Глава 3. Нибиру

Vladivistok 2 705x435 - Глава 3. Нибиру

Я больше двадцати лет занимаюсь магическими практиками. Сейчас магия стала иной; я интересуюсь не только прикладными аспектами, но и философией и культурой. Мой интерес вызывает духовность. За это время на мое пути встречались разные люди, были  разные учителя. Как я относился к тем, кто был моим учителем или считал себя таковым?

Считал ли я тех людей учителями? Этот вопрос как-то особенно остро стал ощущаться в моем сердце последние недели. Следует выписаться, переосмыслить, рассказать.

Мое путешествие в мир непознанного началось с недельных магических курсов, который в середине девяностых годов в арендованном зале в музее имени Арсеньева в городе Владивостоке, проводил тогда еще начинающий маг и астролог Александр Ремпель.

Не буду распространяться о своих снах, видениях, которые были у меня в детстве; о том, что я видел и чувствовал в Туве, находясь на службе в армии; о том интересе, что подогревался и разделялся моей мамой, после моей демобилизации; и о том могучем движении поиска потусторонних причин всех наших бед, которое наблюдалось у всего населения нашей страны в перестроечные годы. Все это было, и все это накладывалось на мою молодую неустойчивую психику. Не удивительно, что я читал всевозможные гороскопы и предсказания, верил Чумаку и Кашпировскому, штудировал (тогда еще редкие) книги по магии, эзотерике, оккультизму. И хотел стать экстрасенсом! При этом я не представлял себе, как это все возможно сделать, но мечту свою хранил и лелеял весьма трепетно.

Не было ни одного заезжего гастролера с целительскими сеансами, на которые бы я не ходил. Я слушал все, что говорят на сцене, раскрыв рот, и тайно представлял себя, ни сидящим на неудобном деревянном кресле в зрительном зале, а, как минимум, стоящим на сцене в лучах завораживающих софитов. Я делал умное лицо, глубоко и театрально вздыхал, поднимал руки к небу, черпая оттуда энергию, и направлял ее на удивленных и восхищенных зрителей. Я даже слышал восторженные возгласы излеченных, и упивался собственным талантом и всемогуществом. Конечно, я представлял и красивых поклонниц с цветами в руках, визжащих от восторга, что смогли ко мне прикоснуться…

Экстрасенсы приезжали во Владивосток с завидной регулярностью. Они выступали то во Дворце Моряков, то в Доме Молодежи, то в концертном зале Приморской Филармонии – на самых лучших и вместительных площадках нашего города. Эти люди казались мне настоящими волшебниками, не знавшие ни страха, ни упрека, и общающиеся с самим Господом! Я наделял их самыми лучшими качествами, на которые только способны люди!

Они были для меня – людьми из другого мира, мира Света, Любви, всепрощения и всепонимания! Я возносил их на сказочный пьедестал победителей и верно поклонялся своему представлению. Они казались мне идеальными!

Не много мой идеализм пошатнулся на одном из сеансов одной из “целительниц в седьмом поколении”. Она давала недельную гастроль, и ее рекламой пестрили все подземные переходы. Билеты были раскуплены, и сколько я не пытался купить счастливый билетик, мне никак это не удавалось. В последний день ее представлений, то есть, она проводила семь исцеляющих сеансов на протяжении недели, мне все-таки удалось попасть в этот заветный зал. На дополнительное место на самом удаленном балконе. Ну это не важно, важно, что я – участник волшебства, и вместе с другими сегодня смогу ощутить светлые божественные потоки! Однако, светлыми божественными потоками даже не пахло. Целительница начала свое выступление с проклятий и угроз. Дело в том, что накануне у нее кто-то тихонечко умыкнул ее записную книжку с ее заговорами. (Сейчас-то таких книжек полным-полно на любом развале, а тогда – фантастическая редкость). И она вылила весь запас своих бурлящих эмоций на смотрящих на нее с надеждой зрителей. Она не стеснялась в выражениях, чем ввела (по крайней мере меня) в глубокое недоумение. Я получил большое разочарование от этой встречи, и с тех пор, массовые сеансы целителей, магов и экстрасенсов больше не посещал.

Но я посещал их до этого!

Как-то раз на стадионе “Динамо” очередной “маг” “лечил словом божьим”. Туда меня уговорил пойти один мой знакомый (как сейчас помню, Вовка Зайцев), тем более что вход был бесплатный. Пришли. Народу полный стадион. Организаторы в черных костюмах и белых рубашках. С иностранными бейджиками. Говорят с акцентом. Улыбаются. Явно америкашки. Я их как-то с раннего возраста не люблю, сразу по мордасам им хочется заехать. Но Вовка уговорил остаться посмотреть. Сели на трибуну, сидим. Первый час они благодарили всех, что пришли, и все про Иисуса спрашивали: мол, верим ли мы в Иисуса? А в Деву Марию? И дальше по списку. Мол, кто верит, тот и исцелиться. В общем, прокачали публику как надо. А справа от меня сидел мужичок печального вида, скрюченный весь. Шея скрюченная, пальцы тоже. Как-то мы с ним разговорились. Он говорит, что уже несколько лет ездит за “чудотворцами” по разным городам, исцеления ждет. Верит до глубины души. Правда, пока не помогает, но он надеется, что поможет.

Мне грустно и печально стало. Жалко мужчину, себя, и всех нас, кто здесь собрался. Я на выход, а Вовка сидеть остался. Насколько мне известно, так он этой секте до сих пор числится.

Первая эзотерическая газета Владивостока – это “Джентри”. Газетой ее трудно назвать, газетенка на двух страничках серой бумаги. Но факт, что – первая, и покупалась моментально. Автор ее и составитель все тот же Ремпель. И вот читаю я в ней, что проводится набор на магические курсы. Стоимость 120 рублей, не мало по тем деньгам. Все-таки решился, все-таки записался. Семь дней в неделю по два часа в день.

Я к этому времени уже гипноз по книжкам освоил, на массажиста выучился, и вот на мага созрел. Пришел в назначенное время в назначенное место. Таких как я – человек двадцать. Расселись по стульчикам, ждем начала. Ремпель собрал денежки и начал. Был он в грязно-желтом пиджаке и потертых джинсах (что для перестроечных времен достаточно стильно). Он всегда старался держать стиль, хотя в начале своей карьеры одевался скромно.  Уже потом, спустя год, он перешел на дорогие рубашки и костюмы. Тут сказалось удачное развитие бизнеса, и его жена Ляна постаралась.

Александр Иванович Ремпель – первый Владивостокский маг и астролог. Первый, кто догадался открыть в городе магический салон и создать свою магическую школу. Первый, кто вывел магию из квартир и частных дворов на широкую аудиторию. Он грамотно поставил это дело на поток, направил в массы, и оказался большой молодец в этом.

Но пока ничего этого еще не было. Я сидел в полуобшарпанном помещении и слушал его рассказы о могуществе потусторонних сил. Что-то запоминал, что-то конспектировал. Рисовал амулеты Луны, талисманы Нептуна, квадраты Пифагора, таблицы “сатор, орепа, тенет”, и другие важные составляющие тайного искусства. Уши мои работали как локаторы. Мне все нравилось. Я получал “вселенские” знания. Конечно, тогда я не догадывался, что часть этих знаний была почерпнута из книг Папюса, и просто восхищался услышанным от практикующего специалиста.

Ремпель – крепок и мускулист. Подтянут, широкоплеч. Бывший каратист. Взгляд прямой и глубокий. Усы в пол лица, устремленные вдоль рта к низу. На указательном пальце правой руки золотой перстенек. Голос громкий, речь отрывистая. Одним словом, лидер, за которым я позднее пошел.

Курсы закончились через неделю. Десять часов магической подготовки не сделали меня магом, хотя я очень на это надеялся. Я был воодушевлен, подвижен, но ни внутренней силы, ни каких-то способностей в себе не чувствовал. Я думал, что что-то волшебное произойдет со мной на этих занятиях, и я как-то преображусь и наполнюсь; а была только тревога и непонятное ощущение страха перед будущим. Мне казалось, что мое обучение сделает из меня другого человека, и я стану обладать такими качествами, которых у меня до этого не было, например, двигать предметы усилием мысли, или зажигать свечу от одного только взгляда. В реале у меня была общая тетрадка с исписанными и разрисованными двадцатью страницами. И что делать дальше? Я и так уже после армии сидел у мамы на шее (учеба в институте не считается), и начал искать работу.

Путь мой мне был не известен, и я заказал натальную карту на год у того же Ремпеля. Я хотел выяснить, к чему у меня есть способности и предрасположенности от природы; и что мне рекомендуют звезды. Что они мне советуют; какой профессией заниматься?

Пока натальной карты не было, я устроился в какую-то контору грузчиком. Надо было разгружать и загружать продуктовые машины, которые развозили товар по магазинам. После недели напряженной работы, я сделал самостоятельный вывод: “Что это – не мое”, и приспокойненько уволился. В те времена все работали без трудовой книжки и отрабатывать две недели по КЗОТу мне не понадобилось.

Сидеть дома мне тоже не хотелось. Молодая энергия била через край, и я попробовал бизнес. Наврав с три короба про опыт работы, устроился в фирму, что занималась цветными металлами, менеджером. Зарплаты нет, только проценты от сделки. Сделок тоже нет. Трудновато. Через пару месяцев появился клиент, и мне дали первое задание – закупить на каком-то удаленном складе КАМАЗ меди и отвести на разгрузочную станцию для дальнейшей погрузки в вагон и отправки в Китай. Я голодный и злой. Попробуй просиди столько времени без денег! А дали мне наличку. Большой соблазн. Приехал я на этот склад и смотрю, что кроме самого порезанного металла, есть еще какие-то моторчики и там внутри этих моторчиков под железным кожухом медная проволока. Цена этих моторчиков в два раза дешевле. И решил я эти моторчики купить вместо кусков чистой меди, чтобы проволоку размотать, а разницу себе в карман положить. Купил, привез.

Естественно, мои закидоны в фирме не поняли, и это был мой последний рабочий день.

Восстановившись эмоционально от коммерческой деятельности, я устроился в мебельный магазин охранником. Спокойно, размеренно; то, что надо. Газовый баллончик в кармане, отдельный кабинет. Все удобства. Однако скучно мне стало скоро. Начал я туда девочек своих знакомых водить, или к девочкам со службы сбегать. А что? Очень удобно, и вроде деньги платят, и вроде удовольствия получаешь! В общем, пару раз меня застукал начальник смены, потом еще директриса магазина, и меня вежливо попросили…

В театр я идти работать не хотел, по своей актерской специальности, и тут я вспомнил про свою натальную карту. Ремпель тогда эти карты да гороскопы за отдельную плату делал, а расшифровку давал за отдельную. Она так у него и лежала, пока я за расшифровкой не пришел. Посмотрел он ее внимательно, и говорит: “Никуда работать не устраивайся. Будешь у меня работать в салоне. Он открывается скоро”.

Так я стал профессиональным магом.

Учил ли чему-то Александр Иванович, когда я уже был членом его коллектива? Давал ли уроки? Обменивался опытом? Нет. Иногда, подсказывал, советовал, но в основном, наблюдал со стороны. Он был занят своими делами, своими клиентами, своими проблемами. У меня была потребность учиться, но он ее не удовлетворял. Я нарабатывал свой опыт через клиентов. Каждый день по несколько человек, со своими страданиями, просьбами и страхами. Приходилось обучаться по ходу дела. Он не сформировал у меня правильную философию, не дал верного направления мыслей. Я был предоставлен сам себе, и окунулся в омут вседозволенности: порчи, привороты, и тому подобные гадости.

Это поощрялось, поскольку приносило салону деньги. Внутри меня была неудовлетворенность. Я ждал от Ремпеля учительского внимания, а его не было, и я стал обижаться на него. У меня появилась обида, которую я компенсировал тем, что тырил деньги мимо кассы, разработав искусный план получения дополнительных процентов. Мне от этого было легче; я выравнивался внутри себя. Моя значимость повышалась.

Дополнительные деньги я пускал на дополнительное обучение у других людей. Ездил по городам России, перенимая мастерство различных специалистов.

Важной поездкой для меня была поездка в Санкт-Петербург к председателю профессиональных гипнотизеров профессору Кандыбе. Он проводил двухдневные курсы по теме: “Гипноз и СК”. К моменту моего созревания на покупку билета в Питер, я прочитал уже более десяти книг этого автора, и желал личной встречи.

В свои 25 лет, кроме армии, конечно, (но это было не по своей воле), я еще ни разу не покидал Владивосток, ни разу далеко не путешествовал. Был напрочь домашним и территориальным. Лететь в такую даль одному было волнительно, и я подговорил своего дружка Серегу полететь вместе со мной. Серега тоже увлекался оккультными практиками, гипнозом, и уговаривать его долго не пришлось. Еще один фактор, который являлся основным в его решении поехать, это то, что ему нравилась одна девочка, а подкатить к ней просто так он не решался. Он хотел ее сначала приворожить, загипнотизировать, а уж потом развить романтическую деятельность.

Лететь на самолете оказалось не так волнительно, как проехать в метро. Ни я, ни Серега ни разу в своей жизни метро не видели. Для нас, дикарей с Приморья, оно – настоящая диковинка. Случилось так, что автобус из аэропорта высадил нас на закрытой станции, то есть, вагоны метрополитена подходят не как у обычной электрички, и мы их видим, а идут в глубине тоннеля. Приближения их мы не видим, только слышим нарастающий шум и скрежет. Затем открываются железные двери в скале, и – опа! можно сразу войти в вагон.

– Толян, это че?

– Не знаю.

– А куда входить?

– Спроси, что полегче.

Представляете наше состояние? Мы на Питерской станции метро. За двенадцать тысяч километров от родного дома. Спускаемся на эскалаторе (который тоже видим первый раз в жизни) глубоко под землю. Тут начинает все дребезжать и грохотать. Открываются двери в скале и оттуда вываливается толпа народа. Двери закрываются, снова грохот, народ быстро рассеивается, и тишина. Мы зависли минут на пятнадцать. Не то, чтобы мы не слышали, что так бывает, но все равно, было как-то не по себе. Волнительно. Потом, конечно, успокоились и разобрались. Шок от увиденного прошел и мы удачно доехали до гостиницы. В гостинице встретили синего негра. Сам он черный, да вот на свежем осеннем воздухе кожа его посинела. Показывая на негра указательными пальцами, и высказывая свое удивление: “мол, смотрите, какое тут ходит”, мы поселились в номер.

Курсы начинались с завтрашнего дня.

Мы пришли заранее, за час. Чтобы точно знать место, где они будут проходить, и случаем не ошибиться со зданием и районом. Удостоверившись, что все точно, не много прошлись по Невскому проспекту, обошли гостиницу Метрополь, и довольные вернулись на Малую Морскую улицу. На входе в помещение нас встретила приветливая старушенция, объяснила, где можно оставить верхнюю одежду; где находится туалет; как себя нужно вести на лекциях. Она же взяла оплату (по-божески) и записала наши фамилии для выдачи дипломов.

Зал квадратов тридцать. Без излишеств. Стол, стулья, кипы книг. Людьми забит битком. Мы как-то устроились. Вошел Кандыба. Не молодой мужчина с острым взглядом, черными глазами и высоким лбом. Плечи широкие, сильные. Фигура борцовская, слегка мешковатая. Внешностью не много напоминает кавказца, такого заботливого дедушку – соседа. Он всех поприветствовал и начал свой рассказ.  Говорил про русский народ, его историю, свой метод, политическую обстановку, здоровье и людей и многое другое. Говорил интересно, насыщенно, содержательно. Наполнял нас своими эмоциями и своим интересом. Что-то показывал, где-то шутил. Все сидели как завороженные. Первый день пролетел незаметно. Упражнений мы никаких не делали, но про теорию гипноза, про его виды и подходы узнали очень много.

Второй день начался с практики. Все участники разбились по парам и отрабатывали различные приемы ввода другого человека в гипнотический транс. Тут были, и русские техники, и индийские, и арабские, и тибетские, и медицинские, и религиозные.

– Спать. Спать! – слышалось то и дело с разных сторон. – Вы подчиняетесь моему голосу и погружаетесь в глубокий сон. Ваши руки тяжелеют, ноги наливаются свинцом, туловище становится как ватное. Голова пустая и тяжелая. Вы засыпаете все глубже и глубже.

– Вы будете спать, а я буду говорить. Вы сможете как бы со стороны наблюдать за всем происходящим. Ваше тело следует за моим голосом.

– Все четче и четче.

– Расслабьтесь. Расслабляетесь.

– Под моими руками тепло. Чувствуйте это тепло в своем теле.

– Правая рука всплывает вверх. Она легкая, невесомая, воздушная.

Как высшую технику гипноза, Виктор Михайлович Кандыба дал нам особое состояние сознания, назвав его “СК – состояние Кандыбы”, и научил входить в него по словесному коду. Основной целью СК является синхронизация полушарий головного мозга, за счет которого пробуждаются скрытые в человеке способности и таланты. Конечно, они пробуждаются ни сразу и ни сами по себе; их надо пробуждать и тренировать. Например, способность к визуализации достигается путем ежедневных тренировок в течении трех месяцев, а способность видеть ауру через углубление СК, то есть, тоже путем практик и тренировок. Есть люди от природы, способные быстро научиться видеть образы, а есть такие, которым может потребоваться несколько лет, поскольку им лучше дается чувствование или восприятие звуков, вкусов, запахов.

Любое магическое (кроме подселения сущностей), гипнотическое, экстрасенсорное обучение – направлено на раскрытие в человеке того, что уже в нем заложено от рождения. Никто из людей не в силах создать то, что создать невозможно! Поэтому следует ясно понимать для себя, что стремление к тому, что для вас недостижимо ни при каких условиях – только напрасная трата времени и сил. Более того, это может уводить от тех талантов, что скрыты в вас самих, но вы старательно их не замечали, ориентируясь на возможности и способности других людей. Вот, кто-то что-то видит, и вам хочется так же! А вдруг вам дано писать музыку, или чувствовать руками?! Вы и в видении ни преуспеете, и свои таланты загубите. СК – состояние, как, впрочем, и многие другие трансовые состояния, балансирующие работу полушарий, помогают раскрываться тому, что в вас уже есть! А как иначе? Иначе – вхождение в иллюзию и пребывание в ней!

Следует научиться слушать себя, свою интуицию, свое сердце, и стараться развивать то, к чему у вас есть склонность; то, к чему у вас есть предрасположенность, а не одно лишь желание. В этом смысле очень важно на начальном этапе своего развития, когда ваша психика еще не сформировалась должным образом, попасть в руки порядочного и грамотного учителя. В противном случае, вы рискуете попасть в ложные убеждения, постепенно перерастающие в психические расстройства.

– Войдите в состояние, – сказал Кандыба, – и перенеситесь в какое-то место, которое вам хорошо знакомо; в то место, где сейчас находится знакомый вам человек. Ощутите и запомните все детали вашего полета. Всем своим нутром дайте знать вашему знакомому, что сейчас, в данный момент, вы находитесь рядом с ним. Прикоснитесь к нему, потрогайте занавеску, и возвращайтесь назад в свое тело, в этот зал. Когда вернетесь домой, расспросите своего знакомого, что он чувствовал в данный момент? Что ощущал? Был ли эффект присутствия? Может он в это время о вас вспомнил?

“Три”! Открывайте глаза. Кто хочет рассказать о своем путешествии?

Легкие руки, что казались крыльями орла, медленно опустились на колени.

– Можно я расскажу? – спросил я.

– Да, – ответил Кандыба.

– После вхождения в состояние, в руках появилась легкость. Они стали всплывать и двигаться как крылья. Это – не произвольные движения. Я просто наблюдал за тем, как они двигаются. Затем я увидел туннель. Он стал засасывать меня как в воронку. Я поддался этому, и полетел. В сознании я определил, что хочу попасть к себе домой, в квартиру, в которой живу. По времени там сейчас должна находиться моя мама. Потом я у нее спрошу, что она ощущала в это время.

Пролетев по темному тоннелю, я оказался в своей комнате. Во всем теле была дрожь и достаточно сильное волнение. Дыхание сбивалось. С трудом успокоившись, я огляделся в комнате. Пару раз прошелся туда – сюда, попрыгал. Представил, что открываю дверцу шкафа. Вроде услышал скрип двери. Потом меня сильно потянуло назад, и я вышел из состояния.

– У тебя начали открываться магические способности, – как-то недовольно произнес Кандыба. – Пообещай мне не делать людям зла.

Я кивнул головой, но, вероятно, это было не убедительно.

– Дай слово, что ты не будешь причинять людям вред, – очень серьезно сказал Кандыба.

– Даю, – закашлявшись произнес я.

– А то умрешь, – добавил гипнотизер.

– Даю, даю.

(Слово, конечно, я свое не сдержал. И потом колбасил народ по всякому. И только, когда мне исполнилось 33 года, я сам дал себе такое слово, и держу его по сей день).

Все участники занятий наперебой стали рассказывать свои истории. Все были в восторге от пережитого опыта. Каждый обрел что-то свое.

– Молодцы, – улыбнулся Кандыба, – молодцы. А теперь давайте научимся лечить руками.

Но, чтобы мои слова не показались вам голословными, хочу вам что-то показать.

На одном из стульев сидела женщина с четвертой стадией сколиоза. Она была не молода, очень худа, и была изогнута буквой “зю”, как шахматная фигура – лошадь.

На перерыве выяснилось, что она специально приехала к Виктору Михайловичу, чтобы полечиться, ведь была наслышана о его возможностях. Но в то время он индивидуальный прием не вел, вот она и записалась на курсы.

Кандыба предложил ей встать и подойти к нему. Женщина подошла и встала боком к нам. Сбоку ее изогнутость была еще жестче. Обычно от таких людей большинство из нас отворачивается, если случайно встретит на улице.

Кандыба поднес к ней свои руки, правую сзади, а левую спереди. Буквально через несколько минут зал услышал хруст костей, хотя Виктор Михайлович к ней и не прикасался. Женщина потихоньку начала выпрямляться. Это было у всех на глазах, и было настоящим чудом! Каждый знал, что она – не подставная; что не артистка; что не притворяется. Но факт оставался фактом – ее искривление, я бы даже сказал, горб, становился все меньше и меньше! Она выпрямлялась!

Кандыба закончил работу, и женщина упала перед ним на колени со словами благодарности. Она плакала и благодарила. Остальные участники курсов сидели в большом изумлении и восхищении от увиденного.

– Вам теперь надо полгода на массаж походить и к мануальному терапевту, – обратился он к женщине. – Физические упражнения самой поделать, чтобы мышцы привыкли к новому состоянию и ничего не вернулось. Вот так.

И посадил ее на свое место.

– Это биогравитационные волны так работают, – объяснил Кандыба, и показал нам пару технических приемов по целительству. Конечно, на нашем, пользовательском уровне.

После окончания курсов, все довольные и загипнотизированные, ринулись получать дипломы. Они в стоимость занятий не входили, и по желанию (кто готов доплатить), каждый мог выбрать себе несколько корочек. Я выбрал себе диплом “Психолога”, “Гипнолога” и “Доктора индо-тибецкой медицины”. И был несказанно доволен, что выставлю их на всеобщее обозрение в салоне магических услуг, где работал.

Классическое образование психолога я получил гораздо позже, а сейчас наслаждался своим новым, и очень желанным на тот момент, статусом.

Александр Глаз встретился на моем пути случайно (хотя известно, что случайностей не бывает, и каждая случайность – это скрытая закономерность). Сам он родом из Хабаровска. Во Владивосток приезжал со своими семинарами, направленными на познание инопланетных форм жизни. Группа контактеров, работающая под его руководством уже давно была у меня на слуху, и мне хотелось лично познакомится с таким интересным человеком. Кроме того, я уже прочел книгу о пришельцах, написанную под его редакцией, которая называлась “Зомби С: за окраинами мира, бытия и сознания”. И в очередной его приезд в наш город, я собрался на его семинар по развитию экстрасенсорных способностей.

Глаз начал с подготовки зала. Он мысленно обратился к своим космическим кураторам, и в зале стало ощущаться постороннее присутствие. Они “прощупали” каждого участника тренинга на предмет профпригодности к данному занятию, и сообщили Глазу информацию о присутствующих. Надо сказать, что Глаз достаточно быстро вычислил

энергию Ремпеля и открытым текстом спросил меня о цели моего визита.

– Я пришел обучаться, – удивленно ответил я.

– Ты ведь у Ремпеля работаешь?

– Да.

– Это по его заданию пришел?

– Нет. Я хочу научиться вашим практикам.

– Ты энергии Ремпеля носишь. Они уйдут от тебя после моего семинара. Ты готов?

– Да. Я хочу заниматься.

Я, конечно, догадывался, что Ремпель и Глаз находятся в контрах, но не думал, что так уж сильно. Потом Глаз объяснил, что у них с Ремпелем идет противостояние на уровне космических Сил, то есть, его кураторы не дружат с теми, кого представляет Ремпель.

Поэтому на своих семинарах он устраняет посторонние влияния, чтобы при раскрытии человека, когда он становятся особенно уязвим, на него не было совершено никаких посторонних воздействий.

 

– Сосредоточьте свое внимание на стопах ног, – начал упражнение Глаз, после объяснения теории своей методики. – Начните поднимать энергию вверх, все выше и выше. Пусть вся энергия, что у вас есть, начнет подниматься вверх. Вместе с ней собирайте и свою оболочку. Хорошо. А теперь из своего биоэкрана сделайте скачок в соседнее помещение. И постарайтесь посмотреть, что там находится. Рассмотрите все детали, предметы. Хорошо. Возвращайтесь назад и распределяйте энергию вниз вдоль всего тела. Равномерно. Открывайте глаза.

Техники Александра Глаза отличаются от техник большинства практиков. Это не магия и не контактерство в привычном понимании. Это – глубокая и обоснованная работа по изучению Вселенной и форм жизни, что в ней обитают. Работа ведется планомерно, дотошно, досконально. Каждый вопрос при контакте с космической Силой задается по нескольку раз в различных интерпретациях. Для того, чтобы можно было получить более объемную и разностороннюю информацию по какой-то заданной теме.

На индивидуальных встречах Глаз готовил контактеров, выводя человека на конкретную космическую Силу; на ту, к которой у данного посредника имеется предрасположенность от природы. Представляете, как надо уметь ориентироваться в энергиях, чтобы точно знать и понимать, какая энергия идет от какой Силы? В этом смысле, он молодец, и равных ему в этом вопросе, и с точки зрения информированности, и с точки зрения, системного подхода в изучении феномена контактерства, найти не легко.

Конечно, он как человек не безгрешен, и ставил эксперименты над людьми, чтобы проверить, полученные им данные от внеземных цивилизаций; за что они же его потом и наказали болезнью. Но что можно сказать в свой адрес? Не известно как я сам повел бы себя, находясь в подобной роли, роли “предводителя всея контактеров”.

Сейчас я могу поставить любой канал любому человеку в считанные часы, но тогда это было за гранью моего понимания!

Два года я упрашивал Александра Глаза провести со мной индивидуальный сеанс и поставить мой канал должным образом. Два года он находил причины, чтобы этого не делать. В конце концов, я обратился за помощью к духам, и Глаз дал свое согласие на проведение такого сеанса. Для меня это было торжественно, для него – очень волнительно. На самом деле он подвергал себя определенной опасности, подстраивая мой канал, поскольку Сила была неконтролируемой и могла насести ему определенный вред.

Перед сеансом он поставил себе энергетическую защиту; пригласил на помощь контактера – наблюдателя, и провел со мной определенные манипуляции.

Как оказалось, ничего сложного во время его работы, делать не пришлось. Этот канал уже у меня был, и его требовалось только расширить и укрепить.

– Теперь у тебя все в порядке, – сказал довольный Глаз.

– Надеюсь, – ответил я. – И как мне теперь его открывать? Что делать? Как приглашать Силу?

– Этого я тебе не могу рассказать, – хмыкнул Глаз, – я про этих товарищей не много знаю. Я же с ними в контрах. Мне они ничего про себя не говорят. Знаю только, что они очень мощные, и живут в дальнем космосе. Но ты смотайся в Дальнегорск, там живет Алексей Колесников. Он тоже с ними сотрудничает. Он тебе все объяснит. Я свое дело сделал.

Алексей встретил меня хорошо. Я ему понравился, и он мне тоже. У него не большой офис в Дальнегорске. Он лечит людей от всяких болезней. Выглядит молодо, подтянуто. Рост метр восемьдесят. На лице улыбка. Не большие усики. От него исходит огромная внутренняя сила. Одет очень аккуратно, очень стильно и правильно.

Алексей мне здорово помог в тот момент, подсказал, научил. Дал дельные советы.

Я был ему несказанно благодарен. (Однако через несколько лет нашего знакомства, когда сложилась определенная ситуация, одна ведьма по имени Ольга, преследуя свои корыстные цели, столкнула нас лбами. Она наговорила Колесникову то, чего не было, и он внес меня в список своих врагов. Хотя, видит Бог, я перед ним оставался чист и искренен, и никаких заподлянок ему не делал). Тем не менее наши пути разошлись и я познакомился с другим контактером Андреем Апанаскевичем. К этому времени я уже выразил желание поменять свою курирующую Силу, и обстоятельства стали складываться, чтобы это произошло.

Андрей тоже из Дальнегорска. Он врач, заведующий отделением местной больницы. Маленький, щупленький, озорной. Полон жизни и каких-то планов. Он помог мне перестроиться на энергии его космического канала. Теперь я ездил к нему, и у него спрашивал совета или подсказки. Он помог мне выйти на своих кураторов, и я общался уже с ними. Здесь энергии были на много легче и приятнее, и они мне нравились больше.

– Андрей, а сколько каналов бывает у человека?

– Несколько.

– Почему сначала я работал на одном канале, с одними кураторами, а потом перешел на другой? Почему такая тяга появилась?

– Толя, все зависит от духовного роста человека, от возможностей его разума. По мере созревания человеческой души, человек обретает те или иные свойства. Когда человек становится внутренне готов перейти от одного своего качества к другому, тогда ему и предоставляется вариант обретения другого космического канала. Но обретение другого космического канала не возможно просто так, тебе понадобиться много трудиться, чтобы наработать новые энергии. Ведь новый канал – это включение и новых вариантов твоей судьбы. Сила говорит, что такое включение проходит не всегда гладко, и может сопровождаться некоторым временным крахом в физическом мире. По другому выйти на другие сценарии не представляется возможным. То есть, принятие своих новых качеств приходит с осознанием своих старых качеств, но старые качества поддерживаются старым каналом, и выйти из под его влияния возможно через “откуп”, или страдания, в которых приходит новое осмысление и понимание. Так что, будь готов.

С Андреем у меня установились дружеские отношения, и я до сих пор иногда с ним переписываюсь по емейлу. Андрей является автором книги “Сфера разума”. Она была написана им вместе с Александром Глазом. Очень интересная и познавательная книга.

Были в моей жизни и другие персонажи, “учителя” в кавычках. Ну тут полностью сам виноват. Жажда иметь то, что можно получить только собственным трудом, а не по велению волшебной палочки, сделали меня мишенью для всякого рода проходимцев и шарлатанов.

Почему-то кажется жителям провинции, что в Москве живут самые талантливые и одаренные люди. Что москвичи – какие-то особенные, сделанные из другого теста, люди высшего сорта. (По крайней мере, мне-то казалось именно так. В то дальнее время).

“Москва – это ведь столица нашей родины”, – думал я, “и за знаниями непременно следует в Москву ехать. Где уж нам за столичными угнаться! Там люди все знают, всему научат. Ведь пишут же в газетах о своих услугах: и приворожу, и отворожу, и судьбу исправлю, и ясновидение открою, и даром целительства наделю. Значит, могут, если такую рекламу дают. Значит, профессионалы своего дела. Значит, работают люди по чесноку”.

Мое созревания открыть ясновидение у московских специалистов, проходило на фоне постоянного чтения газет “Оракул” и “Тайная власть”. Так уж мне хотелось видеть, что могу никакой не было. И духов хотел видеть, и энергии, и инопланетян, и будущее знать, и прошлое о любом человеке. Еще хотел внутренние органы видеть, чтобы мог безошибочно диагностировать разные болезни. Не то, чтобы было сильное желание помогать другим, нет; скорее была потребность в самопознании и самолюбовании. Что делало мое желание обучаться ясновидению, яснослышанию, яснознанию практически одержимым. (На все – про все за несколько лет своих “тяг к знаниям”, я потратил большую сумму денег, но это не дало мне ничего, кроме траты времени, разочарований, финансовых потерь и разочарований. Почему? Я уходил от себя, убегал к другим, а себя не слышал, игнорировал. Не был сконцентрирован на своем сердце и уме).

Стопки эзотерических газет лежали у меня всегда на виду. Я исправно покупал подобные издания, и был обладателем всех новых выпусков и приложений подобных газет. Я мог в любой момент взять любой номер нужной мне газеты и в десятый раз прочитать рекламу того или иного мага, экстрасенса, целителя, оккультиста; повосхищаться его достижениями; позавидовать, что он так умеет, а я не умею, и помечтать о своей поездки на обучение. У меня даже сердце замирало, когда я представлял, что прошел нужные мне курсы по раскрытию ясновидения, и стал видеть иные миры! Сразу подсчитывал возможный барыш от этого, предчувствовал восхищение и зависть людей, упивался бессильным недовольством своих конкурентов. Я кайфовал от своих мечтаний своей особенности и исключительности!

Я больше не мог терпеть. Мне хотелось чудесным образом раскрыть свой “дар”. Взяв у Ремпеля отпуск без содержания, я полетел в Москву. После поездки в Питер, я уже не так пугался метро, но все равно старался передвигаться по столице на наземным транспортом, на такси. Поселился в гостинице Измайлово (тогда она еще была без ремонта и кешила всякими склизкими элементами и проститутками). Естественно, мне сразу стали звонить в номер и предлагать интим, на что я категорически отвечал полнейшим отказом. Всего было звонков восемь, причем большинство в ночное время. Проститутки хотели взять измором одинокого командировочного, не давая ему спать, но у них это не получилось. У меня была девушка, я боялся всякой грязи и заразы, и голова моя работала только на встречу с просветленным наставником. Конечно, стоны из соседних номеров вызывали в моем теле легкие фривольные мечтания, заканчивающиеся концентрацией на цели моего приезда в Москву.

С собой я привез несколько номеров “Оракула” и “Тайной власти”, где были старательно, красным цветом обведены и подчеркнуты все возможные варианты моих завтрашних контактов со специалистами по яснознанию и ясновидению. Некоторые номера телефонов я запомнил наизусть. Чем я руководствовался, когда выбирал себе центр куда пойти учиться? Информативностью рекламы, внутренним ощущением выбора, счастливым случаем, глупостью приморского дурака.

Обзвонив несколько, выбранных мною центров, и поняв, что мне не по карману посещать магов и экстрасенсов, дающих объемную рекламу, я стал искать подходящие варианты в объявлениях в одну строку. В конце концов, почти потеряв всякую надежду, что потяну материально и специалистов этих скромных рекламных объявлений, я выбрал то, что по моему мнению, соответствовало моим целям и задачам. Была и цена, и качество. В объявление примерно следующее: “Открытие третьего глаза. Развитие ясновидения за один сеанс. Телефон такой-то”. Это меня устраивало и прямо с утра, часиков в девять я позвонил по указанному номеру. В трубке ответил молодой мужской, недовольный ранним звонком, голос: – Вы время смотрели? Что звоните так рано?

Я не много опешил. – извините, – сказал я, но мне очень надо к вам попасть. Я по объявлению. Тут написано, что можно звонить в любое время.

– В любое, но не с раннего утра, – бормотал голос.

– Извините, – оправдывался я, мне просто надо день спланировать. Во сколько можно вам позвонить? А сколько открытие ясновидения у вас стоит?

– Стоит триста долларов, – не много взбодрился голос. – Звоните после полудня.

Я положил трубку. Мои эмоции бурлили: “Наконец-то я нашел то, что искал; то, к чему так долго стремился. Вот он – заветный телефон. Позвоню в полдень, и все решится, обязательно положительно”.

С девяти до двенадцати я не находил себе места. Я готов был ехать на встречу хоть сию минуту, но мне не назвали адрес. Я ждал, то отвлекаясь на просмотр телевизора, то на гостиничный завтрак. Около двенадцати снова позвонил. На этот раз ответила женщина. Она тоже не очень-то была приветлива, однако, согласилась “меня посмотреть”:

– Приезжайте по такому-то адресу к трем часам.

–  Большое спасибо вам, – радостно отвечал я, – я обязательно приеду. И сразу размечтался, что сегодня к вечеру я уже стану ясновидящим…

Я вызвал такси и назвал адрес. Меня довезли до подъезда, указанного мной дома. По дороге я представлял светлый просторный офис с красивой мебелью; подтянутую, энергичную секретаршу среднего возраста в черном костюме; атмосферу таинственности и свершающегося волшебства. На деле – ничего не было: ни офиса, ни мебели, ни секретарши, ни атмосферы. Правда на стенах висели иконы и пахло ладаном, но больше ничего не напоминало мне о том, что в этой квартире ведет прием настоящая ясновидящая. Это был обычный жилой многоподъездный дом, обычная трехкомнатная квартира, в которой жила целая семья коренных хитромудрых москвичей.

Ремонта в квартире нет, стены обшарпаны, пол с облупленной грязно-красной краской. Мебель времен хрущевской оттепели. От вещей идет запах затхлости и грибка.

Я умело оправдал себе свои возникшие опасения тем, что человек пребывает своим сознанием в потустороннем мире, и ей некогда заниматься миром физическим. Он ей не интересен. А все другие члены ее семьи – тоже особенные, и, вообще, какая мне разница как человек живет; главное, что сейчас мне откроют мой третий глаз!

“Ясновидящая” – женщина лет пятидесяти пяти. Выглядит усталой и вымотанной. Укутывается в шаль. Указала мне место, где можно снять куртку и обувь.

Мы прошли в комнату, и я в захлеб рассказал ей о своей проблеме: – Мол, я ничего не вижу, визуализация не идет. Хочу видеть внутренним зрением, и все знать.

– Понятно, – сказала она, – надо проводить сеанс. Стоит триста долларов. Согласны?

– Мне мужчина говорил, – ответил я, – я согласен. Только давайте сначала вы мне “глаз” откроете, а потом я уже заплачу вам?

Женщина подернула плечом и предложила мне пересесть в кресло и расслабиться. Она достала из тумбочки какой-то приборчик (как я потом узнал позже, это была обычная майд-машина для тренировки мозга. Сейчас они на каждом шагу продаются, а тогда – диковинка). Надела она на меня наушники, очки на глаза с непрозрачными стеклышками. Включила программу. То есть, в наушниках идет специальный звук, соответствующий определенному состоянию сознания, например альфа или тета, а в очках лампочки, соответственно этому ритму мигают.

Вошел я в трансовое состояние, лежу. Жду, когда мой третий глаз начнет видеть. Ничего, естественно, не вижу, но чувствую, что потихоньку плыву, в транс погружаюсь. Краем мозга начинаю понимать, что разводят меня незатейливо и технично. И вроде понимаю, и вроде уже в гипноз вошел. Тут очки мигать перестали, наушники замолчали, слышу голос “ясновидящей”: – Все, сеанс закончен. Оплатите услугу. Я в трансе достал ей деньги и отдал. Правда спросил еще раз перед уходом: – У меня уже открыт мой дар ясновидения?

– Конечно, открыт, – отрапортовала женщина, унося мои доллары в соседнюю комнату, откуда вдруг донеслось радостное оживление. – Все открыто. Езжайте домой.

Я вышел на шумную улицу в полупьяном состоянии. С одной стороны, я понимал, что попался в руки аферистам и меня обманули. С другой, у меня была надежда, что мой третий глаз вот-вот начнет видеть:

– Может другая погода нужна? Может, другое освящение?

Не думаю, что потраченные деньги пошли ей в пользу. Но разве я не сам виноват в том, что попался на удочку предприимчивым негодяям? Что во мне было не так, что я оказался в лапах хитрых злодеев! А я сам никого никогда не обманывал? Не разводил? Беспринципно не обещал? Не был похож на циничную “ясновидящую”? Разве я не хотел без труда получить то, что дается только с большим трудом и практиками, или от рождения как дар?! Разве я не был достоин всего этого?

На нашем пути появляются те люди, те учителя, которых мы достойны сами! И мое личное отношение к другим людям, к профессии, может обеспечить мне тот событийный ряд, который отражает мой внутренний мир! Бывает как-то иначе?

Волей – не волей, а приходится считать всех людей своими учителями, и хорошими, и плохими. Ведь именно, благодаря им (или им вопреки), я получил свой жизненный опыт в полном объеме, и смог увидеть себя в этих людях гораздо отчетливее и яснее. Чтобы лучше понять и измениться…

Я благодарен своим учителям! Если человек говорит, что у него нет учителя, он не имеет корней, он не имеет опоры. Или что-то скрывает. Вопрос: что?

Все мы у кого-то и чему-то учимся. По-другому в нашем мире не бывает. Мы все достойны своих учителей, мы их заслуживаем. И огромное им спасибо за все!

Последней значимой фигурой моей профессиональной деятельности был Владимир Александрович Петров. Сейчас его уже нет на этом свете. С его методикой я познакомился в период моих духовных метаний, когда было время перехода от одних космических кураторов к другим. Этот период связан с моими психическими и энергетическими трансформациями, духовным поиском, слабостью мысли и отсутствием достаточной внутренней опоры. Тогда еще не было Визардики, не было веры, не было знаний, не было Эстрина, как специалиста. Точнее, конечно, же был бы, но в другом варианте (и честно скажу, этот вариант мог бы быть гораздо интереснее).

Случилось так, что во Владивосток приехала ученица Петрова Лейла. Она проводила семинар – посвящения в частоты космоэнергетики, за сто долларов в каждую частоту. На уровне Мастер, их там больше сорока Я, как порядочный и жаждущий духовного движения, взял столько, на сколько у меня хватило денег. Но их не хватило на то, чтобы стать Мастером, поскольку система там такая: сначала получаешь каждую частоту за отдельную плату, а потом платишь еще тысячу долларов и тебе проводят посвящение в Мастера. По крайней мере, так было у Лейлы.

В общем, став счастливым обладателем энного количества космических частот космоэнергетики, я стал пытаться помогать своим клиентам с их помощью. Назначаешь человеку сеансы, открываешь частоты, он под ними стоит, и по идее, лечится. По идее, он очищается от всякого негатива и аура его наполняется чистой энергией.

Энтузиазм мой угас не сразу, наверное, прошло более полугода, прежде чем я почувствовал недовольство и разочарование. Да, энергия идет, это ощущается, и вроде наполнение человека происходит; а результат где? А результата и нет! Я большего успеха достигал магическими методами, чем космоэнергетическими. Причем, за один-два сеанса, а не десять или пятнадцать. Думаю, что во мне что-то не так; что-то не так делаю. Наверное, надо в Мастера посвящаться, чтобы результат был лучше, ведь ощущать движение энергии мне нравилось. Позвонил в Москву, Лейле. Она мне сказала, что я могу приехать к ней в центр и пройти посвящение. Еще она сказала, то в эти дни Петров тоже будет у них в центре.

Я собрался, прилетел из Владивостока в Москву. В назначенный день пришел к Лейле.

– Здравствуйте. Я пришел в Мастера посвящаться.

– Проходите. У нас это теперь полторы тысячи долларов стоит.

– Как? Вы же говорили, когда я с вами по телефону разговаривал, что тысячу?

– Обстоятельства изменились.

– Я тогда не буду. Извините. Буду работать как раньше работал. – впал я в жесткое сопротивление. – Вы говорили, что у вас в центре Петров будет. Как к нему попасть?

Лейла напряглась, но сказала, что Петров будет завтра. Но у него посвящение три тысячи долларов стоит, а у нас – всего полторы.

– Я лучше завтра приду, – сказал я, и вышел на улицу.

На следующий день я пришел к назначенному времени. Петров задерживался. Я и еще трое человек, желающий пройти посвящение в космоэнергетику, сидели на стульчиках в центре Лейлы и терпеливо ждали. Прошло два часа. Я уже собирался уходить, как дверь с шумом распахнулась и в комнату ворвался Петров. Он сразу заполнил собой все пространство вокруг и в помещении стало как-то светлее.

– В аварию попал на МКАДе, – сказал Петров. – Машина вдребезги, а на мне ни царапины.

Выглядел он бодро и слегка чумно. Очки сверкали на его лице, подчеркивая и увеличивая большие глаза. Его бородка топорщилась вверх, а залысина придавала дополнительного шарма. Петров – человек лет пятидесяти. Высокий, с не большим пузиком и странным прикусом. Открытый и веселый. Он мне сразу понравился и проникся к нему симпатией.

У него я был готов пройти посвящение. Как оказалось посвящение в Магистры у Петрова стоила три тысячи долларов и ее можно было получить сразу, минуя Мастера и отдельные настройки в частоты. Что меня, естественно, обрадовало, а Лейлу разочаровало.

Петров поставил нас посередине комнаты, зажег три свечи, поочередно подходил к каждому и накладывал свои руки в район груди. Я почувствовал, что от его рук, действительно, исходила мощная энергия, которая гуляла по моему телу, как морская волна по песку. Все участники посвящения стояли на потоке минут двадцать. Потом Петров объявил нам, что все закончено и выписал каждому сертификаты.

Люди вышли из комнаты, а меня он попросил задержаться.

– Давай выпьем по одной, – сказал Владимир Александрович, доставая из своего портфеля бутылку какой-то настойки красного цвета.

– Ага, – смущенно буркнул я, и присел рядом с ним.

Мы выпили несколько стопочек, поговорили не о чем, и я пошел в свой гостиничный номер. Потом улетел домой.

Через неделю мне позвонил Петров и сказал, чтобы я обязательно поехал с ним на гору Вотто-ваара в Карелию. Поездка была запланирована на июль месяц, и, чтобы я готовился. Он взял с меня четное слово, что я поеду. Я был удивлен такому повороту событий, поскольку, не желал больше ничему учиться, а хотел просто нарабатывать частоты, принимать людей и зарабатывать деньги.

В конце мая Петров снова позвонил мне.

– Ну что ты приедешь? Ты мне нужен в аномальной зоне. Я тогда тебя не рассмотрел, а потом я тебя понял. Приезжай обязательно. Я знаю, кто ты.

– Я приеду. Уже вещи собираю.

На горе Петров был другим, не как в городе. Здесь он полностью раскрывался. Его не тяготил социум, не обременяли деньги, не расстраивали интриги людей. На природе он был сам собой и был полностью поглощен своим увлечением – познанием космических частот. Не буду в этом рассказе описывать наши приключения; скажу только, что было хорошо, содержательно, познавательно, волшебно, полезно и весело.

Я зауважал Петрова, принял его как учителя, хотя полностью открыться ему сердцем так и смог. Тогда у меня не хватило мудрости для этого, не хватило понимая всей глубины этого человека. Из-за этого я получил меньше, чем мог бы; меньше научился; меньше раскрылся. Внутри меня был барьер, который не давал мне возможности окунуться в космоэнергетику с головой. Меня все время что-то смущало. Может быть, это была моя зависть его умению работать? Хотя Петров видел и ценил мое умение взаимодействовать с духами.

Было еще несколько совместных поездок в аномальную зону Карелии. Были практики, были походы, были камлания.

В один из дней Петров предложил мне переехать на ПМЖ в Москву.

– Мне нужны люди здесь, – сказал он. Собирай манатки и приезжай жить в Москву. Что тебе сидеть в своем Владивостоке? Только тебе свою тему надо продумать. Космоэнергетов уже много, и вот и подумаю, что сможешь сделать.

– Хорошо, я подумаю, – сказал я.

Так я по-сути получил задание на создание Визардики. Потом наши пути разошлись.

По мере появления новой Системы, я все дальше отдалялся от Владимира Александровича. Я был погружен в свои исследования, увлечен своими изысканиями. Я больше не чувствовал потребности быть с ним рядом. Я уходил на свой путь. Петров обиделся на меня, а когда узнал, что я создал свою Систему, обиделся еще больше.

– Пошел ты, Толян. – сказал он мне.

Мы вообще перестали общаться. Но он был моим учителем, и навсегда останется им в моей памяти.

Развивая Систему и продолжая искать и познавать самого себя, я посещал тренинги по психологии и психотерапии; проходил стажировку по психиатрии Пезешкяна; был слушателем Новосибирского Института эриксоновского гипноза; окончил Высшую Школу Психологии в Москве; прошел стажировку бизнес-тренера.

Я благодарен всем своим наставникам и учителям, что тратили на меня свои силы, нервы и свое время. Я был не самым лучшим и не самым преданным учеником. Сейчас я сожалею о многом, но исправить ничего не возможно. Мне остается только осознавать свои прошлые поступки, исправлять свои душевные ошибки, перенаправлять свои эмоции, принимать то, что было со мной, то есть, принимать свою жизнь. Имея такой опыт, что у меня есть сейчас, я бы во многих ситуациях поступил иначе; ко многим людям отнесся по другому; принимал бы и возносил своих учителей от всего сердца! Все мы бываем, и в роли учителей, и в роли учеников, и главное здесь задавать себе вопрос: А что я сам сделал для этого человека, чтобы он относился ко мне так как хочу; как я заслуживаю? Что я сам сделал для него? И, когда вы честно сможете ответить, отношения изменяться. Только надо стараться сделать это вовремя.

Написано в 2008 г

***

Продолжение этого рассказа я написал, когда уже рукопись книги была полностью готова. И даже отдана в издательство. Прошло уже полгода с момента написания рассказа “Учителя”, но я попросил редактора дать мне еще не много времени на дополнительную корректировку текста, потому что обязан был это сделать. Я обязан был рассказать о том, что наконец-то нашел себе настоящего учителя! И впервые был по настоящему счастлив от этого! Конечно, я  понимаю, что человек – сам себе учитель, однако, в энергоинформационных вопросах (если речь касается серьезных практик) без наставника не обойтись! Хотя этот рассказ и является продолжением рассказа “Учителя”, я решил разместить его в конце книги, как завершающий процесс моего поиска себя и моего становления. Как символ – подведения итогов.