Глава 3.5. Шумерская

енис 705x435 - Глава 3.5. Шумерская

Шумерская магия

Шумерская магия сформировалась около 5 – 8 тысяч лет до нашей эры на территории древней Месопотамии, и явилась основой для магических практик всех цивилизаций Двуречья: Шумера, Аккада, Ассирии, Вавилонии.

Возникновение Шумера связывают с миграцией руссов, об этом есть упоминание в «Влесовой книге»: «Они вышли от райской горы и Загорья, пожили век, дальше пошли в область Двуречья».

По словам известного каирского археолога Гастона Камиль Шарля: «из степей Средней Азии, древнего Турана». Так же существует версия, предложенная профессором Гуляевым о том, что шумеры появились из города Эреду – «Доброго города», который находился на самом юге Двуречья, ныне городище Абу-Шахрайн. Сюда же они пришли из далекой страны.

С археологической точки зрения вероятна связь древнейших шумеров с территорией Элама (юго-западный Иран)».

Местом возникновения современного человечества и его культурных достижений, сами шумеры относили к острову Дильмун (возможно, Бахрейн в Персидском заливе).  Там им было передано «великое космическое знание»; там же впервые появился полурыба – получеловек (вероятно, атлант, мутировавший после сильной радиации) по имени Оаннес.  

 О его роли жрец храма бога Мардука, вавилонский историк Белрушу, живший в 4 веке до нашей эры, писал: «Вначале шумеры жили в большой нужде и не имели над собой никакой власти, словно дикие звери. Но появилось существо, обладавшее человеческим умом, которое они называли Оаннес. Оаннес вынырнул из моря Эритрейского, в том месте, где оно примыкает к Вавилонии. Все его тело было телом рыбы, но поверх рыбьей головы у него была голова человека, а из-под рыбьего хвоста виднелись человеческие ступни. Его голос был таким же, как у людей, а его внешний вид народ помнит до сих пор. Он проводил целые дни среди людей без еды, объяснял им, как пользоваться буквами, обучал их уменью делать разные вещи, строить дома, города и храмы, обмерять и возделывать землю, сеять и убирать урожай и дал им все, что делает жизнь удобной и приятной».

Найденная в прошлом веке археологами при раскопках у берега Евфрата табличка со «звездной картой», говорит нам о «некотором знании» шумеров, или, по крайней мере, состоятельности гипотез о вкраплении инопланетного разума в их развитие.

На первом секторе таблички видно, как экипаж включает аппаратуру посадочной системы, запускает тормозные двигатели и ведет корабль над горами к заранее намеченному месту приземления. Траектория полета между планетой Нибиру и Землей проходит между Юпитером и Марсом, что следует из сохранившихся надписей во втором секторе таблички. В третьем секторе приводится последовательность действий экипажа в процессе посадки на Землю. Здесь же имеется загадочная фраза: «Приземление контролирует божество Ниньи». Четвертый сектор содержит информацию о том, как ориентироваться по звездам во время полета к Земле, а затем, уже находясь над ее поверхностью, вести корабль к месту посадки, руководствуясь рельефом местности.

По мнению французского ученого Мориса Шателена, круглая табличка представляет собой не что иное, как руководство по космическим полетам с приложением соответствующей карты-схемы. Здесь приведен, в частности, график осуществления последовательных этапов приземления корабля, указаны момент и место прохождения верхних и нижних слоев атмосферы, включения тормозных двигателей, обозначены горы и города, над которыми следует пролететь, а также расположение космодрома, где корабль должен совершить посадку. Все сведения сопровождаются большим количеством чисел, содержащих, вероятно, данные о высоте и скорости полета, которые следует соблюдать при выполнении упомянутых выше этапов!

В сказании о Гильгамеше, народном герое, царе Урука, упоминается древний город Баальбек, находящийся на территории современного Ливана и известный, в частности, развалинами гигантских сооружений из обработанных и пригнанных друг к другу с высокой точностью каменных блоков, вес которых более 500 тонн. «Это был город, где жили те, кто повелевал. А жили там аннунаки, и охраняли их разящие насмерть лучи».

 Аннунаками шумеры называли «звездных богов», великанов. Может быть, аннунаки – это наши общие прапредки с Ориона? и речь в шумерских табличках идет о далеком прошлом всей человеческой расы, а не о прошлом Шумера? И «планета Нибиру» – это космический корабль, а не природное космическое тело?

Шумеры унаследовали знания прошлого, стали хранителями, а не носителями этих знаний. Иначе, как объяснить некую «первобытность» социальных законов, относительную примитивность взглядов на мироустройство, отсутствие видимых технических достижений?

Культура и наука Шумера – не есть культура и наука шумеров. Это все равно, что описывать наш мир, опираясь на художественные фильмы. Вероятно, что шумеры создали свою культуру, науку, мифологию на основе древнейших текстов, дарованных им кем-то из уцелевших после потопа великанов. Или получили мифологию от своих прапредков, имевших связь с инопланетными цивилизациями, или даже имевших возможность самим летать в космос.

Они получили то, что им рекомендовали хранить! Но сами не разбирались в полученных знаниях, и относились к ним, как к музейному наследию прапредков так же, как современная цивилизация относится к памятникам литературы, искусства, археологии. Хранит, тиражирует, изучает, записывает, но живет по иным правилам, доступным пониманию большинства граждан.

Безусловно, что шумеры опирались в своей жизни, строе, укладе на те данные, что были для них «интеллектуальной ценностью», но жили, как могли, оформляя себя в силу известных им обстоятельств эпохи. Точно также, как наше общество, знает Библию и Коран, издает и читает их, но живет по принципам доступного школьного образования.

Миф о происхождении человека схож во многих культурах, а это значит, что он не выдуманный, а записанный в реальных событиях. Он искажается в веках, в нем появляются и исчезают герои и действующие лица, но основное не меняется никогда.

Шумерский миф:

«Во дни былые, когда небеса от земли отделились, в былые ночи, когда земля от небес отделилась, умножилось небожителей племя и от нехватки пищи страдало. Взмолились бессмертные праматери Намму, умоляя ее утолить их голод. Намму же Энки разбудила:

– Проснись, сын мой! Сон прогони! Избавь богов от терзаний!

– Я сделал все, что было в силах моих, – ответил Энки, не поднимая головы. – Я от трудов утомился. У братьев моих и сестер на уме лишь пиры да веселья.

– Нет! Всего ты не сделал, – возразила мудрая Намму. – Помощников ты не сделал, которые взяли бы на плечи твои заботы, все ваши заботы.

– Каких еще помощников? – удивился Энки.

– Людей! – ответила Намму. – Пусть они будут по виду на братьев твоих похожи, но бессмертья не знают.

– Из чего же я их сделаю? – спросил Энки, спуская ноги с ложа.

– Из плоти моей, – ответила Намму. – Эту плоть называют глиной. От себя я ее отделю, насыплю на землю рядом с водою. Лепить тебе Нинмах поможет. Она руки в воде омочит, кусок моей плоти отщипнет и вылепит эти творенья. Ты же им найдешь примененье.

Разговор этот слышали боги, и собрались они отовсюду, и сказали владычице Намму:

– Наконец-то бессмертные боги будут жить, забот не зная, как лежебоки. Пригласи же, Намму, на пир нас. Не скупись на ячменное пиво, какое имеешь в запасе.

Так все боги на пир собрались. В сосудах из плоти Намму светлое пенилось пиво. Боги, честь ему отдавая, хвалу возглашали хозяйке и тем, кто своею работой небожителям даст пропитанье. Энки и Нинмах рядом сидели, словно жених и невеста, вместе пили и вместе хмелели.

– Я сделаю то, что ты просишь, – проговорила Нинмах. – Но как бы узнать, хорошо или плохо творенье, и судьбу ему как назначить?

– Ты лепи, – отозвался Энки, – а судьба их – моя забота.

Нинмах руки в воде омочила, глины кусок отщипнула. И задвигались быстрые пальцы, создавая богов подобья. Голова же богини кружилась, и земля под нею шаталась, и фигурки, что появлялись, совершенством не обладали. Вот возникает первый. Руки его слабы, ни согнуться, ни взять ничего не могут; а вот и второй, подслеповатый, и третий, с ногою кривою, на червя похожей.

Видит Нинмах, что вышли уроды, и вознамерилась расплющить свою работу. Но Энки успел уже дать сотворенным вкусить хлеба.

– Пусть остаются! – сказал он веско. – Да будет первый стражем дворцовым, второй же певцом станет, мастером дел серебряных третий.

Затем вылепила Нинмах еще одну пару людей, а затем и третью пару. И вновь получились уроды. Дал и им Энки вкусить и определил им судьбы. А потом он молвил:

– Давай поменяемся местами. Я буду лепить, а ты подыщешь применение.

И принялся Энки за работу. Со второй попытки ему удалось слепить человека с двумя руками и двумя ногами. Но были его ноги тонки, как тростинки, живот вздут, спина сгорблена. Был это старец, о которых говорят: «Его день далеко».

Обрадовавшись, что получился человек, Энки обратился к Нинмах:

– Назначь этому человеку судьбу, чтобы он мог пропитаться.

Нинмах рассмеялась:

– Какая может быть судьба у такого калеки! Видишь, у него дрожат руки и он трясет головой.

С этими словами она подошла к человеку и поднесла ему хлеб. Он же не мог его взять.

— Не живой это человек, — сказала Нинмах. — Нет ему на земле назначения.

– Но я нашел назначение для твоих ублюдков, – вскипел Энки. – Отыщи ты и для моего мужа. Так между Нинмах и Энки разгорелась ссора. Много они наговорили друг другу обидных слов. Но женщина, даже если она богиня, всегда старается сказать последнее слово, и Нинмах его сказала:

– Отныне не будет тебе, Энки, места на небе. Не будет тебе места и на земле. Уйдешь ты в земные глубины и не увидишь света»…

Магия, как и человек, творится как живой процесс. Формируются идеи, появляются формы, возникают инструменты поддержания и управления этими формами. Образуются ключи, подходы, точки доступа, возникает целый волшебный мир. Этот мир заселяется существами, некоторые из которых являются архетипическими, а некоторые отражают качества человека.

Везде применяется один и тоже алгоритм.

Краткий пантеон богов Месопотамии:

Адад, Адду – бог грома, дождя и бури, почитавшийся в Месопотамии и у арамеев.

Айа – аккадская богиня, супруга бога Шамаша. Отождествлялась с шумерской богиней Шенирдой. Прозвище – «Невеста».

Анзуд – мифологический огромный орел, иногда мыслившийся с львиной головой, персонификация грозового облака.

Анту – богиня, супруга бога Ану.

Ану – бог неба, в шумеро-аккадском пантеоне, глава верховной триады богов, в которую входили также Эллиль, Эйа, Энки). 

Аншар и Кишар («Круг неба» и «Круг земли») – божественная пара, рожденная древнейшими богами, Лахму и Лахаму; олицетворение горизонта, две неразрывно связанные линии, отделяющие небо и землю друг от друга. У ассирийцев Аншар отождествлялся с Ашшуром.

Аруру – богиня-прародительница, одна из древнейших богинь шумеро-аккадского пантеона, создательница людей; отождествлялась с Мами и с другими богинями, в том числе с Нинхурсаг, олицетворявшей плодородие.

Асакку (Асаг) – демон болезни.

Асаллухи – бог маленького города Куара, имя Мардука. 

Ашшур – верховный бог ассирийского пантеона, отождествляется с Энлилем, Аншаром и Мардуком.

Bay (Бабу, Баба) – богиня плодородия.

Бел, Баал, Ваал – любой местный верховный бог; отождествлялся с Энлилем и Мардуком. Означает – «Владыка», «Господин».

Белет («Владычица») – имя богинь: Нинлилъ, Царпанит, Иштар.

Белили – одна из древнейших богинь взаимоотношений между мужчиной и женщиной.

Вэр – ипостась бога грома и дождя Адду (Адада).

Гештинанна – богиня, олицетворявшая таинственные силы, заключенные в винограде и вообще в растительности, сестра бога Думузи, покровителя скотоводства; поочередно с ним по полгода пребывает в Подземном царстве.

Гибил, Гирра, Гирру – бог огня.

Гула – богиня врачевания; ее эмблемой была собака.

Даган (Дагон) – бог растительности, бури и дождя.

Дамкина – божественная супруга Эйи, мать бога Мардука.

Даму – божество, почитавшееся в городе Иссине. Кроме того, известен бог Даму, которому поклонялись в Уруке; этот Даму близко напоминает Думузи.

Думузи – шумерский бог, покровитель скотоводов, возлюбленный богини Инанны (Иштар); полгода пребывает в Подземном царстве в очередь со своей сестрой Гештинанной.

Инанна – богиня любви, распри и войны. Инанна – дочь бога Луны Нанны, сестра бога Солнца Уту (Шамаша) и дочерью Ану. Отождествлялась с аккадской богиней Иштар.

Иркалла – божество, персонифицирующее Преисподнюю; вообще Преисподняя.

Ирнини («Победительница») – одно из имен Иштар.

Иштар – вавилоно-ассирийская богиня любви, плодородия и войны, отождествлявшаяся с Инанной.

Иштаран – бог-покровитель города Дера.

Ишхара – одна из древнейших богинь плодородия аккадского пантеона, вероятно еще дошумерская; иногда отождествлялась с Иштар.

Ишум – советник бога Эрры; бог огня.

Кингу – предводитель чудовищ, созданных Тиамат для борьбы с богами. Согласно поэме «Когда вверху…», именно на его крови боги замесили глину, из которой вылепили первых людей.

Лабасу – злой демон.

Ламашту – демоница, насылающая на людей, особенно на детей, болезни и несчастья.

Лахаму и Лахму – старейшая пара богов, порожденная Тиамат и Апсу (Эйя и Дамкиня).

Лилит – первая женщина.

Лилу – демон (инкуб), являющийся по ночам женщинам. 

Мами – богиня-прародительница (Аруру).

Мардук – бог Вавилона, сын Эйи и Дамкины, супруг богини Царпанит, отец бога Набу. Имеет 50 имен.

Набу – бог-покровитель наук и учености, «писец в собрании богов».

Намму – богиня морских вод, мать бога Энки, сотворившая людей для того, чтобы облегчить жизнь богов. Отождествлялась с Тиамат.

Намтар («Судьба») – посланец богини Эрешкигаль, являющийся умирающему и уводящий его в Преисподнюю.

Нанна – бог Луны, шумерское имя бога Сына; так же Наннар. 

Нергал (Эрра) – бог Преисподней, супруг богини Эрешкигаль; сын Энлиля и Нинпилъ.

Нингиззида – божество подземного мира, «носитель трона» в Преисподней.

Нинигикуг («Владыка ясноглазый») – шумерский эпитет бога Энки.

Нинсун – богиня, «владычица диких коров», «владычица загона»; считалась матерью героя Гильгамеша.

Нинту (Мами) – богиня-мать, покровительница рожениц и семейного очага.

Нинурта – бог войны, сын Энлиля и Нинлиль, супруг богини Бау.

Нисаба – богиня растительности, хлеба и тростника; покровительница искусства письма.

Нудиммуд («Созидающий», «Рождающий») – эпитет бога Энки (Эйи).

Нуску – бог полуденного солнца, жары, огня; «Великий везирь Эллиля».

Сангхулъхага – демон-разрушитель.

Сын (Нанна, Зуэн) – бог Луны, первородный сын Энлиля.

Шаккан – бог-покровитель степных животных.

Тиамат, Тиамту («Море») – древнейшая богиня, враг младшего поколения богов.

Тируру – одно из имен богини Иштар.

Уршанаби – перевозчик Утнапишти через Мировую реку и воды смерти.

Царпаниту – божественная супруга Мардука.

Шамаш (Уту) – всевидящий бог Солнца, небесный судия и защитник справедливости, покровитель предсказателей и гадателей.

Шеду-иламассу – добрые духи-хранители, оберегающие человека. Ламассу – персонификация индивидуальности человека, может быть, первоначально дух плаценты; шеду – олицетворение его сексуальной потенции и жизненных сил.

Шульпаэ («Светлый герой») – божество с планеты Юпитер.

Эйа – бог мировых пресных вод, владыка мудрости и хранитель человеческих судеб. Вместе с Ану и Эллилем составлял верховную триаду богов в шумеро-аккадском пантеоне.

Эллиль – бог воздуха и земли, верховный владыка всего, что находится между небом и мировым океаном, на котором плавает земля. Вместе с Ану и Эйей составлял верховную триаду богов в шумеро-аккадском пантеоне.

Энгидуду («Владыка, блуждающий в ночи») – эпитет бога Ишума.

Эрешкигаль – богиня, царица подземного мира.

Не смотря на территориальные и временные изоляции между Шумером и Египтом, в магии Египта и Двуречья наблюдаются определенные схожести и репликации. Например, повсеместное использование магических заклинаний – «таблиц судеб»; обязательное применение различных амулетов и талисманов в повседневной жизни, любви, учебе, войне, профессиональной деятельности; отождествления мага с богом и использование в ритуалах мифологических сюжетов, обращения к богам (пришельцам – предкам) с просьбой о помощи, аверсивная (неприятная) терапия и кататоническое кодирование.

Иногда, простое восхваление богов (предков и первопредков), без каких-либо просьб, уже подразумевает, что помощь будет оказана, ведь взаимодействие людей и аннунаков или игиги, строится на взаимодоверии и взаимоуважении. И, если, человек доверяет им, умеет общаться с ними, помогает им в их делах своими молитвами, то, значит, и боги (пришельцы – предки) помогут человеку в определенное время в его делах, в его конкретных ситуациях.  

Восхваление Энлиля:

«Энлиль! Добрый пастырь Вселенной.

Пастух, что ведает всеми жизнями,

Чье княженье восходит в сиянье!

Тиарой священной себя венчал он!

Когда он в горах восседает на троне,

Он, как радуга, обнимает небо,

Как плывущее облако, парит в поднебесье!

Князь небес – только он, дракон земли – только он!

Величайший среди ануннаков – он!

Он сам называет судьбы,

И никто из богов его не видит»!

Шумерский маг должен был уметь просить богов о помощи; не прося помощи, получать ее через свои восхваления; и требовать эту помощь!

Молитва Иштар:

«Хорошо молиться тебе, так легко ты слышишь!

Видеть тебя – благо, воля твоя – светоч!

Помилуй меня, Иштар, надели долей!

Ласково взгляни, прими молитвы!

Выбери путь, укажи дорогу!

Лики твои я познал – одари благодатью

Ярмо твое я влачил – заслужил ли отдых?

Велений твоих жду – будь милосердна!

Блеск твой охранял – обласкай и помилуй!

Сиянья искал твоего – жду от тебя просветленья!

Всесилью молюсь твоему – да пребуду я в мире!

Да будет со мной Шеду благой, что стоит пред тобою!

Милость Ламассу, что за тобою, да будет со мной!

Да прибавится мне богатства, что хранишь ты справа,

Добро, что держишь ты слева, да получу от тебя я!

Прикажи лишь – и меня услышат!

И что сказал я, так, как сказал я, пусть и свершится!

В здоровье плоти и веселье сердце веди меня ежедневно!

Продли мои дни, прибавь мне жизни!

Да буду жив я, да буду здрав я, твою божественность и восславлю!

Да достигну я моих желаний!

Тебе да возрадуются небеса, с тобой да возликует бездна!

Благословенна будь богами вселенной!

Великие боги сердце твое да успокоят»!

Молитва Ану:

«К тебе я взываю, о Нерожденный.

К тебе, кто сотворил Землю и Небеса.

К тебе, кто сотворил Ночь и День.

К тебе, кто сотворил Тьму и Свет.

Ты, кто есть Бог.

Тот, кого не видел никто никогда.

Ты есть Бог.

Ты есть Бог.

Ты есть Тот, кто отделил Праведное от Нечестного.

Ты есть Тот, кто сотворил женское и мужское.

Ты есть Тот, кто сотворил Семя и Плод.

Ты есть тот, кто сотворил людей для любви

И ненависти друг к другу.

Я – жрец Твой.

Я пришел к тебе и могу поднять голову свою.

Ты есть Тот, кто сотворил влажное и сухое,

И тот, кто обогатил всю созданную жизнь.

Слушай же меня, ибо я Ангел Твой!

Слушай меня».

Существуют и серьезные различия между магий Египта и Месопотамии. Например, культ предков здесь осуществляется через приношение умершим воды и пищи только в «родительские» дни. Трупы вместо мумифицирования сжигаются или хоронятся во дворе или под полом, чтобы семья всегда была в сборе. (До сих пор у народов Двуречья сохранилась сильнейшая привязанность к родному дому; продать дом своих предков считается там последним делом).

Умирая, старики могли надеяться на почитание своих близких. Те, в свою очередь, ждали помощи от умерших.

При исполнении похоронного обряда родственники одевались в рубище, шли в дом собраний, били в барабан, извещая о кончине. Затем, они обходили все храмы города и окрестностей, чтобы испросить у всех богов поблажку родственнику в царстве мертвых. На похоронах царила глубокая скорбь. Страдания усиливали, царапая лицо, нанося себе ножевые раны и причитая, (такой же обряд сохранился в Золотой Империи чжурчжэней вплоть до 12 века нашей эры, и назывался «варить кашу для умершего»).

Нанесение ран на похоронах в Двуречье, произошел из древнего африканского обычая «сопровождения в смерти», когда в могилу вместе с умершим вождем шли любимые животные, придворные и слуги.

Этот обряд шумеры проводили на похоронах знати. Раскопки показывают, что придворные шли на смерть добровольно, из любви к господину. Процессия шла к месту захоронения под музыку труб, свирелей и барабанов. Молитвы обреченных тонули в мощном хоре храмовых певцов и окружающего народа, реве жертвенных животных. Весь город взывал к небу. Участники ритуала не сомневались в смысле жертвы, это было честью на земле, и надеждой на небесное воздаяние.

Сойдя в яму, наложницы, свита и слуги выпивали яд. Музыканты продолжали играть до момента, пока инструмент не выпадал у них из рук. Жертвенных животных забивали, после чего всех засыпали землей. Начиналась поминальная трапеза. Вокруг могилы зажигали костры. Делались благоуханные возлияния небесным богам и богам нижнего мира, предкам. Чаши с дарами прикрывали крышкой и засыпали землей. По глиняному желобу возлияния текли в могилу.

Своих предков шумеры воспринимали, как «невидимых богов», их не боялись, и общались с ними на равных, зная, что, прожив достойную жизнь, каждый может стать богом своего рода (как в славянской магии). «Видимыми богами» они называли звезды, и строили свою магию и свою жизнь, в соответствии с астрологическими влияниями, выражая свою космогонию в мифах и легендах. Мы до сих пор живем по шумеро-вавилонскому зодиаку из «ниппурского календаря»!

Шумеры, унаследовали знания о «звездных богах», воспринимая его, как великую культуру своего народа! При этом жили в рамках конкретных ограничений. Чтобы уравновесить реальность, они наделяли себя божественными и героическими качествами, а «богов со звезд», вполне человеческими!

«С великих небес к глубинам великим госпожа Инанна уходит, покинув небо, землю оставив, спускается в недра богиня. Семь храмов своих в семи городах она покидает. Семь сил своих, семь тайн своих от смертных она уносит. В венце она, которому имя «Корона Эдена», лоб лентой повязан, ей имя «Чела украшенье». Бусы из лазурита ее украшают шею. Змейки браслетов вьются вокруг запястий, холмики грудей в сетке, ей имя «Ко мне, мужчина». Лоно скрыто повязкой, как у всех небесных владычиц. В веки ее втерта краска «Явись скорее». 

С богиней шагает рядом ее глашатай. Слова ее и наказы ухом он ловит:

– Слушай меня, Ниншубур, внимательно слушай. Как только я скроюсь, из глаз исчезну, жалобным плачем залейся на могильных курганах, в честь мою щеки и тело в кровь исцарапай, уста изорви ногтями. Бей в барабан, нещадно бей в барабан пред народом. В клочья порви одежду и обойди, как нищий, богов великих жилища. К Энлилю сперва зайди и молви, упав на колена, сквозь вопли:

– О, владыка, не дай погибнуть Инанне, дочери твоей, в страшном мире подземном. Не разреши серебру твоему; что взор ослепляет, пылью покрыться. Резчик подземный пусть сохранит твой лазурит, твой самшит пусть сохранит, гордость твою пусть не расколет. Если ж владыка ветров ухо к тебе не повернет и не откроет, времени не теряй, поспешай к мудрому Наине, владыке всех знаний. Не поленись ему повторить, что молвил Энлилю. Если и он промолчит, то иди к Энки, великого низа владыке, и повтори ту же мольбу, слово в слово. Энки знакомы и воды рожденья, и бессмертия травы. Теперь же простимся: путь мой налево, твой же – направо.

Идет Инанна, к горе подходит из лазурита, но нет пути ей. На семь засовов врата закрыты. Кричит богиня, вопит богиня: «Открой ворота!» И вопрошает привратник Нети: «Крикунья, кто ты?»

– Открой скорее. Ведь пред тобою Звезда Восхода.

– Звезда Восхода, зачем явилась в страну Заката, В страну, где вопли, в страну, где стоны?

– Свою сестрицу, привратник Нети, мне видеть надо.

– Тогда, Инанна, снимай скорее, снимай корону.

– Зачем корону?

– В подземном мире – свои законы.

Сняла корону, и стало меньше одним засовом.

Суров привратник. Ждет от богини он жертвы новой:

«Теперь сорви, Звезда Восхода, со лба повязку».

Сняла повязку. Привратник снова засовом лязгнул.

Сняла Инанна все облаченья и все наряды.

«Теперь иди»! – сказал привратник, окинув взглядом

Нагое тело той, что недавно еще сияло

Женскою красотой, что возбуждало и звало

Смертных мужей к любви и к продолжению рода,

Той, в которой живет и умирает природа.

Вошла Инанна, вступила в пещеру, склонилась пред троном

Своей сестры Эрешкигаль, владычицы непреклонной.

Сидят рядом с нею на креслах судейских семь Ануннаков,

Семеро судей, покорных слову ее и знаку.

Дух Инанны ушел от сестры ледяного взгляда.

Был труп ее брошен на крюк с трупами смертных рядом.

А на небе Ниншубур, глашатай желаний Инанны, плачем залился на могильных курганах, в честь владычицы щеки и тело в кровь исцарапал, бил в барабан, бил перед всем народом, одежду в клочья порвав, обходил храмы. Только владыка Энки на мольбу его отозвался. Из ногтей, не покрытых краской, грязь он выскреб, из этой грязи он сделал кургура. Из других ногтей, покрытых краской, грязь он выскреб. Из этой грязи сотворил галатура. Водрузил Этих уродцев он на ладони, дал наставленья, как вести себя в мире нижнем, и отпустил он их со словами:

– Летите, кургур с галатуром, и без Инанны, дочери любимой, не возвращайтесь!

И понеслись кургур с галатуром на крыльях мушиных, славя того, кто из грязи их вынул. В щели ворот подземных они залетели, так что и Нети, недремлющий страж, их не заметил. Нашли Эрешкигаль, нет, не на троне, рожающей в муках. Стоны услышав, кургур с галатуром на них полетели. И говорила владычица мрака, нет, не с супругом, со своею утробой:

– Долго ли будешь, чрево мое, терзать меня болью? И обратились кургур с галатуром к великой богине:

– Можем помочь тебе, о Эрешкигаль. Все в твоей воле.

– О, если можете, то изгоните боль из утробы.

– Можем, владычица! – радостно крикнули оба. – Многого мы не возьмем за эту работу. Труп на крюке.

– Берите, навозные мухи, только скорее меня избавьте от муки!

Кургур с галатуром, понатужившись, сорвали тело Инанны. Живою водою омыли его травою живою к нему прикоснулись, что дал им Энки, их родитель. И задышала богиня, поднялась, зашагала к воротам, слова не молвив. Ее Ануннаки догнали, ее ануннаки схватили.

– Не торопись, Инанна, – они сказали богине. – Коль выбраться хочешь в мир, где ждут тебя боги, в мир, где смертные даров твоих ожидают, – выкуп должно тебе оставить – душа за душу. Демоны смерти станут твоею свитой. Им назовешь замену.

Вот Инанна выходит, а за нею демоны вьются. Они не ведают жажды. Голод им неизвестен. Им незнакома жалость. Вырывают они из объятий мужа его супругу, дитя, что жизни не знало, у матери отнимают. Первым Инанну встретил глашатай ее желаний, посол благородный Ниншубур. Еще на щеках его шрамы видны и порезы, в рубище тело. Увидев Инанну живою, он ей повалился в ноги.

И демоны тут набежали. «Его мы возьмем, Инанна, – сказали они богине. – А ты возвращайся в город. Тебя мы оставим в покое».

– Нет, – сказала Инанна. – Этого не возьмете. Он из подземного плена мне к жизни открыл дорогу. Демоны отступили:

– Что ж! Назови нам другого.

В славном городе Уре встретил Инанну Шара, там почитавшийся богом. Пред нею упал на колени. Демоны тут набежали, оглушая Инанну криком:

– Этого дай нам, богиня, а ты возвратишься в город. Тебя мы оставим в покое.

– Нет! – сказала Инанна. – Этого не возьмете. Песен он много знает. Стриг он мне как-то ногти и расчесывал кудри, песенки мне напевая.

Демоны отступили:

– Что ж, назовешь нам другого.

В город Кулаб вступила богиня. Здесь жил ее супруг Думузи. Был до спуска Инанны в толщу земную ее любовником скромным. Когда же она удалилась, на лоб напялил корону.

Увидев Думузи на троне, в гневе вскричала богиня:

– Хватайте его! Тащите! Такой он мне не больше нужен»! 

Вечные темы добра и зла, любви и предательства, верности и чести, жизни и смерти – во все времена привлекали внимание людей и были для них духовными, нравственными ориентирами. Во времена Шумера, Аккада, Вавилона, Мемфиса, Арвада, Фив, Афин, Москвы, Киева, Токтана, Вадхьяпуры, люди признавали и исследовали эти направления человеческой жизни. Переживали, проигрывали и описывали эти темы в своей литературе, ремесле и законах. Мистифицировали их, и делали целями и смыслом многих магических практик и ритуалов.

Как и в магии шаманов, в магии шумеров существовало понятие «гол».  Гол – символ оплодотворения земли богом, открывающий прямой путь нисхождения животворящей благодати на людей. Это – ось земли, ход на небо!

Деревянный шест, украшенный цветными ленточками, в указанном магом месте, вбивали в землю и около него совершали умилостивительные жертвы, пели гимны, играли на музыкальных инструментах, избавлялись от грехов, которые воспринимались как некая «нечистота».

Чтение заклинаний на освобождение от грехов, сопровождалось окроплением водой лица и рук; вероятно, омовение лица в «небесной реке» сохранилось у мусульман с тех времен.

«Грех мой, как дым, да поднимется в небо.

Грех мой, как воды, да оставит тело.

Грех мой, как плывучая туча, над полем чужим да прольется.

Грех мой, как пламя, да погаснет.

Грех мой, как летучий огонь, да исчезнет.

Грех мой, как лук, да будет ободран.

Грех мой, как финик, да будет очищен.

Грех мой, как циновка, да будет распущен.

Грех мой, как битый горшок гончара, на место свое да не вернется.

Грех мой, как черепок, да будет раздавлен.

Грех мой, как серебро-золото, с гор принесенное, на место свое да не вернется.

Грех мой, как привозное железо, на место свое да не вернется.

Грех мой, как сладкие воды речные, на место свое да не вернется.

Грех мой, как вырванный тамариск, на место свое да не вернется.

Грех мой, как льющий ливень, на место свое да не вернется.

Грех мой птица да подымет в небо, грех мой рыба да утянет в пучину».

Понятие «греха» у разных народов – разное. У одних – это супружеская измена, у других – убийство человека. У третьих – не убийство человека, который тебя оскорбил. В одном обществе – грех простить, в другом – грех не простить. «Грех» зависел от многих обстоятельств, от общей культуры народа (устоев общества); от культуры конкретного человека, его развитости или неразвитости; момента и условий совершения греха.  

 Чем беднее и проще был человек, тем он считался более греховным. Чем богаче и влиятельнее был человек, тем больше грехов ему прощалось. Сейчас мы наблюдаем тоже самое явление. Богатым сходит с рук то, за что бедняка наказывают несчастно. Если ты украл 100 миллионов долларов, то тебя пожурят, а если стырил у соседа мешок картошки, то посадят на 10 лет.

Основные «грехи» в любом обществе, в том числе, шумерском, были записаны не только, как магические, религиозные наставления, но и как общественные законы, заповеди. Таким образом, любой житель, нарушивший закон, мог подвергнуться наказанию, которое преподносилось, и как божественное, и как социальная справедливость.

В процессе повышения значимости общественных правил и политических законов, «грех» стал очень удобным и безотказным инструментом управления толпой. Именно с этим явлением связано разделение магии и религии. Магия рассматривала грех, не как нарушение закона, а как собственную дремучесть, неосознанность, животность. Религия же всячески поддерживала идею «греха», и   превратилась в социальный институт, встав на государственную службу. При этом оставив себе право использовать в своих ритуалах магические атрибуты и энергии.

Под Новый Год (новолетие), или в день весеннего или осеннего солнцестояния, в месте расположения гол, шумеры проводили ритуалы «закладки первого кирпича», и начинали строительство храма. Данная церемония сопровождалась грандиозными пиршествами и ритуалом «божественного брака», в котором царь или маг, как символ небесного, соединялся с храмовой жрицей – символом земного. Статуи божеств носили по городу, освящая их присутствием всех горожан. 

 «В безлунный день, на Новый Год, в день ритуалов, они накрыли ложе для моей госпожи. Они очистили матрац кедровой эссенцией и уложили ее в постель. И еще положили покрывало. Пока покрывало украшало постель, моя госпожа омывала чресла, она омывала чресла царя, она омывала чресла Иддин-Даган. Праведная Инанна натирала себя мылом, орошала маслом и кедровой эссенцией землю. Царь вошел в чистые чресла с высокой головой, высокой головой он вошел в чресла Инанны. Думузи разделяет с ней ложе, в ее чистые чресла войдя».

Любовная магия Двуречья – целое направление магического искусства. Ей посвящены десятки ритуалов и сотни заклинаний, многие из которых в переработанном и упрощенном виде дошли и до наших дней. Например, изготовление обрядовой куклы для совершения приворота и вызова симпатии противоположного пола, или сжигание старой тряпки для окончания периода отношений, или выливание воском на изображения влюбленных для удачной свадьбы и рождения детей. 

Большинство современных молитв, заговоров и заклинаний, тоже построены по принципам шумерской магии. В них прослеживаются схожие алгоритмы и направления магического воздействия: на любовь, защиту, здоровье, очищение.

Заклинание на любовь:

«Благородная дева стоит на улице,

Дева‑блудница, дочерь Инанны,

Дева, дочерь Инанны, стоит у ночлежища.

Масло и сладкие сливки она,

Телица могучей Инанны она,

Кладовая богатая Энки она,

О, дева! Сядет ‑ яблонею цветет,

Ляжет ‑ радость взорам дает,

Кедров прохладой тенистой влечет!

К ней прикован мой лик, лик влюбленный,

Мои руки прикованы, руки влюбленные,

Мои очи прикованы, очи влюбленные,

Мои ноги прикованы, ноги влюбленные.

Ах, серебром пороги пред ней, лазуритом ступеньки под ней,

Когда по лестнице она спускается!

Когда милая остановилась,

Когда милая брови сдвинула

Милая с небес ветром повеяла,

В грудь юноши стрелой ударила

Бог Ассаллухи это увидел.

К Энки‑отцу идет и молвит:

«Отец! Благородная дева на улице».

И второй раз он молвит:

«Что сказать, не знаю я, чем помочь, не знаю я».

 Энки отвечает своему сыну:

«Сын! Чего не знаешь ты, что я мог бы тебе сказать?

Ассаллухи! Чего не знаешь ты, что я мог бы тебе сказать?

Все, что знаю я, воистину это знаешь и ты!

Молоко, масло коровы священной,

Сливки, масло коровы белой,

В желтый сосуд алебастровый вылей,

На грудь девы каплями брызни.

И дева открытую дверь не запрет,

Друга в тоске не оттолкнет,

Воистину следом пойдет».

Шумеры использовали заклинания во всех сферах жизни. Особенно много заклинаний использовалось для защитной и боевой магии. Делались «отводы», «переносы», «откладки» и прочие ритуалы, отводящие болезни, проблемы и иные неблагоприятные факторы от людей и жилищ.

В шумерской традиции считалось, что есть семь великих демонов, грозящих человечеству, поэтому многие ритуалы делались для их задабривания и изгнания. Маги рассматривали демонов не как некую «стихийную или враждебную силу», а как неблагоприятные астрологические влияния, «неудачное расположение планет», приводящее к определенным болезням. Наука 21-го века в ряде экспериментов доказала, что существует соответствие между влиянием планет, расположением созвездий и возникновением того или иного заболевания.

 «Семеро их, семеро их, в подземной бездне семеро их…

В недрах подземных бездны взращены они,

ни мужеского они пола, ни женского…

Они – разрушительные вихри, жен они не берут, детей не рождают,

жалости и сострадания они не знают, молитв и просьб они не слышат…

Они – вскормленные на горах кони, враждуют они с Эа,

могучи среди богов они, становятся на дороге, приносят горе в пути.

Злые они, злые они…

Семеро их, семеро их, семеро их»…

Заклинание на защиту от злых духов:

«Да не ворвутся они в мой дом, да не сломают моей ограды. Да не проникнут в моё жилище. Небом будь заклят, землей будь заклят. Клятвой Эллиля, царя земель, да будешь ты заклят. Клятвой Нинлиль, царицы земель, да будешь ты заклят. Клятвой Ниниба, бойца Эллиля, да будешь ты заклят. Клятвою Нуску, посла Эллиля, да будешь ты заклят. Клятвою Сина, первенца Эллиля, да будешь ты заклят. Клятвой Иштар, царицы людей, да будешь ты заклят. Клятвой Адада, владыки благой непогоды, да будешь ты заклят. Клятвой Шамаша, владыки суда, да будешь ты заклят. Клятвой Ануннаков, великих богов, да будешь ты заклят. Погубляющий небо и землю, дух, погубляющий страны, дух, погубляющий страны, высокий силой, высокий силой, высокий бегом, чёрт, как яростный бык, призрак великий. Призрак, ломающий всякие домы, чёрт, не имеющий уда, – семеро их. Они не знают добра. Мелят страну, как муку; они не знают пощады, они страшны для людей: мясо они поедают, кровь проливают, как дождь. Пьют они вены; черти они, полные злобы; пожирают они кровь непрестанно. Скажи им заклятье, чтоб они не вернулись в твое соседство. Клятвою неба будьте вы закляты, клятвой земли будьте вы закляты.

Дважды семеро их, смелых героев. Вместе они родились от семени Ану, ветры они, бродящие всюду, жен они не берут, детей не рождают, не имеют рассудка, словно кони, они вырастают в горах, разбойники Эа, посланцы богов, что стоят на дороге, помрачая пути; перед смелым Нергалом, сильным Эллилем ходят они. Клятвою неба да будешь ты заклят, клятвой земли да будешь ты заклят. Клятвою Сина, владыки восхода, да будешь ты заклят. Клятвою Ишу, вождя по темной дороге, да будешь ты заклят. К телу человека, сыну своего бога, не приближайся, не подходи. Перед ним пропади, за ним пропади. Семеро их, семеро их. В глубине океана семеро их, яростных в небе семеро их. Возросли они в доме, в глубине океана, не мужчины они и не жены они, ветры они, бродящие всюду. Жен не имеют, детей не рождают, ни прощенья они, ни пощады не знают, ни молитвам они, ни мольбам не внимают, словно кони, они вырастают в горах, разбойники Эа, посланцы богов, что стоят на дороге, помрачая пути. Злые они, злые они. Семеро их, семеро их, дважды семеро их. Клятвою неба будьте вы закляты, клятвой земли будьте вы закляты».

Магия – самая практичная наука, нет ничего практичнее магии. И магия Месопотамии здесь не исключение. Она носит прикладной характер, по сути дела, являясь наукой, концентрированной и понятной формой знаний о природе и человеке. Свойства и качества богов, природных и социальных явлений (ме), цикл развития, движения и угасания человеческой жизни – все находит в ней свое отражение, и, собственно, формирует ее основное содержание, ее базис. 

При всей парадоксальности и противоречивости жизни шумеров, следует отметить, что шумерские маги на современном уровне знали математику, астрономию, химию, генную инженерию, социологию! Владели методом «золотого сечения» и пластической хирургией! Устройство их судов, системы государственных выборов и общеобразовательных школ отличается от современного устройства совсем не значительно!

Нельзя так же не отметить, что герб Российской Федерации двуглавый орел – не что иное, как печать Мардука! – древнейший символ Двуречья!

В 2005 году на международной конференции «Археология Южной Сибири» была предоставлена информация о том, в районе реки Туба в Хакасии, был обнаружен археологический памятник времен неолита, Шалаболинская писаница, на котором в большом количестве имелись наскальные рисунки, выполненные путем выбивки, протирки и гравировки! Среди этих рисунков (часть которых идентична рисункам на шумерских и египетских табличках!), профессором и писателем Валерием Болотовым, был найден древнейший магический символ Мардука – двуглавый орел! Примерно через год, похожее изображение, датируемое 12 веком до нашей эры! (что на четыре тысячелетия старше символа, найденного в Двуречье) было обнаружено Феодором Конюховым в своей экспедиции по курганам Монголии!

Можно ли считать такое совпадение случайным, или, действительно, Шумер основали мигрирующие племена руссов, и одного из них звали Ут-Напиштим?

Шумеров мало интересует загробная жизнь, они стараются жить хорошо «здесь и сейчас», исповедуя гештальт-подход в своей повседневности, наслаждаясь каждым моментом скоротечной жизни. Этому стоит поучиться нашим современникам, исповедующим отрицание этого мира и «счастье в загробной жизни».

С уверенностью скажу, что шумеры стали основоположниками осознанного просветления. Они впервые сформировали и описали подход к пробуждению сознания через включение в происходящие события жизни, а не уход от реальности в монастыри и ашрамы.    

В эпосе «О народном герое», когда Гильгамеш в битве потерял своего лучшего друга, душевно страдает, не может успокоиться и сам ищет смерти, он спрашивает совет колдуньи о том, как ему дальше жить, и что делать? В чем смысл человеческой жизни?

Колдунья отвечает ему, выражая всю философию шумеров, что надо жить настоящим, а не страдать о былом и будущем:

«Хозяйка ему вещает, Гильгамешу:

«Гильгамеш! Куда ты стремишься?

Жизни, что ищешь, не найдешь ты!

Боги, когда создавали человека, –

Смерть они определили человеку,

Жизнь в своих руках удержали.

Ты же, Гильгамеш, насыщай желудок,

Днем и ночью да будешь ты весел,

Праздник справляй ежедневно,

Днем и ночью играй и пляши ты!

Светлы да будут твои одежды,

Волосы чисты, водой омывайся,

Гляди, как дитя твою руку держит,

Своими объятьями радуй подругу –

Только в этом дело человека!»

В отличии от египетской магии, в которой люди и боги – одно целое, и эта связь неразрывна, в Шумере люди зачастую противопоставляют себя богам и сами берут ответственность за создание мира, в котором живут! Думаю, что это связано с обилием палеологических контактов, и осознанием себя отдельной человеческой разумной формацией, способной самостоятельно строить свою жизнь!

Учеба мага в ассирийско-вавилонский период была суровой. Человек, желающий посвятить жизнь этому почтенному и серьезному искусству, должен был пройти четыре ступени обучения. Первая ступень называлась шамаллу – «ученик». На этом этапе кандидат заучивал важнейшие заговорные формулы, узнавал ситуации их произнесения и допускался помогать при жертвоприношениях. Если эта ступень преодолевалась благополучно, ученик становился машмашшу цехру – «младшим магом», и изучал астрономию, астрологию, ритуалы, различные виды гаданий, а также приемы лекарского искусства, однако, к проведению обрядов не допускался. Став после этого полноценным магом (машмашшу), человек самостоятельно проводил все храмовые службы и жертвоприношения, предсказывал судьбу по знакам небес и земли, исцелял, изгонял демонов, записывал свои наблюдения на таблички, составлял новые по форме заговоры, но не имел права допуска во дворец. Наконец, будучи избран машмаш бити «магом храма», он получал право писать доклады и составлять предзнаменования царю, мыслил в масштабе всей страны (а то и мира) и обучал начинающих магов в своем храме.

Наиболее искусные маги получали почетный титул апкаллу – «мудрец», зная, что таким же титулом обладает и верховный бог страны, названный апкал – «мудрейший из богов, царь богов» – Ашшур (Мардук, Энки).

Во время каждого нового посвящения, на восходе светила, маг, отождествляя себя с царем, читал «Заклинание Солнца»:

«Шамаш, когда ты восходишь над Великой Горой,

Когда ты восходишь над горою Смерти, над Великой Горой,

Когда ты выходишь из Дулькуга, дома судьбы,

Когда ты восходишь над фундаментом неба,

Там, где небо с землею слиты в одно, –

Великие боги спешат услышать твой суд,

Ануннаки бегут услыхать твои повеленья,

Люди, сколько их есть на земле, все тебя ожидают,

Всякий скот на земле с четырьмя ногами

Навстречу твоим лучам открывает глаза.

Шамаш, мудрый и сильный, сам с собой ты в смете,

Шамаш, мощный воитель, суд небес и земли!

Все, чем полнится сердце, пусть оно тебе скажет, –

Жизнь всех человеков возвратится к гебо.

Жизнь того, о владыка, кто захвачен врагами,

От кого удалились правда и прямота,

Кто выносит немилость, кто живет в униженье,

На кого нападают, а ему невдомек,

На кого нападают, так, что он и не видит,

Кто охвачен заразой, кто охвачен тоской,

На кого злые духи поднимают свой голос,

К кому злые демоны проникают в постель,

Кого призраки злые в ночи одолели,

Кому злые черти сокрушают главу,

У кого злые боги измучили тело,

У кого бес недобрый дыбом поднял власы,

Кем могучей рукою обладает Ламашту

И кого лабасу ударяет рукой,

На кого нападает демон всяческой скверны,

Кого оком наметил полуночный Лилу.

Чью могучую грудь сжимает Лилиту,

На котором отмечен отверженный знак,

Тот, кто очарован враждебным проклятьем,

Тот, кого обозначили злые уста,

На кого клевещет язык злоречивый,

На кого поднял недруг недобрый глаз,

Кто проклятой слюной не к добру зачарован,

Кого волшебник словами связал, –

Шамаш! Его жизнь лежит пред тобою, –

Все народы ведешь ты, как единый язык.

Я сюда прихожу глашатаем Эа –

Ради жизни больного послал он меня.

То, что Эа сказал мне, я тебе повторяю:

Моему государю, сыну своего бога, –

Рассуди его суд, прикажи повеленья,

От болезни и скорби исцели его тело,

Воду света и силы пролей на него,

И его изваянье окропи ты водою,

И омой его тело дождевою водой.

Злобный дух, злобный демон, злоумышленный призрак,

Злобный черт, злобный бог, злоумышленный бес,

Ламашту, лабасу, приносящие злое,

Лилу и Лилиту, помрачившие день,

И тоска и зараза, и болезни и скорби  –

С моего государя, сына своего бога,

Как вода да стекут, от него да уйдут.

Шамаш, чье повеленье нерушимо вовеки,

В этот день да отпустит, да простит его грех;

Злоречивые козни от него да отступят,

Царский бог да прославит твою вышнюю мощь.

Этот царь исцеленный да поет твою славу.

Я, твой раб, заклинатель, прославляю тебя»!

До наших дней, в изложении римского поэта Вергилия, дошла «Памятка начинающему магу» (4-й век до нашей эры) ассирийского мага Кицир-Набу ибн Шамаша, представляющая собой перечень знаний, последовательности действий и умений мага, необходимых для соответствия должности жреца при храме:

««Бог Кулла»: установление фундамента зданий. Омовение уст. Помазанье маслом. Формулы Апсу. Касание тростников. «Омовение рук бога». Заклятие именем Шамаша. Молитвы поднятием руки. Заклятие: «Утешение сердца божия». Обряды месяцев Дуузу, Абу, Элулу, Ташритуc. Царская церемония. Симптомы болезни. Физиогномика. Поведение. Высказывание мыслей. Освященные воды. «Злые демоны-утукку». «Кто ты»? Уничтожение зла. Очистительные притирания. «Злые демоны-асакку». Знаки, образованные мукой. Заклятие головной боли. Заклятие боли в горле. Все заболевания. Юноша-лилу. Девушка-лилиту. Фигуры замещения. «Дом омовения». «Дом заточения». Злые колдуны. Злые проклятия. Разрушение колдовства. Разрушение проклятия. Заклятие Шамаша богов и людей. Демон Ламаштуa. Заклятие против всякого зла (Намбурби). Маклуc. Шурпу. Изменение плохих снов на хорошие. Поднятие сердца. Скрученная беременная женщина. Женщина в тягости. Успокоение ребенка. Замороженный рот. Остановить кровь, текущую из носа. Остановить рвоту. Излечить от укуса змеи. Излечить от скорпиона. Излечить от болезни саману. Задержание злой ноги в доме человека. Предотвратить болезни диху, шибту и смертность от них. Заставить богов принять жертву. Обряды для города, домов, полей, огородов и каналов. Приношения Нисабеe. Предотвратить разрушительный ливень. Предотвратить пожирание урожая. Очищение рогатого скота мелкого и крупного, и лошадей. Предсказания по звездам, птицам, быкам, домашнему скоту, звукам, камням, муке, по советам всех богов. Таблицы камней. Таблицы трав. Колье и подвески. Церемонии священного пения. Запечатанный документ с предначертаниями Неба и Земли. Таинства Апсу. Заговоры на крайний случай. Средства от: «падения неба», «Господина крыши», «Руки бога», «Руки богини», «Руки духа». Заговоры от: злого демона-алу, злого демона-лилу, демона сагхульхаза, руки враждебной. Предписания для женщин. «Подобно твоему святилищу». «Когда город расположен на высоте». Формулировать мысли и дискутировать с целью прихода к соглашению.

Тому, кто силен, молод, мудр, проницателен, наделен знаниями, два бога даруют обширный разум. Боги даруют ему хранительницу-Ламассу, и имя его будет произноситься вовеки».

В 2371 году до нашей эры в Двуречье произошли крупные события, в результате которых стал развиваться Аккад, где к власти пришел выдающийся деятель Саргон Аккадский, который полностью принял магию и религию руссов.

Его дочь Энхедуанна, сочинила множество гимнов о возвышении богини Иштар, создала новые магические каноны, провела религиозную реформу культа Небесной богини – Праматери, став родоначальницей первой еврейской религии, а не пророк Моисей, биография которого скопирована с жившего до него на тысячу лет раньше великого царя и патриарха Саргона – правопреемника Гильгамеша!

Законы магии Месопотамии вавилонские жрецы сформулировали следующим образом:

1. Знание – сила. Знанием можно победить и города.

2. Знание богатство, которое дорого стоит.

3. Не знающий себя, не может иметь знания о мире. 

4. Боги живут на небе, а люди на земле. И тех и других можно задействовать.

5. Надо хранить постоянство в своих ритуалах.

6. Все находятся рядом друг с другом.

7. Имя – ключ к заклинанию.

8. Боги – не люди, но люди, и боги и люди.

9. Нить тянется ко всем, и строит дворцы.

10. Все, что работает – верно.

Шумерская магия, вся магия и культура Месопотамии сыграла огромную роль в развитии всех последующих религий, верований, направлений духовных и научных идей человечества! Например, «Заповеди Моисея» – это не что иное, как краткий пересказ свода законов царя Хаммурапи; магические квадраты Пифагора – вычисления энергий  планет халдейских жрецов; греческие таблицы чисел и кабалистическая наука – секреты вавилонских магов составлять заклинания; орфические праздники – храмовые оргии природных циклов; римская тактика ведения боя – ассирийский прием победы над врагами…  

Весь современный оккультизм, так или иначе, завязан на магических воззрениях Двуречья, его эгрегорных и архетипических представлениях. Карты Таро – гадание на глиняных дощечках, культ древних и умерших – «некрономикон», медиумизм – общение с духами через самопожертвование; вычисление гороскопа – предсказание по звездам; психология и психотерапия – жреческое искусство внедрять мысли и произносить заклинания…

Невидимыми энергетическими нитями связаны мы с этой древней и сильной магией. Все в нашей жизни пропитано трепетом, тайной и наполнением, что несли в себе шумерские мастера. Каждый наш вопрос, каждая приходящая мысль, так или иначе, уже была озвучена в те далекие времена, и нашла свой ответ и свою реализацию в магическом искусстве.