Глава 20

perez 705x435 - Глава 20

Подготовка к переезду

Вернувшись во Владивосток, Глеб сдержал обещание, данное Петрову, написал первую методичку по Космоэнергетике. Издал ее за свой счет тиражом в тысячу экземпляров, и постепенно отошел от данной методики. Она уже казалось тесной Глебу, ограниченной. Яркие впечатление от поездки притупились, эмоции забылись. Образ Светланы посерел и размылся. Глеб вошел в привычный рабочий режим, и сосредоточился на Визардике.

Система удивляет его своими возможностями. Каналы работают настолько мощно, что изменения в жизни людей происходят за считанные дни, часы и недели. И для этого не требуются сложные ритуальные действия, защитные круги, пентаграммы, жезлы и таблицы ангелов. Эгрегор системы растет, развивается, постоянно просится в практики. Глеб чувствует его всем телом, сознанием, вибрациями. Он предстает перед магом в виде седовласого старца с белым посохом.

Глеб ведет прием, отрабатывая на людях новые подходы и энергии.

— «Здравствуйте», — на приеме довольная женщина средних лет. Не большой розовый шрам на левой щеке нисколько ее не портит. Светлые волосы аккуратно уложены и зафиксированы невидимками. Брючный костюм из дорогой ткани выдает ее достаток. – «Я осталась без средств существования», — начала она. – «Мой муж подал на развод. Забрал все. Мы уже вместе 15 лет, у нас двое дочерей. Я никогда не давала ему повода для ревности, а вот он, позволял себе вольности. Я закрывала на это глаза, пока это было безопасно для семьи, но теперь у него появилась особа, претендующая на мое место».

Глеб внимательно смотрит на женщину, запоминая каждую деталь в ее рассказе.

— «Неделю назад мы с подругами сидели в кафе. Он туда же приперся со своей новой пассией. Увидел меня и взъерепенился. Дома закатил скандал, как будто, это я ему изменяю. Достал ручье и гонял меня по квартире. Хорошо, девочки были у бабушки.

Он и раньше бегал за мной с ружьем, но теперь оно было заряженным. Я боюсь за свою жизнь. Я боюсь, что сама и дочки останутся без денег. Платить он не собирается. Дал мне какие-то пятьдесят тысяч долларов, и все. У нас дом в Испании, яхта, бизнес. Мне нужен хотя бы миллион».

Глеба повело от таких сумм, они для него запредельные. Заметив замешательство мага, клиентка уточнила: — «Это совсем не много для него. Он за один раз в казино по двести – триста тысяч долларов проигрывает».

— «Помириться не пробовали?» — спросил Глеб клиентку.

— «Я разводиться не хочу. Делаю все, чтобы сохранить семью. На коленях его просила подумать, успокоиться. Он – ни в какую».

— «Есть фотография мужа?» — наметив план работы, осведомился Глеб.

Женщина достала из своей черной «Хермес» фотографию мужа, положила ее на стол мага и ушла.

Несколько ночей подряд Глеб старательно открывает на нее и ее мужа энергетические каналы мира и любви, прощения и новых чувств, читает заговоры и заклинания на любовь и примирение, напитывает энергией их сердца, делает обряды на защиту семьи и детей от всевозможных вмешательств.

Через пару недель, богатая клиентка вновь сидит перед Глебом, и с благодарностью отсчитывает купюры: — «Слаба Богу», — довольно говорила она.

— «Бог здесь не причем. Это мне пришлось попотеть», — думает Глеб, радуясь такому исходу событий. Теперь у него появилось еще одно доказательство эффективности Системы, и еще большая уверенность в собственных силах.

— «Муж переписал на меня все имущество за границей», — улыбаясь красными яркими губами, спешно говорила она. — «Скоро я с дочками уезжаю на ПМЖ в Испанию. Он остается здесь, но сказал, что тоже приедет. Он к нам потеплел. Стал меня слушать. Не знаю, как это работает, но это — работает».

Лето пролетело. Глеб сделал ремонт в салоне. Обновил обои, повесил свежие жалюзи. Съездил еще раз в Дальнегорск, пообщался с посредниками, Алексеем и Андреем. На обратном пути, по их рекомендации, заскочил в город Арсеньев, где напросился на чай к полковнику КГБ Владимиру Зореву, участнику группы Глаза, автору книги «Зомби с. За окраинами мира, бытия и сознания».

Зорев высокого роста, коротко подстрижен. Острые глаза узко посажены, нос большой. В каждом движении заметна военная выправка. В общении о своих исследованиях не распространяется, делает упор на практике Глеба. Живет в обычной обшарпанной «хрущевке» с окнами во двор. Сформировав свое мнение о маге, Зорев дарит Глебу свою книгу с автографом.

В начале октября, позвонила Светлана. Она рыдает в трубку и просит Глеба срочно приехать в Москву: — «Меня муж бьет, истязает», — стонет она, — «Нужна твоя помощь. Ты говорил, что любишь. Вот и докажи».

В Глебе взорвалась бомба. Взрывной волной проснулась ненависть к ее мужу. Он всячески убивает его в своем воображении. Выкручивает руки, бьет, четвертует. Ему больно до глубины души, что Светлана страдает. И это захватывает Глеба своим сумасшествием.  В нем просыпаются былые чувства к ней, вспыхивает страсть. Он вспоминает ее глаза, ее запах, ее прикосновения. И ему снова хочется быть с ней. Хочется ее защищать, оберегать, заботиться.

— «Я постараюсь», — взволнованно шипит он в трубку. – «Что-нибудь придумаю. Мне только нужно время, чтобы подготовиться. Не знаю сколько, нужно времени».

Светлана звонит каждый вечер. Ровно в 17 часов. К этому времени Глеб заканчивает работу, выпроваживает всех клиентов и работников, чтобы, не отвлекаться, общаясь с ней. Каждый раз она сообщает ему все новые и новые подробности ее тяжелых семейных отношений, все более загружает и вовлекает Глеба в эти переживания.

Глеб стал участником этой войны. Он стремится в Москву и настраивается на развод с Натальей. Ему не легко бросать жену, но сердце его рвется к любимой женщине, и уже ничего нельзя с этим поделать. Наталья уговаривает и вразумляет Глеба, но, чем настойчивее она делает это, борясь за свое счастье, тем агрессивнее Глеб становится по отношению к ней.

Развод состоялся «по обоюдному соглашению». Глеб откупился от Натальи, оставив ей квартиру и машину. Но салон оставлять ей не захотел. Противоречивые чувства разрывают его и управляют им. С одной стороны, он благодарит Наталью, что пошла ему на встречу, дала развод и не закатывала истерик. С другой стороны, он хочет сделать ей больно, отомстить за прошлые годы своего несчастья. Хотя каких-то конкретных причин и поводов для этого не было.

Глеба уже ничего не держит в городе, кроме салона, и его обязательств перед Василием Андреевичем. Глеб знает, что Константин будет колдовать на него, обращаясь к разным бабкам, как это и было, до их знакомства. Он не может просто так бросить человека, являющегося для него покровителем и спонсором. Глеб решает найти себе достойную замену, чтобы быть спокойным в этом вопросе, и чтобы все и без него сложилось правильно.

— «Кому отдать салон?» — размышляет он, перебирая в своем уме знакомых, учеников и клиентов. – «А может оставить его Солмаз? Анне? Зое Ивановне?» — и тут в голове Глеба всплывает образ Евгении, женщины, что гадала у него на сына. Гадала и потеряла его. Гадала, а Глеб не увидел опасности, не помог, не предсказал.

Чувство вины вновь поднялось и захлестнуло мага: — «Отдам ей салон», — размышляет он, — «И хоть как-то компенсирую свою ошибку».

Евгения будто услышала мысли Глеба, и через несколько дней приехала на рынок покупать продукты. Глеб увидел ее, идущую с полными сумками к машине, и позвал на разговор.

— «Я уезжаю», — многозначительно вздыхая начал он. – «Ищу кому оставить это помещение. Вот, думал о вас тоже».

Евгения поперхнулась воздухом от такого поворота событий. Пока откашливалась, анализировала слова Глеба. И, чтобы удостовериться, что ей не показалось, спросила: — «Чего это вдруг?».

— «Считаю, что так правильно», — серьезно ответил Глеб. – «Мне кажется, что так правильно».

Евгения расплылась в улыбке. Она не могла поверить своему счастью. Такой случай выпадает раз в жизни, и удача сейчас на ее стороне.

— «В конце января, улетаю. Надо все подготовить», — продолжает Глеб. – «Познакомить вас с генеральным директором, и, если он согласиться, то салон – ваш. Еще больше месяца есть в запасе, чтобы все спокойно решить».

С этого дня Евгения стала лучшим другом Глеба. Она каждый день захаживает в салон, интересуется делами, расспрашивает про здоровье и настроение. Справляется своим тоненьким голоском о его делах, интересуется подробностями ведения магического бизнеса. Хочет изучить Визардику и Космоэнергетику, и берет у Глеба уроки магических воздействий. Всячески силится понравиться магу, и стать ему ближе.

Привычная реальность Глеба рушится. Все, к чему он привык за свои тридцать три года жизни, заканчивается. Впереди открываются туманные перспективы другого города, и неизведанный мир другой женщины.

Глебу тяжело. Он нуждается в друге и советчике. Евгения оказывается именно таким человеком. Глеб рассказывает ей о романе со Светланой, показывает свои душевные переживания и сомнения, не скрывает свою слабость и уязвимость. Он уже не маг без страха и упрека, а обычный молодой мужчина со своими странностями и слабостями.

Он жаждет получить от нее поддержку и советы умудренной опытом женщины, и все ближе подпускает Евгению к себе.

Раскладывая карты Таро, на которых она умело гадает, она расписывает ему прекрасное будущее, наполненное радостью, любовью и счастьем. Особенно делает упор на материальный достаток жизни в Москве, реализацию его как мага, преданность и верность Светланы.

— «Вы – родственные души», — говорит Евгения, доставая очередную карту. – «Вы встретились по судьбе. У вас все очень удачно выстраивается. Карта «Влюбленные» говорит именно об этом» Возможен крепкий брак, семья, общие интересы. Путь открыт, и нельзя упускать такой шанс».

— «А где мы будем жить? Как у нее отношения с мужем? Есть ли какие помехи?» — колбасится Глеб.

— «Жить будете у нее. У нее есть своя квартира. С мужем она разойдется. Помех нет».

Глеб верит ее предсказаниям, ведь ему хочется, чтобы все было именно так.

В отдельные минуты, будто очнувшись от какого-то сна, Глеб спрашивает себя: — «Почему Евгения сама не увидела смерть своего сына? Она ведь хорошо гадает. Почему повесила на меня эту вину? Не смогла справиться с собственной болью и просто переложила ответственность на другого?».

В такие минуты Глеб требует от Евгении честного слова, что, если у него не получиться в Москве, и он вернется назад, она отдаст ему салон обратно.

— «Все это может быть временно», — говорит он ей, — «Тогда вам придется уйти отсюда. Вы понимаете это? Конечно, вы сможете остаться здесь работать в качестве специалиста, но салон будет снова мой. Пообещайте, что вернете салон, если, не дай бог, я вернусь».

Евгения покорно склоняет голову и многозначительно кивает головой: — «Да, конечно, верну».

Глеб проникается симпатией к Евгении, но все же не торопится знакомить ее с Василием Андреевичем. Без его согласия, здесь никто посторонний не будет. Что-то смущает Глеба в Евгении, настораживает. Евгения, чувствуя сомнения Глеба, все настойчивее обхаживает его, и даже предлагает укрепить их договор ритуальной любовной связью. Евгения хорошо выглядит, и десять лет разницы между ними не играют особой роли, тем более что у Глеба уже были женщины старше него.

Хотя Глеб изредка посматривает на ее коленки, все же от такого щедрого предложения он отказывается. Его любовь к Светлане растет, и он думает только о ней.

Когда Василий Андреевич вернулся из командировки из Китая, он встретился с Глебом и Евгенией в своем кабинете. Развалившись в черном директорском кресле, он внимательно выслушивает рассказ Глеба.

— «Любовь, ничего не поделаешь», — подытоживает Глеб виновато.

— «Жалко, что ты покидаешь нас», — отвечает Василий Андреевич, – «Без тебя меня заедят», — смеется он, — «Но твое решение – уважаю».

— «Я нашел себе замену», — говорит Глеб Василию Андреевичу. – «И вас не бросаю. Это — Евгения. Она – талантливый специалист. Сможет делать все, что делал я. Помогать вам в делах и здоровье».

Евгения улыбается и жеманничает: — «Буду вас оберегать. Помогать. Любые вопросы спрашивайте – на все отвечу».

Василий Андреевич задает ей пару вопросов на отвлеченные темы и прощается с Глебом.

Евгения отвозит мага в аэропорт на своей машине. По дороге они рассказывают анекдоты, слушают музыку. У обоих хорошее настроение. Глеб видит себя в Москве, а Евгения в салоне.

— «Откажись от своих планов», — слышит маг отчетливый голос «черных» у себя в голове, когда проходит летный досмотр. – «Поддерживаем», — вторят им «голубые». – «Оставайся здесь. Купи себе что-нибудь на эти деньги, развлекись, и займись делом. Ты нам нужен тут».

Глеб посылает и тех и других на три буквы и садится в самолет.