Глава 29

s kamery 170 1 705x435 - Глава 29

Хайнсберг

После выполнения своей миссии в Нюрнберге, Глеб отправился в город Хайнсберг. Оттуда за ним на машине приехала Настя, чтобы отвести его к визардистам северных районов Германии.

Настя – русская немка, не высокого роста, коренастая, со смуглым от природы кожей и широкими скулами. Одета в вытянутый коричневый свитер и черные легинсы. Постоянно широко улыбается, и не много стесняется Глеба. Настя оказалась разговорчивая, и ехать было весело и интересно. Глеб много узнал о жизни русских эмигрантов в Германии.

– «Мы здесь – люди второго сорта», – с сарказмом говорит Настя», – внимательно смотря на дорогу. – «Хотя мы и немцы, но все же – русские. На хорошую работу нас не берут. В основном это – помыть, убрать, поухаживать за больными, стариками. Ниже на столько арабы. Им вообще, за такую же работу, платят в два раза меньше».

– «Назад в Россию не собираетесь?», – печально спрашивает Глеб Настю. – «Кто-то на родину возвращался?».

– «Нас там кто ждет?» – резко спросила Настя. – «Так же будем полы мыть и дворы подметать. Здесь все-таки соц. пакет сильный. Экология, стабильность. Я не знаю, но из наших еще никто не уехал. Все приспосабливаются».

Пятьсот километров пути заняли шесть часов. Путешественников сильно задержали пробки во Франкфурте и Кельне. Там затеяли ремонт и без того идеальной дороги. Зато у Глеба появилось время внимательно рассмотреть католические соборы и ратуши, строгие улицы и мосты, парки и скверы этих европейских городов.

Чем ближе Настя и Глеб приближались к Хайнсбергу, тем заметнее менялась архитектура и пейзажи за окном. Дома становились все более добротные, одноцветные, преимущественно из красного кирпича. Растительность наливалась густой насыщенной зеленью.

Еще Глеба удивили придорожные туалеты с кабинками для секса. Достаточно было заплатить десять евро, как замочек открывался, и любой желающий мог занять скромную, но чистую комнату на двадцать минут. У ее входа стояли несколько автоматов, предлагающих различные приспособления для плоских развлечений.

Мысль о российских придорожных туалетах могли вызвать мгновенную депрессию, поэтому Глеб об этом старался даже не вспоминать.

Организатор семинара Галина, встречает Глеба с радостью. В ее просторной квартире на втором этаже, уже накрыт богатый стол со множеством яств. За столом сидят двое мужчин и три женщины, близкие подруги и друзья Галины. И еще ее муж и дочка. Галина в возрасте пятидесяти пяти лет. Волосы густые, черные. Глаза черные, ярко выделены голубыми тенями. Губы накрашены в красный цвет. Строгий деловой костюм подчеркивает характер Галины.

– «Наконец-то вы к нам приехали», – восторженно говорит она. – «Мы вас так долго ждали».

Глеб слегка тушуется, скромничает.

– «Вы накладывайте, накладывайте», – хлопочет хозяйка, – «Кушайте. Стол в вашу честь».

После сытного ужина и обмена приятными фразами, Глеба отвозят на квартиру, которая целую неделю в его распоряжении. В холодильнике заботливо заряжена еда, двухспальная кровать заправлена чистым бельем, телевизор настроен на русскоязычные каналы.

– «Это квартира Маши, одной из ваших учениц», – на прощание говорит Настя, – «Завтра в десять я за вами заеду», – и аккуратно закрывает входную дверь.

Католическая кирха встречает Глеба солнечным утром. На ее пороге толпятся его читатели во главе с Галиной. При появлении Глеба все дружно заходят внутрь, дисциплинированно рассаживаются по местам, и встречают мага громкими аплодисментами.

Глеб скромно улыбается и осматривается. Кирха выкрашена в приятные желто-белые цвета. На стенах – полотны каких-то святых, сцены из жизни Христа, знамя местной религиозной общины, фотографии обнимающихся людей. В зале человек сорок. Среди разнообразия женщин, всего двое мужчин. Заметно, что все друг друга знают, и здесь нет посторонних. Визардисты сидят за деревянными круглыми столиками, о чем-то шепчутся между собой, и преданно смотрят на Глеба.

– «Любая магическая работа начинается с очищения», – начинает Глеб. – «Прежде, чем что-то создавать, строить, формировать, следует освободить свое сознание, энергетику, тело от всего лишнего и ненужного. Например, чтобы облегчить тело перед практикой, можно не есть мясо и другую тяжелую пищу. Чтобы обострить восприятие и чувствительность, нужно убрать в себе ограничивающие убеждения и негативные воздействия. Подготовка к работе – важный этап магии, поскольку на этом этапе создается четкое намерение того, что вы собираетесь делать».

Глубокое сосредоточенное дыхание участников семинара хорошо слышно в зале. Здесь замечательная акустика, усиливающая голос Глеба. Он продолжает:

– «Одним из приемов очищения себя, является практика прощения. Это значит, что вы перестаете держать в себе обиды на кого-то, растворяетесь в окружающем пространстве. Но прощение должно происходить от сердца, а не потому, что это надо. Часто люди стараются простить лишь для того, чтобы отработать повинность. Делают это не искренне. Это так не работает, и ничего не дает. Я понимаю, что простить другого человека по-настоящему, весьма сложная история, требующая большого объема энергии. Требующая поддержки. Ведь прощение другого начинается с принятия себя самого. Как принять себя, если внутри болит, и не хватает сил это сделать? Создать общее позитивное поле, находясь в котором, психика быстро перестроится на новый лад. Попрошу всех встать в две шеренги, лицом друг к другу».

Заинтригованные визардисты, скрипя стульями по полу, весело встают в две шеренги.

– «Сейчас мы сделаем упражнение», – объясняет Глеб. – «Создадим Коридор изменений. Задание такое. Один человек, мы ему завяжем глаза, медленно пройдет между шеренг. Каждый участник будет дотрагиваться до него и говорить позитивные слова, типа: «красавица, молодец, будь счастлива, «прости», «я тебя прощаю», «благодарю» и так далее. Я усилю энергию группы, открою канал, и проработка пройдет на глубоких уровнях.

Задача того, кто идет, максимально сосредоточиться на своих ощущениях. И уловить, как начинает плавать ваше сознание. Уверяю вас, что, пройдя через Коридор три раза, вы станете по-другому смотреть на вещи, искренне простите многих людей, и установите позитивные связи с миром. И это повысит вашу личную магическую эффективность».

Щенячий восторг от этого упражнения еще долго витал в воздухе, вызывая приятные, сладкие ощущения. Смех, перемешанный со слезами, душевная боль и сердечная любовь хаотично и прочно смешивались в единый клубок впечатлений и трансформаций с каждым прохождением Коридора. Потребовался перерыв, чтобы, глотнув чистого, пахнувшего луговой травой воздуха, люди поуспокоились и пришли в себя.

– «Благодарность», – продолжил Глеб. – «Вот, что важно для мага. Умение видеть в каждом действии, в каждом событии – неповторимый момент жизни! Благодарность делает вас открытыми к восприятию жизни».

Визардисты согласно закивали головами.

– «Люди думают, что все, что у них есть – это данность», – погружая участников в глубины реальности, продолжил Глеб. – «Думают, что солнце будет вставать каждый день, их родные и близкие будут просыпаться каждое утро. Думают, что их здоровье никогда их не подведет. Но так ли это? Кто нам дает хоть какую-то гарантию?! То, что сегодня встает солнце; то, что вы сами проснулись; то, что ваши близкие живы – это настоящее чудо. Подарок судьбы, подарок жизни. И разве это не повод благодарить? Ведь миллионы людей на этой планете сегодня не проснулись.

Благодарность – основа счастья. А делать магию счастливым, гораздо полезнее, интереснее и эффективнее, чем бежать с ее помощью от каких-то проблем».

На эти слова Глеба, зал взорвался аплодисментами. Аплодисментами и закончился сам семинар.

-«Настоящий триумф», – подумал маг, качаясь на волнах признания.

После окончания занятий, к Глебу подошел Анатолий, и предложил ему прокатиться в Амстердам:

– «Как и у всех, у меня тоже есть проблемы», – сказал он. – «Не хочу занимать ваше время на консультации, у вас и без этого полно желающих. Но хочу предложить вам прокатиться со мной и моей женой в Голландию. Это всего два часа езды отсюда. По дороге и поговорим».

– «Конечно», – сказал Глеб, – «Хорошо побывать в городе, о котором знал только по сказкам Анни Шмит и телепередачам о путешественниках.

Старенький, но сбитый, серебристый двести пятидесятый «Мерседес», легко шуршит километры. Глеб сидит на переднем сиденье, а жена Анатолия, Евгения, на заднем. Анатолий подробно рассказывает о своей жизни: – «Работаю водителем – дальнобойщиком в частной компании. Немцы в конец оборзели, зарплату задерживают, платят меньше договорной. Я тут рамсанулся с бригадиром, так он мне теперь штрафами грозит, и рейсы на маленькие расстояния дает. Это – очень невыгодно, не удобно. И толком не едешь, и толком не отдыхаешь.

Визардику я вашу люблю. Иногда прямо за рулем молитвы читаю. Зажгу свечку и еду. Один глаз на дороге, другой в вашей книжке. Очень они помогают. Так вот, можно ли конфликт с бригадиром убрать? Работать хочу без нервов».

Глеб сосредотачивается на ситуации Анатолия. Чувствует, как напрягаются его скулы и мышцы от этого конфликта. Включив энергетический канал, маг наблюдает, как проходят зажимы в теле, напряжение в пространстве. Практика занимает минут сорок.

Наконец он говорит: – «Все. Сделал. Больше никаких претензий от этого человека к вам не придет. Вспомните его. Сейчас он ощущается вам, как нечто маленькое, незначительное. Не знаю, как именно ситуация решится, он или к вам поменяет свое отношение, или отстанет, или уйдет с этой фирмы, но доставать вас больше не станет. Не сможет. Он обесточен в этом направлении».

Анатолий, глядя на дорогу, довольно улыбается: – «Я чувствую облегчение. Гуд. И меня это не тревожит. Даже, если он что-то мне и скажет, то его слова мимо меня пройдут. В Амстердаме паркуемся возле театра оперы и балета. Он в самом центре. Очень удобно».

Город открылся Глебу сказочной красотой. Чудесные расписные домики, приткнувшись друг к другу, свешиваются вдоль водных каналов. Яркие краски мостовых, мостов, витиеватых перил и цветочных клуб создают неповторимую уютную атмосферу волшебства. Люди открыто и широко улыбаются. Редко встретишь насупленного и загруженного размышлениями горожанина. Во всем чувствуется легкость и радость жизни. Все местные ездят на велосипедах, или ходят пешком.

Анатолий с женой и Глеб прогуливаются по улицам, впитывая его атмосферу. То и дело, заходят в сувенирные лавки и кафе. Черед площадь Дам, мимо музея восковых фигур мадам Тюссо, направляются в красочную атмосферу торговой улицы Калверстрат. Здесь много ярких магазинчиков и баров, где предлагают чай из мухоморов и неведомых трав. Все законно и легально.

Под веселые мелодии многочисленных музыкантов, Анатолий, Евгения и Глеб, двигаются на улицу Красных Фонарей. В дневное время она мало чем отличается от других улиц. Стены домов раскрашены разными красками, торчащие со всех сторон рекламные вывески, бесконечные ряды припаркованных велосипедов. Шторки в витринах жриц любви плотно закрыты, фонарики выключены.

– «Жизнь здесь начинается только вечером», – философски говорит Анатолий, глотая слюну. – «Но можно зайти в музей презервативов. Здесь рядом».

Такого разнообразия Глеб не видел никогда. Два этажа самых разных форм и размеров изделий произвели на него сильное впечатление. Интерес и стеснение, волнение и удивление ожили в его душе короткими взрывами чувств, и застыли на лице в виде идиоткой улыбки.

На блошином рынке Глеб покупает у голландца связку ключей «от старинного города». Голландец с опаской и некоторой настороженностью их продает Глебу. Но когда он узнает, что Глеб из России, начинает восторженно кричать во весь голос: «Русьланд. Русьланд. Хорошо».

– «Он сначала думал, что вы американец», – объясняет Глебу ситуацию Евгения. – «Они их очень не любят. А русские – самые родные люди».

Глеб снова в аэропорту. Он летит домой. Улыбчивые немцы, ставят печать в его заграничный папорт, и маг идет на посадку. Он наполнен великолепными впечатлениями от поездки.

А потом, снова семинары в Запорожье, Алмате, Хабаровске, Красноярске, Москве и Нюрнберге. И так несколько лет подряд по кругу.