Глава 21

21 705x435 - Глава 21

Глеб легко и быстро спорхнул с трапа самолета и пружинисто, в ожидании встречи со Светланой, направился к выходу их аэропорта. В зале прилета Светланы не было. Глеб напрягся и несколько раз внимательно осмотрел встречающих. Ее не было. Настроение резко упало, появилась рассеянность. Глеб отошел к широкому стеклу зала и судорожно стал думать, что произошло: — «Наверное пробки», -пришла первая мысль, — «Она опаздывает, потому что пробки. Постою, подожду. Сейчас появиться, а почему не звонит? Наверное, что-то случилось?».

Глеб сам набрал номер Светланы и волнительным голосом сказал: — «Привет».

— «Привет», — зазвучал знакомый ласковый голос в трубке. – «Ты уже прилетел? Я в аэропорт не приеду. Далеко. Встречу тебя в гостинице. Адрес эсемеской».

Глеб опешил и на минуту засомневался, зачем он прилетел в столицу: — «Разве влюбленные люди, которые желают скорее увидеться не спешат навстречу друг к другу? Разве те, кто любят, не ценят каждую минуту вместе после разлуки? Сам бы я обязательно встречал здесь и ловил каждое мгновение».

Удрученный и раздосадованный, Глеб сел на аэроэкспресс, добрался до Белорусского вокзала, и там утонул в шумном метро. Примерно через полтора часа он стоит в вестибюле гостиницы «Университетская» и жадно смотрит по сторонам, ожидая увидеть Светлану. Гостиница оказалась христианская. На каждом метре стены висят иконы, пахнет ладаном и постностью. Посетители с какой-то полупрозрачной кротостью направляются в столовую.

Такой выбор гостиницы удивил Глеба. Он даже не предполагал, что такое бывает. И это тоже шокировало его неожиданным впечатлением.

Светлана показалась в расщелине двери. Глеб ринулся к ней навстречу и жарко обнял. Она ответила тем же, в душе Глеба все успокоилось, и московская жизнь началась. Первые четверо суток влюбленные не выходили из номера вообще. Еду заказывали из ресторана, наслаждались обществом друг друга. Разговаривали о жизни. Когда локти и колени из-за жарких объятий, были основательно стерты, Глеб и Светлана отправились на прогулку на Воробьевы Горы.

Свежий морозный воздух пьянит Глеба. Столица вдохновляет своими огнями и масштабами. Любимая женщина стоит рядом. Глеб наполнен счастьем и вдохновением. Он посвящает Светлане стихи, и бережно ее обнимает.

Все же девятичасовая разница во времени Москва – Владивосток, бессонные влюбленные ночи, московский шум и суета, сказывается на состоянии Глеба. Усталость незаметно, но уверенно прокрадывается к нему. Секунды воспоминаний о прошлой размеренной жизни, вспыхивают в его душе тоскливым миражом.

— «Что будет дальше», — задумывается он.

Перспективы еще слишком туманны. Проживание в гостинице – удовольствие не из дешевых. Пора думать о своем жилье.

Светлана предлагает снять квартиру на Юго-Западе Москвы во Второй Олимпийской деревне. Хороший вариант находится именно там. Удобно расположенный дом, не далеко остановка маршрутки, до метро двадцать минут. Квартира трехкомнатная, с мебелью и техникой. И по случайному стечению обстоятельств, в соседнем доме живет ее закадычная подруга.

Отдав Светлане полторы тысячи долларов на аренду за месяц, чтобы она расплатилась с хозяевами, и еще пятьсот долларов на организацию быта, закупку моечных средств и продуктов, Глеб слегка задумывается о целесообразности своего пребывания в Москве. Но его стремление осчастливить эту женщину, быть с ней, побеждают его критический разум.

— «Денег осталось совсем не много», — озвучивает он Светлане. Она внимательно и серьезно выслушивает Глеба и предлагает ему искать работу.

— «Женщина работать не должна», — заявляет она», — «Женщину должен обеспечивать мужчина».

Глеб анализирует ситуацию, и пытается устроиться в магические салоны столицы, обзванивая по объявлением каждый из них. Перед ним на столе лежит газета «Оракул» и «Тайная власть», которая пестрит рекламой подобных салонов.

— «Здравствуйте. Я по объявлению у вас написано, что на работу требуются специалисты».

— «Да», — раздается не совсем дружелюбный женский голос в трубке. – «Специалисты широкого профиля. Чтобы и гадали, и привораживали, и порчи наводили, и болезни лечили».

— «В принципе, я это все умею», — говорит Глеб.

— «У вас есть прописка Москвы или Московской области?».

— «Нет», — сникает Глеб.

— «Тогда, до свидания. Нам приезжие не нужны».

— «Но я много чего могу делать», — пытается возражать Глеб. – «Большой опыт работы в магии».

— «Это не важно» — грубит голос, — «Главное, чтобы была прописка и солидная внешность».

Подобный разговор повторяется в десяти салонах. Одиннадцатый звонок Глеб уже не делает. Он злится на московских экстрасенсов и так называемых, магов, понимая всю неискренность и не правду этого бизнеса в этом городе.

— «С работой – облом», — говорит он Светлане, когда та возвращается из магазина. – «Пока не знаю, что дальше делать».

Светлана обещает подогнать клиентов. Через несколько дней, Глеба просят подъехать в один банк, чтобы поставить защиту начальнику отдела ценных бумаг. Старое сталинское здание в девять этажей полностью арендовано банком. На входе квадратные здоровенные охранники в серых строгих костюмах.

Пропуск на имя Глеба и Светланы выписан, поэтому охранники стоят без движения, словно статуи. Мансардный просторный кабинет наполнен теплом. За массивным офисным столом, сидит женщина средних лет. Ухоженная, собранная, слегка усталая. Темные волосы аккуратно волнятся вправо и слегка прикасаются к черному строгому пиджаку.

В кабинете два стула, два кресла и три огромных шкафа вдоль стен, битком заставленные толстенными бумажными папками.

— «Плохо мне», — без реверансов заявляет женщина Глебу, после представления его Светланой.  – «Устаю, как слон. Работаю по четырнадцать часов в сутки. Вся на нервах. Никакой личной жизни. Но работу свою люблю, только надрываюсь сильно. Раньше, вроде не замечала усталости, а сейчас вот даже глаза полуоткрыты. В отпуск не могу уйти. В общем, запар по полной».

Глеб понимает, что у нее хронический стресс и предлагает пути решения: — «Сейчас я вас прокачаю, и будет все нормально». Он берет ее руки в свои и качает через них энергию. После ряда получасовых манипуляций, женщина оживает. Глаза снова светятся, оптимизма, хоть отбавляй».

Заработанные пятьсот долларов Светлана тратит на косметику и женские прибамбасы. Пару дней и денег снова нет. Глеб обзванивает своих московских учеников и клиентов, и проводит с ними семинар по Визардике, и как-то еще выкручивается из сложной финансовой ситуации. Но Светлану разовые мизерные прибыли не устраивают. Она требует, чтобы на тумбочке каждую неделю лежали минимум пятисот долларов на расходы, еду, развлечения.

У Глеба еще в заначке семь тысяч зеленых, о которых Светлана не знает. Он не торопиться говорить ей о них, а наблюдает за ее поведением. Месяц заканчивается, требуется снова платить за квартиру арендую плату. У Глеба большие сомнения по этому поводу. Любовь затянулась бытом и поиском средств к существованию. И даже в постели, Светлана уже не кажется ему такой теплой, страстной и желанной.

За все время пребывания в Москве, Глеб ни разу не позвонил Петрову. Он не хотел с ним встречаться. Он начал понимать, что Петров был прав на счет Светланы, но признаться в этом себе, не хватало поджилок. И еще Глеб хотел развивать здесь Визардику, заниматься Космоэнергетикой он больше не собирался. Она была для него узка и неинтересна.

Его рассказы о Визардике, которые он вел среди своих друзей-космоэнергетов, дошли до Петрова. Его попросту заложили за его свободомыслие. Петров взбеленил и послал Глеба куда подальше. В ответ Глеб перекрыл все каналы Космоэнергетики, и она перестала работать. Пока Глеб дулся на Петрова, никакие его каналы не открывались. Энергия из них исчезала, и в структуре Космоэнергетики появилась черная дыра.

Когда Глеб оттаял, он снова вернул систему Петрова в рабочее состояние. – «Там ведь много людей, которые могут себя покалечить», — подумал Глеб. – «Пусть уж работает».

С Петровым Глеб больше не общался, вычеркнув его из своей жизни. Все его мысли о Светлане, которая потихоньку охладевает к Глебу. Глеб старается не верить в это, не замечать ее отстраненность. Убеждает себя, что это лишь случайные скачки настроения. Ходит перед ней на задних лапках, пытаясь всячески угодить.

Глеб купил цветы, приготовил ужин, и настроился на серьезный разговор со своей возлюбленной. Она должна была вернуться с какой-то деловой встречи с минуту на минуту. Но в назначенное время Светлана не пришла. Ни через час, ни через два она не объявилась. Глеб оборвал ее трубку звонками, но номер, то был занят, то просто не отвечает. Тогда Глеб позвонил ее подруге, что жила рядом, и та успокоила его, что со Светланой все в порядке: — «У нее дела», — сказала она», — Не беспокойся. Она меня предупредила, что с ней все хорошо».

Глеб пытается выудить подробности, но подруга положила трубку. Оставалось только ждать. Напряженно и томительно ждать.

— «Почему она ее предупредила, а меня нет?», — мусолит он бесконечные мысли. – «Не смогла? Не захотела? Что случилось? Где она?».

Так прошла бессонная ночь. Утром появилась довольная и независимая Светлана. Она прямо смотрит Глебу в глаза, и в этом взгляде он понимает, что произошло. Светлана была с мужчиной. Она больше не хотела видеть рядом с собой Глеба. Прошла любовь, если вообще была.

— «Ты пока можешь оставаться в этой квартире», — отстраненно говорит она. – «Я поживу у подруги». – Глеб пытается выяснить отношения, но она на разговор не идет. Уже, стоя в дверях, она сказала: — «Я поняла, что ты меня в Карелии привораживал. Так нельзя поступать. Я сделала с тобой тоже самое. Пусть это будет для тебя уроком. И еще, ты — хороший парень», — сказал она, — «Но я тебя сломаю. Я этого не хочу, поэтому мы расстаемся».

Зимний холод проник в Глеба, и он осознал, что произошло. Он потерял салон, развелся с женой, лишился любимой, поссорился с Петровым. Он в Москве, ему негде жить. Его жизнь рухнула. И что теперь делать он не знает. В такие минуты ощущаешь всю хрупкость своего бытия, и от этого становится очень страшно и неуютно.

— «Надо с ребятами попрощаться», — потеплел Глеб, когда Светлана ушла. – «Пообщаюсь с ними перед дорогой в аэропорт».

Друзья – космоэнергеты рассказали Глебу о Светлане много интересного. Оказывается, она периодически ругается с мужем, уходит от него, ищет себе какого мужика и живет за его счет. Потом муж просит прощение, дарит подарки, и у них начинается конфетно-букетный период. Так они в семье развлекаются и поддерживают новизну отношений. Глеб по счету уже восьмой или девятый в этом списке временных любовников. И все, что с ним произошло — хорошо спланированный спектакль, который проигрывался уже не в первый раз не только с Глебом.

— «Наташа», — Глеб позвонил своей бывшей жене. – «Прости меня, я хочу вернуться. Можно?».

Наталья плачет в трубку и разрешает ему вернуться на испытательный срок.

Глеб собирает вещи и едет в аэропорт. Ему предстоит не легкий путь возвращения домой. Из такси он звонит Евгении, предупреждает ее, что возвращается. Недовольное бурчание Евгении нисколько не смущает и не настораживает Глеба. Он занят своими переживаниями и предстоящим разговором с Натальей.