы Юлии было чем заниматься.

Когда-то Юлия торговала на рынке цветами. Там ее и увидел Константин, проникся симпатией к миловидной продавщице. Стал ухаживать и обрел расположение. Не смотря на появившиеся чувство, он понимал, что имеет дело с «охотницей за наживой», и определил их отношения, как гражданский брак.

Константин делал деньги из всего, из чего можно сделать и не попасться. Но денег, сколько бы он не выкручивался и не строил схем, катастрофически не хватало. И Костя безбожно воровал.

Киоски и павильоны оплачивали аренду сразу за месяц. Торговки за прилавками, сельские продавцы, китайцы и прочий люд платили ежедневно. Костя брал с них одну таксу, завышенную, в бухгалтерию фирмы сдавал другую, заниженную. Вечером, сидя у себя к конторке, перебивал чеки, перетасовывал суммы, умело мухлевал.

Об этом знали все, и закрывали на это глаза, поскольку не знали масштабов. А зазор «на воровство» в фирме существовал официально.

В задачу Глеба стало входить «спокойствие» Константина, поддержание его «ровных» отношений со всеми представителями и участниками его бизнеса и махинаций. Глеб чувствовал, что этим он  предает Василия Андреевича, чувствовал угрызения совести, однако, считал Костю своим другом и честно выполнял его поручения.

Видя, сколько он зарабатывает, Глеб слегка завидовал ему, и даже восхищался. Часто, закрыв глаза, дома вечером, он предавался мечтанием о том, чтобы он купил и куда съездил, если бы у него было столько денег. Сладкие мечты о финансовой свободе были такими сладкими, что постепенно превращались в яд.

Костя, Юлия, Наталья и Глеб сдружились. Они ездили на шашлыки и семейный отдых с детьми. Катались на моторной лодке вдоль берега морского побережья. Ходили на мероприятия, концерты и семейные торжества. Все услуги уже выполнялись «по дружбе», и Глеб стал совсем ручным, и даже зависимым от такого образа жизни. Магия для него превратилась из инструмента познания и развития в инструмент заработка и удовлетворения потребностей. Чаще всего, чужих.

Иногда в его голове звучали громкие и странные голоса: — «Ты пришел в этот мир не привораживать. Не решать чьи-то проблемы. Не выслуживаться перед другими». Но он отнекивался от них, заглушал появляющуюся внутреннюю боль какими-то покупками и развлечениями. Никак не мог понять, «кто это все говорит, и для чего он пришел в этот мир».

Внутренняя рана саднила, напоминала о себе. Маг зализывал ее новым куражом, беспринципностью и видимым могуществом.

Магазин «Сладкоежка» очень удобно расположен, почти у автобусной остановки. Вот только само помещение весьма скромное. Девять квадратов и подсобка. Но в отличии от большинства рыночных строений, оно кирпичное, основательное, а не из сэндвич-панелей.

Внутри магазина один прилавок с конфетами и печеньем. Закупкой и доставкой товара занимается Наталья. Она ездит по оптовым базам, летает в Москву к производителям. Иногда тоже стоит за прилавком. Юлия – безусловный командир и хозяйка. Наталья, хотя пришла к ней со своими деньгами, тоже в подчинении, как и обычные продавцы. Глеб старательно смиряется с таким положением, надеясь, что все выровняется.

Очередная поездка в Дальнегорск к посредникам «голубых» и «черных» приводит к тому, что в машине Глеба закипает двигатель. Глеб остается безлошадный, а значит, еще более уязвленный.

Обороты «Сладкоежки» растут, а товар выложить негде. Юлия мечтает о расширении. Через стенку со «Сладкоежкой» находится вино-водочный магазин «Арго». У него солидная площадь, красивый вход. Юлия метит на эту территорию. — «Но как ее заполучить?» -думает она. – «Арго – крутая организация и слить ее с аренды – не реально».

Юлия сидит перед Глебом и приводит свои доводы: — «У нас – совместный с твоей женой магазин. Товара много, его покупают, а места для торговли нет. Вот бы площадь «Арго» занять» — Юлия мечтательно закатывает глаза. – «Тогда бы магазин расширили. Больше заработали. Понимаешь? Сделай по-своему что-нибудь. Я тебе за это свою машину подарю».

Слова «подарю машину» подействовали на Глеба, как холодный душ. Ему действительно нужна машина, и тут судьба дает такой шанс: — «Подумаю», — отвечает он, в тональности «сделаю», начиная перебирать в голове схемы решения данной задачи.

Через неделю в магазине «Арго» случается пожар. Ночью замыкает электропроводка и все помещение выгорает до тла. Все полки, прилавки, продукция приходят в негодность. Фирма не готова делать здесь новый ремонт и разрывает договор аренды. Помещение занимает Юлия со своей «Сладкоежкой».

Глеб довольный как никогда. Он ждет обещанного подарка. Он уже видит себя владельцем мицубиси «Галанта», примеряет на себя манеру вождения на таком автомобиле. Ощущает плавность хода, мягкость сидений и качественную музыку в динамиках. Юлия старательно молчит. Она занята ремонтом и обустройством нового магазина. Ей уже не до Глеба. С каждый днем Глеб напрягается все больше, но напомнить об обещании не решается. В нем копится обида и гнев.

Когда утром, придя на работу, он видит, что Юлия выходит из нового Судзуки «Витара», он в полном недоумении. Она же приветливо машет ему рукой: — «Старую машину продали. Мне вот Костик другую купил. Правда, классная?».

Глеб кивает головой, внимательно осматривая новенький джип, падая в пропасть непонимания: — «Она же обещала мне свою машину», — беспомощно думает он. – «Обманула».

Юлия зовет Глеба в подсобку «Сладкоежки», и дарит ему торт за проделанную работу: — «Держи», — счастливо улыбаясь говорит она, — «заслужил. Ты же сладкое любишь. Тебе торт обязательно понравится».  Проглотив слюну горечи и обиды, Глеб принимается за торт.

С этого момента, он начинает ненавидеть Юлию и недолюбливать Константина. Нет, вида не подает, ни в чем им не мешает, но больше не расположен к ним. Маг старается дистанцироваться с этими людьми. Они же напротив, почуяв холодок в их отношениях, все активнее приглашают Глеба на домашние праздники и отдыхи на природе.

На одном из таких праздников, когда все уже наелись и упились, Юлия отводит Глеба в сторонку и просит помочь в щекотливом дельце: — «Только никому», — начинает она, — особенно Косте. Я – беременна. Аборт делать страшно, здоровье уже не то. Знаешь, сколько я уже абортов сделала?» — Юлия показывает правую руку с растопыренными пальцами, — «Вот сколько».

Глеб настороженно слушает ее изливания.

— «Пока он мне предложение не сделает, я ему рожать не собираюсь. Измором возьму. Хочет, чтоб я ему детей рожала, а он жениться не хочет», — Юлия сделала фигу и показала ей в сторону Константина. – «Сначала распишемся, а потом беременеть буду», — завершила она свою речь. Потом будто вспомнив, что не сказала самого главного, продолжила: — «Короче, сделай мне аборт».

Глеб ошарашенно от нее отшатнулся: — «Я не ослышался? Аборт». – приглушенно спросил он.

Юлия обняла Глеба за плечи: — «Как ты там можешь. По-своему. Без этих всяких» …

На этот раз Юлия ничего не обещала, ни машины, ни денег, ничего. Она просто просила мага по-человечески ей помочь. И он согласился, понимая всю боль и дискомфорт, который приходит во время операции.

Обряд сработал через две недели, когда Юлия села на унитаз. Напряглась, и вместе с выделениями вышел кровяной сгусток. Тихо и почти безболезненно.

Константин рыдал в своей подсобке. Он с сожалением рассказывал Глебу о том, что произошло: — «Я так надеялся на ребенка», — наливая очередную рюмку коньяку, говорил он. – «Так хотел, чтобы Юлька мне родила. Жили бы – не тужили».

Юлия вела свою тонкую игру. Она мечтала о браке с Костей, но разыгрывала перед ним невинную, честную девочку. Всем своим поведением показывала, что живет с Костей из-за любви, а не из-за его денег. Она методично внушала ему мысль, что их любовь – самое светлое чувство, основанное лишь на человеческих отношениях. И вообще грех думать, что она думает о его деньгах.

Костя сходил с ума по этому поводу, и часто просил Глеба «урезонить Юлию», «приворожить ее к себе, чтобы никуда не убежала».

Юлия просила тоже самое: — «Приворожи мне его», -говорила она Глебу, — «чтобы никуда не делся».  Глеб периодически привораживал Костю к Юлии и Юлию к Косте. Между ними происходили то бурные скандалы, свидетелями которых становились работники рынка, то не менее бурные примирения. Которые подтверждали ее новые украшения и наряды.

Постепенно Константин поверил в ее «чистую, светлую» любовь, и морально почти созрел до предложения руки и сердца. Созрел, но боль прошлых неудачных отношений еще окончательно не ушла из его головы, и он не спешил сделать Юлию законной женой. Против нее был и отец Кости. Он тоже занимался коммерцией, знал Василия Андреевича, и имел на Константина большое влияние: — «Не спеши, сын», — говорил он ему, подвыпив, — «Не такая она».

Василий Андреевич не беспокоит мага по пустякам. Лишь изредка он приглашает его к себе в офис и просит об услугах. Взамен дает ему конверт с деньгами, сопровождая это рассказами о жизни и бизнесе. Он тоже плохо относится к Юлии, но старается уважать выбор Константина.

Василий Андреевич научил Глеба верить в силу денег, показал ему, что с их помощью решаются многие вопросы. Нужная сумма и нужные знакомства, иногда, творят настоящие чудеса. Не всегда, но достаточно часто. И Глеб, вкусив, это состояние, все чаще верит в эту реальность.

Василий Андреевич – «добрый коммерсант». Он тактичен и никогда не позволяет себе вольностей и закидонов. Он уважает Глеба и относится к нему по-родительски, заботливо. Кроме того, он оптимист, и всегда на позитивной волне. С такими людьми приятнее общаться, чем с бурыми, хитрыми и занудными.

Василий Андреевич шутит, рассказывает анекдоты. Для Глеба они не смешные, примитивные, ведь театральное образование и КВНское прошлое, выработали в нем определенный вкус к юмору. Тем не менее, он смеется над его шутками, подпитывает его гордыню, позволяя ему любоваться собой в своем присутствии.

Глебу нравятся такие встречи. Ему нравится входить в шикарный кабинет генерального директора. Нравиться попадать под уважительный, где-то даже восхищенный, взгляд секретарши. Нравится садиться за большой переговорный стол, и ощущать холодок кондиционера, старательно прикрепившегося у окна. Сразу за окном – грузовая железнодорожная станция. Наклоняются и разгибаются краны с тяжелыми контейнерами, гудят тепловозы, таскающие вагоны, слышен шепелявый женский голос в рупоре громкой связи. 

В кабинете по-деловому уютно. Запах утреннего кофе. В этот раз Василий Андреевич обратился к Глебу по болезни сына. Малышу предстоит операция и, как любой здравомыслящий родитель, Василий Андреевич хочет избежать хирургического вмешательства.

— «Водянка», — досадно говорит Василий Андреевич, показывая магу заключение врачей. – «Ему еще года нет. Сказали подождать не много, а потом на операцию. Само не пройдет». – Василий Андреевич с надеждой смотрит на Глеба. Тот ободрительно заявляет: — «Попробуем. Что смогу – сделаю. Я ж доктор индо-тибетской медицины еще. В Питере учился».

Василий Андреевич записывает свой домашний адрес, и Глеб едет туда. Дверь открывает жена гендиректора Мария. Интеллигентная не броская женщина лет тридцати пяти. Приглашает Глеба войти, указывая на диван в гостиной.

Квартира двухэтажная. Сделан качественный дорогой ремонт. Есть камин. Весь первый этаж гостевая зона: гостиная, кухня, комната отдыха, ванная и туалет. На втором этаже личное пространство хозяев. Мария уходит за ребенком. Он спит. Она бережно ставит кроватку перед Глебом, показывая опухшее яичко. Оно действительно очень большое, как у взрослого мужчины.

Глеб просится вымыть руки и приступает к практике. – «Воспаление нужно убирать биогравитацией», — вспоминает он курс обучения. Открыв нужный энергетический канал, маг осторожно помахивает рукой над малышом. Сквозь пальцы Глеба текут целительные энергии. Он видит образ большого красного шара, который уменьшается в размерах. Наконец, шар тускнеет и становится не такой плотный и тяжелый. Глеб заканчивает сеанс.

— «Пару месяцев надо будет позаниматься», — говорит он Марии, которая пристально наблюдает за его действиями. – «Должно помочь. Дело уже пошло». Та одобрительно кивает головой и провожает мага до двери. Глеб отзванивается Василию Андреевичу и докладывает о проделанной работе.