Глава 19

votto2 705x435 - Глава 19

Глава 19.

Вотто-ваара. Второе пришествие.

Петров называл себя «магом планеты», и не смотря на прекрасную поездку на гору, Глеб на подсознательном уровне больше не желал общения с ним. Он по-другому смотрел на вещи, и никто из людей в его понимании не мог быть, ни «магом планеты», ни «космическим пришельцем», ни «живым воплощением бога на земле».

Кроме того, Глеба увлек ДЭИР. Энергоинформационная школа, активно развивалась во Владивостоке, и получала хорошие отзывы от людей. Несколько клиентов Глеба прошли там пару ступеней, и с воодушевлением рассказывали ему о программах обучения. Глеб заинтересовался ДЭИРом и охотно ходил на их ступени и клубы.

Ситуация с Юлией и Константином оставалась без изменений. Они игнорировали Глеба, он старательно не замечал их. С Костей здоровался издалека, а Юлия вообще перестала для него существовать. Работа ладилась, люди шли. Энергий и впечатлений было море.

В один из счастливых дней позвонил Петров. Глеб как раз закончил сеанс с очередным клиентом и вышел в приемную к администратору Зое Николаевне.

— «Привет. Это – Петров», — раздалось в трубке. – «Глеб, нужна твоя помощь. Купи мне машину. У вас во Владике – это просто. Мне нужна для леса, «Делика». Чтобы высокая и вместительная. Деньги перешлю».

— «Я все узнаю», — без энтузиазма сказал Глеб, — «Позвоню».

— «Узнай, узнай. Только долго не затягивай. Две недели у тебя есть», — сказал Петров. – «Мне на Вотто-ваару ехать надо. Хочу на машине».

Глеб занялся поиском подходящего автомобиля. Как назло, на авторынке «Зеленый угол», нужной машины не оказалось. На рынке в Уссурийске, авто тоже не было. Сроки поджимали. Петров звонил каждый день. Глеб нервничал и не знал, что делать. В очередной каждодневной беседе Глеб предложил купить грузовую «Делику» и переделать ее в пассажирскую. Другого решения он не видел.

После отправки готового авто Петрову, его звонки прекратились. Глеб снова настроился на свою работу и успокоился. Однако Петров снова вышел на связь и категорически обязал Глеба приехать на гору: -«Ты обязательно должен быть в августе в Карелии», — настоял он. – «Я буду давать «Матрицу мага», и другие блоки энергий. В городе – это все ерунда, а на природе – передача хорошая. И еще у меня машина не заводится. Что-то с сигнализацией. Приезжай, почини».

Испытывая чувство вины, что машина подвела, Глеб приехал на Вотто-ваару. Он выбирал машину от души и хотел, чтобы она приносила пользу и радость Петрову. Группа уже базировалась в лагере. Трое были знакомы Глебу по предыдущему заезду, других он не знал. Познакомиться со всеми не составило никакого труда, все были добродушными и открытыми людьми.

Глеб поставил свою палатку и занялся автомобилем.

— «Раз дело в сигнализации», — думает он, — «значит машина в порядке. Надо сбросить настройки и вернуть ей заводской код». Но дело до этого не дошло. Проверяя пульт от сигнализации, Глеб обнаруживает, что там неправильно вставлена батарейка. Петров элементарно не так вставил батарейку в пульт, поэтому машина не заводилась.

— «Ты гений техники», — воскликнул Петров, когда двигатель запустился.

— «Я только…», — попытался объяснить свои сомнительные заслуги Глеб.

— «Посмотрите на этого человека», обратился Петров ко всей группе, показывая на Глеба. – «Это – гений техники. Приехал и за одну минуту починил мою машину, которая уже неделю не заводилась».

Глеб больше не возражает этому, а только радуется, что все так удачно разрешилось. Ведь если бы она не завелась, это было бы реально позорно.

Глеб понимает, что любит Петрова. Не смотря на его вспыльчивость и категоричность, беспробудное пьянство и самодурство, было в нем что-то настоящее, большое, что не часто встретишь среди людей. И это подкупает мага, искренне располагает его к Санычу. Глеб прислушивается к нему, наблюдает, как он работает, фиксирует его подходы. Он смотрит на него и учится. Учится тому, чего сам еще не понимает.

Петров тоже видит в Глебе талант. Именно поэтому, периодически он отводит Глеба в сторону от остальных космоэнергетов, и передает некоторые секреты мастерства. Затем неожиданно он заявил ему: — «Тебе надо делать свою методику. Мы вместе Космоэнергетику не потянем».

— «Методика уже есть», — гордо ответил Глеб, — «только я ей пока мало пользуюсь».

— «Развивай ее», — сняв очки, одобрительно говорит Петров. – «С ней в Москву зайдешь».

В группе Глебу приглянулась Светлана. Статная ухоженная блондинка с большими серыми глазами и гибким телом. Ее смех и шелковистые волосы до плеч, приводят его в трепет. Он, как пятнадцатилетний подросток, волнуется в ее присутствии, и чувствует, что влюбляется. То ли свежий воздух, то ли аномальная зона, то ли ночное небо с мерцающими звездами создают романтическую атмосферу в его душе, и толкают на флирт.

Ему хочется любить и дарить любовь именно этой женщине. Несмотря на то, что он женат.

Глеб делает на Светлану приворот, открыв на нее канал любви и канал притяжения. Горячая энергия потянулась вдоль ее тела, и прикрепилась на матку и сердце. Светлана тем же вечером, ответила ему взаимностью. Теперь они ходят за ручку, никого не стесняясь, едят, спят и гуляют вместе.

Глеб чувствует себя героем, мачо, владельцем этой женщины. Его распирает любовь и страсть.

Светлана – не такая простушка, как вначале показалось Глебу. Когда Петров узнал, что Глеб с ней мутит, он отзывает его в сторону и предупреждает: — «Будь с ней осторожен. Она не такая женщина, которой прикидывается. Хлебнешь еще с ней».

Глеб на ножах встречает эти слова, подумав о том, что Петров завидует его счастью. Ведь у него самого на личном фронте постоянные неурядицы. Многочисленные жены его предают, кидают на деньги, обманывают, забирают недвижимость. И Глебу кажется, что слова Петрова – это месть всем женщинам. Сейчас разум Глеба отключен, и сосредоточен в другом месте, поэтому подобные высказывания для него враждебны.

Все оставшиеся дни путешествия Глеб чурается Петрова, держится от него в стороне. Сам ходит в одиночные походы, сам изучает аномальную зону. И это на много лучше, изучать в одного, чем толкаться в компании других людей. У каждого своя история, свои мысли, свои предпочтения, и все это сказывается на качестве наблюдения за миром. Все это накладывает отпечаток на восприятие окружающего пространства. Глеб исключает помехи, и занимается сам.

Пространство вокруг только кажется пустым. Только не внимательный взгляд сможет не обнаружить, насколько густо оно наполнено, заселено. Разноцветные плазменные шары, разной плотности и размеров, летают малыми и большими группами. Из земли вырываются белые энергетические всполохи, достигая вершин деревьев. Тихо, будто крадучись по своим делам, то и дело проходит реликтовое животное, находящиеся в состоянии энергетического облака. Проплывает или проскакивает странный туман, не сдуваемый ветром, принимающий разные очертания, и двигающийся по своей собственной траектории.

Днем при свете солнца «феномены» теряются. Вечером и ночью, все это без труда видно, даже не вооруженным глазом. А техника, фотоаппараты и кинокамеры, вообще фиксируют их постоянно. Трудно найти снимок, на котором не видны плазмойды, размытия, посторонние объекты в кадре, световые шары или вспышки.

— «Вот тебе хлебушек с моего стола», — говорит Глеб горе, выполняя свой ритуал возле холодного сейда. Сейд оживает, энергетически раскрывается. Из холодного камня превращается в теплый поток энергии. И по каким-то невидимым каналам передает это горе. И гора слышит Глеба и откликается на его ритуалы. Он чувствует от нее приближение чего-то огромного и невидимого, жесткого и, в тоже время, не злого, что смотрит на него и изучает. Дикое, буйное, непредсказуемое, но не злое и не желающее навредить.

Стоя у небольшой речки в трех километрах от лагеря, Глеб рассматривает причудливые деревья на другом ее берегу. При свете яркого дневного солнца, сначала они кажутся плотными и обычными, но, спустя несколько мгновений, деревья как бы расступаются, и за ними показывается деревня. С виду это обычная деревня. Дома с соломенными крышами, плетенные из тонких веток деревьев заборы, дымок из печных труб, пыльная пустынная улица. Ничего особенного на первый взгляд. Но чем больше Глеб всматривается, тем отчетливее понимает, что она – не людская.

— «Деревня кикимор», — вдруг доходит до него колючая мысль, от которой он вздрагивает. И тут же он видит, как существо, похожее на женщину, в белом длинном холщовом халате выходит из избы и развешивает белье на веревке в своем дворе. Глеб смотрит, не отрываясь и не мигая, он словно врос в землю. «Женщина», развесив белье, ощутив, что на нее смотрят, резко обернулась и впилась глазами в Глеба. Большие, коричневые глаза, без зрачков смотрят так, словно она в метре от него. Рта нет. Несколько зубов растут сразу из шеи. Жесткие черные волосы, похожие на веревочные каналы, образовывают голову.

Глеб рефлекторно закрывает свое лицо руками и приседает на землю. Ему страшно. Тело колошматит. Невозможно бежать или думать. На автомате он нагибается к воде, и черпает ее ладонями. Только ледяная вода речки, помогает ему успокоиться.

На следующий день Петров и Остафик проводят ритуал «Пробуждение культа Медведя». Все космоэнергеты отправляются по своим маршрутам. Шесть человек идут на гору, десять человек на озеро с белой водой, остальные, в том числе и Глеб, пошли на «говорящее» болото. «Говорящим» его назвали, потому что, иногда там видят русалок, которые поют песни, заманивая к себе людей.

Болото метров в шестьдесят в диаметре. Настоящее опасное месиво. Топь. Зеленая тина над темной, густой водой. Вода то становится черной, то коричневой, то желтой, то словно превращается в серую глину. Посредине болота растет две покосившихся березы, а вот вокруг болота, настоящие заросли. Будто частокол подогнанный друг к другу, деревья окружают периметр.

Накрапывает дождь, капля за каплей, создавая все более напряженную атмосферу вокруг болота. Глеб и его товарищи садятся на белые камни, поджав под себя ноги, и молча любуются этой странной, суровой красотой. Под усиливающийся шум дождя, действительно кажется, что болото разговаривает. То и дело слышатся какие-то гулкие крики, раздаются не громкие возгласы, похожие на человеческие, доносится рев животных. Потом все стихает, и болото словно начинает петь. Неизвестно откуда льется спокойная стройная мелодия.

Она идет откуда-то из его глубины и затягивает в свой неповторимый ритм. Мелодия сменяется шуршанием бумаги, когда ее перелистывает быстрая рука.

Русалок не видно. Из центра болота выплывает треугольник. НЛО и зависает над его центром. Космоэнергеты переглядываются от страха и удивления. В глазах каждого вопрос: — «Это все видят или только я?».

Это видят все. Причем и с закрытыми, и с открытыми глазами. Треугольное НЛО приближается к людям, увеличивается в размерах, став похожим на непрозрачную стальную пирамиду, и, сделав несколько оборотов вокруг своей оси, поднимается высоко в небо. Там исчезает.

Удивление и шок остаются на долго. Привычные представления о мире и социуме плавятся от сильного психического напряжения. Глеб ложится на камень и смотрит вверх. Ни одна мысль не может объяснить происходящее. Дождь закончился. Тучи развеялись. Небо поголубело. Из его синевы появляется крупное белое облако. Оно медленно плывет и превращается в медведя.

— «Смотрите», — не веря своим глазам, кричит Глеб, — «Медведь».

— «Саныч камлает», — задрав голову, констатирует Иван. – «Его рук дело».

— «Точно. Точно. Он нас для этого из лагеря и выпроводил», — подъитожили, уставшие от чудес космоэнергеты, грузная москвичка Татьяна, конопатый поволжец Артем и боевой заика Николай.

Гора и Петров бесконечно удивляют Глеба. Он окончательно начинает верить в Космоэнергетику и предлагает Санычу зарегистрировать ее в Российском Авторском Обществе. Петров отказывается, чего-то боится, но Глеб настаивает на этом действии.

— «Хорошо», — наконец-то соглашается Петров, — «Поможешь?». — Глеб обещает подготовить документы для регистрации. В глубине души он надеется, что Петров укажет и его фамилию в документах. Так как, он активно подсказывает ему свое видения методики, расширяет ее возможности. И желает официального признания своей роли в этом процессе.

— «Не связывайся с ней», — снова предупреждает Глеба Петров, когда они, в обнимку со Светой, садятся на поезд в Петрозаводске.

— «Благодарю вас за все», — крепко пожимает он руку Петрову, пропуская его слова мимо ушей. – «Все, что обещал по документам, по подготовке регистрации — сделаю».

— «Что дальше?», — спрашивает Светлана Глеба в купе поезда «Петрозаводск – Москва», когда тот не спешно трогается со станции. – «Лучше нам все закончить. Ты – женат, я – замужем. И разводиться с мужем не собираюсь. Да, я с ним не живу, но разводиться… У него дом на Рублевке, фирма. А у тебя что есть?», — продолжает она.

Чем ближе к Москве отстукивает расстояние поезд, тем отстраненнее становилась Светлана. Глеб рассержен, подавлен, болен. Из его рук уплывает любовь всей его жизни. Водитель мужа встречает Светлану на перроне, и она скрывается в бесконечных московских пробках. Глеб раздосадован, обижен, расстроен: — «Когда я еще увижу женщину своей мечты?».

Счастье было так близко, и так безвозвратно уплыло и скрылось за горизонтом.