Глава 31

krasn 705x435 - Глава 31

В Красноярск

С Вотто-вары Глеб уехал с Екатериной. У них закрутился роман, и Глебу хотелось продолжить его в городских условиях. То ли он искал любовь, то ли успокоение, то ли ответы во вспыхнувших чувствах. Кроме того, что Глеб мучился от духовного кризиса, все сильнее засасывающего его в свою воронку, он еще тяготился тем, что не имел детей. Одна мысль о том, что он не может оставить после себя потомство, вызывает в нем приступы слезливости и беспомощности. Медицинский приговор сурово жжет его сердце, заставляя искать варианты продолжения рода с разными женщинами.

Екатерина показалась ему походящей для такой роли. Да и она сама в день их первого свидания заявила о том, что готова от него родить. Симпатия к ней, как к женщине, ее открытость его чувствам, ее желание строить серьезные отношения, вызвали у Глеба шизофреническое желание быть с ней. Поэтому он делает все возможное для их укрепления и развития: снимает на неделю гостиный номер с широкой двухспальной кроватью, водит Катю в кафе, катает по вечерним улицам столицы под романтическую музыку, показывает московские достопримечательности.

На четвертый день влюбленные едут в торговый центр на Киевской, и Глеб покупает Кате обручальное кольцо из белого золота. Вечером в гостиничном номере, стоя перед ней на коленях, маг делает своей избраннице предложение руки и сердца: – «Вы выйдешь за меня?», – с придыханием и надеждой спрашивает он.

– «У меня есть сын от первого брака, Миша», – в ответ говорит ему Катя. – «На следующий год школу пойдет в первый класс. Он сейчас с бабушкой и дедушкой».

– «Ладно, справимся как-нибудь», – говорит Глеб, еще до конца не понимая, что такое чужой ребенок.

– «Тогда выйду», – со слезами счастья и радости соглашается Екатерина, которая младше Глеба на десять лет.

Сделав крюк в Запорожье за вещами Глеба, влюбленные не торопясь едут на машине в центр России город Красноярск, где живет Екатерина. Неделя пути с отдыхами и ночевками, любованиями закатами и друг другом, еще сильнее сближают пару.

– «Я все твои книги прочитала», – говорит Катя. – «Никогда бы не подумала, что буду рядом с тобой. У меня даже в мыслях такого не было. Поехала в лес на занятия за пять тысяч километров, а домой возвращаюсь с мужем. И как тут в судьбу не поверить?».

– «Ну и дыра», – думает маг, знакомясь с городом. – «Настоящая деревня. Машин мало, люди дикие, воздух грязный, уровень жизни низкий, сервис почти на нуле».

Ему тяжело привыкать к такому стойбищу после Москвы, понимая, что жить теперь здесь постоянно. Прогуливаясь по окрестным улицам, он сердечно тоскует по столице. По ее шуму, гаму, толкотне, расстояниям. Но мысль перевести туда Катю не посещает его. Глеб боится. Боится сам себя, боится ответственности, боится ошибок и разочарований. Здесь он – столичный парень, писатель, маг, а там – кто?

Глеб ощущает себя простым, бессильным и ограниченным человеком. Эмоции, сомнения подтачивают его изнутри: – «Наверное, пока спокойнее жить здесь», – думает он. – «Надо сначала разобраться в себе самом».

Глеб и Катя живут в съемной квартире в районе Взлетка. Место хорошее: близко почта, Глебу очень удобно отправлять сертификаты тем, кто учится дистанционно. Близко торговый центр с продуктовым супермаркетом, близко кинотеатр, чтобы сходить развеяться и приобщиться к местному населению. Сибиряки – такой же народ, как и москвичи, может быть, более спокойные, вдумчивые, рассудительные и человечные. Они видят вокруг не только деньги, не только прибыль, но и ценят душевность.

Постепенно Глеб втягивается в провинциальную жвачку Красноярска. –«Оказывается здесь все есть», – думает он, – «Кино, кафе, театры, музеи, библиотеки, парки отдыха, набережная. Конечно, все не столичного масштаба. Мелкое. Хотя при желании всегда себя можно интересно занять. Вместо Красной Площади, есть берег Енисея, вместо ВДНХ – остров Татышева, вместо Коломенского – каменные Столбы».

Звонок с НТВ: – «Здравствуйте. Вас нам порекомендовали наши коллеги. Вы снимались у них в Карелии. Мы снимаем программу по Местам силы Красноярска. Поможете?».

– «С удовольствием», – отвечает Глеб женскому голосу в трубке. – «Только четко обрисуйте задачу».

В назначенное время Глеб ожидает съемочную группу у подножия горы Красный Гребень. Она на левом берегу Енисея, чуть в стороне от жилого массива. Гора печально известна местным жителям своей непредсказуемостью и трагическими происшествиями: то с нее кто-то упадет, то, посетив ее, сойдет с ума. Журналистов интересует ее история, и как уберечь себя от негативных влияний подобного рода.

По извилистой дороге, проходящей вдоль дачных домиков, проросших среди деревьев, вереница машин движется вверх. На первой едет Глеб, указывая дорогу. На самой вершине, где птицы летают рядом с плечами, машины останавливаются. Дальше – пешком. Идти близко, несколько десятков метров. Идти приходится по узкой тропинке, балансируя над пропастью, как канатоходцы. Скалистая порода, похожая на гребень индюка, свесилась над обрывом. Внизу извивается река, видны крошечные дома и люди. Группа телевизионщиков, одетая в черные футболки с фирменным логотипом канала, располагается на месте, выставляет аппаратуру, берет консультацию у мага:

– «Нам нужны страшные истории», – заявляет руководитель группы, молодая женщина с немытыми волосами и пузиком. По ее черным протертым джинсам, видно, что она давно находится в путешествии, побывала и в степях, и в лесах.

Глеб чувствует Красный Гребень, оно не представляется ему опасным и враждебным. Скорее, оно справедливо, и каждый обретает здесь то, на что настроен. Однако, журналисты требуют другое, и ему приходится изображать желаемое. Глеб часто изображает желаемое другими людьми, он игнорирует себя, свои чувства, ощущения, пытаясь угодить или кому-то понравиться. Это продвигает его в социуме, создавая гноящуюся рану внутри.

Бракосочетание Глеба и Екатерины происходит тихо. Нет ни лимузина, ни оркестра, ни букета из сотни роз. Нет пышного стола на двести гостей. У ЗАГСа лишь их родственники.

– «Пьяная шикарная свадьба не дает никакой гарантии, что семья просуществует долго», – уверенно говорит Глеб Екатерине. – «Главное, чтобы в отношениях были взаимопонимание, уважение и любовь друг другу. Показуха духовным людям не нужна».

Екатерина покорно соглашается со своим супругом, хотя в душе и мечтает о красивой свадьбе.

Дорогой загородный спа-отель, ужин в узком кругу, бильярд и двухместный номер люкс, логически завершают счастливый день, скрепляя молодоженов на всю жизнь.

– «Давай купим квартиру», – говорит Глеб Кате, – «Хватит уже жить на съемной».

– «У тебя есть деньги?», – удивляется она.

– «Найдутся», – скромничает маг.

Быт налаживается. Екатерина беременеет. Ее сын Миша живет с ними, и периодически раздражает Глеба. Он делает все назло, специально вредничает, провоцирует конфликты. Глеб даже хочет бросить все и ехать от этого. – «Чужой ребенок – это бес во плоти», – нервничает Глеб, – «Лучше бы его не было». – Но он – есть, и Глеб находит в себе силы сглаживать острые углы и выстраивать нормальные любящие отношения. – «Я просто борюсь с малышом за одну женщину», – в какой-то миг осеняет его. – «Он считает ее своей, а я своей. Постараюсь объяснить ему, что ее любви хватит на всех, и на него, и на меня».

Постепенно отношения выправляются, все идет своим чередом. Семейные заботы поглощают Глеба с головой. Ему начинают нравиться такие условия. Он все меньше думает о Визардике, о развитии, о практиках, сосредотачиваясь на социальных правах и обязанностях.

Пара обрастает знакомыми и друзьями. В основном, это друзья Кати: Борис, полицейский в большом чине, светловолосый, крепкий, постоянно играющий мышцами и желваками. Приятный, искренний в общении, пахнувший дорогим парфюмом. Его бывшая жена, то ли цыганка, то ли молдаванка, с которой он поддерживает теплые, дружеские, иногда перестающие в дружеский секс отношения. Ирина, дочка прокурорши и миллионерши в одном лице; крепкая, голубоглазая, роковая брюнетка, врач, и ее жених Василий. По совместительству двоюродный брат Бориса.

У каждого из них есть свои вопросы к магу, которые они задают, оставаясь с ним тет-а-тет. Бориса интересует беспроблемная служба и движение по карьерной лестнице, а также защита от приворотов бывшей жены; Василий, простой деревенский парень, ушедший на пенсию в звании майора внутренней службы, желающий наладить отношения с будущей тещей и жениться на Ирине. Ирина страдает от того, что ее мама категорически против ее брака с Василием, и от этого удерживает кэши, манипулируя ее чувствами к нему и ставя различные условия.

Маг видит, что счастье человека не зависит ни от денег, ни от должности, ни от социального устройства, и понимает, что каждому из нас всегда чего-то не хватает, не достает, не можется. Он помогает своим друзьям в их делах и ситуациях, используя для этого свою энергию, что нарушает один из принципов магии: «делаешь не ты, а пространство». Это еще больше опустошает мага. Глеб теряет жизненную силу, не желая отказывать людям в помощи. Он уже ничего не понимает. Живет, как робот, как автомат. При этом испытывает постоянные негативные влияния со стороны его обиженных учеников.

– «Вы должны все делать честно, от сердца, по-настоящему», – говорит он им, – «Если не можете – вы не визардисты. И не используйте имя Системы в корыстных целях. Магия – это не товар, который можно продавать. Научитесь работать сами, получите свой опыт, а потом делитесь им с другими. Только потом обучайте».

Его не хотят слушать. Людям нужны деньги. Съехавшие с катушек ученики, видящие в магии лишь бабло, гасят Глеба систематическими нападениями. Он не может сопротивляться, не может остановить это, сейчас он обесточен и растоптан. Лишь любовь к семье греет и спасает его, позволяя оставаться на плаву. Он временно прекращает обучение и посвящение сам, и не разрешает это делать другим.

Чем ближе время родов, тем страшнее становится Глебу. Он еще никогда не был отцом: – «Я боюсь», – говорит он Кате, плача. – «Боюсь не справиться». Екатерина нервничает, и с колотушкой в руках, убеждает Глеба, что у него все получится.

Чудо происходит осенью. У них рождается мальчик. Все диагнозы врачей о бесплодии Глеба, оказываются ложными. Милый малыш мирно посапывает в люльке, подтверждая идею о том, что все решают Высшие Силы. Глеб удивлен, растроган, шокирован, рад, счастлив, напряжен, одновременно. Никогда ранее он еще не испытывал такой любви и желания заботиться о ком-то, кроме себя. Катя открыла для мага новую, неизведанную реальность.

Счастье рождения ребенка для любого родителя сопровождается накапливающейся усталостью. Бессонные ночи, кормление, готовка, уборка, пеленание, купание, прогулки, со временем выматывают. Глеб устал, захотел отдохнуть, и все нерешенные внутренние конфликты, сомнения, переживания нахлынули на него с силой разрушительного цунами. Он вдруг вспоминает всю свою боль и пустоту, которая только и ждала, чтобы напомнить о себе.

Ничего никуда не исчезло. Внутреннее напряжение само по себе не растворилось. Ничего не растворяется само по себе. Время не лечит, – думает Глеб, – «Оно отвлекает и дает возможность забыться». – Глеб снова сталкивается со своими душевными страданиями. И они теперь более интенсивные.

Инструменты по-прежнему не работают. Они словно умерли в пространстве Глеба. Все, что он растил, развивал, холил, лелеял, превратились в каменную и безжизненную массу. Воспоминание о своих победах и успехах, одно за одним всплывают в мозгу мага, будоражат и тревожат его, и исчезают в бессилии повторить это, так же быстро, как и появляются. Дыра в груди растет, не радует сын, жена, солнце. Хочется сойти с ума, спрятаться от всего этого за решетками психбольницы.

– «Хочу сойти с ума», – мечтает Глеб, – «Хочу спятить. Хочу нажраться таблеток, чтобы все решилось. Хочу умереть. Умирать страшно. Хочу жить. Как жить?».

Глаза Глеба мутнеют и покрываются тиной, наваливается затяжная депрессия. Он выполняет свои обязанности автоматически, чувствуя эмоции и воспринимая мир, откуда-то из камеры одиночки. Всюду серость и холодный бетон. Визардика умерла в его сознании, и он умер вместе с ней. Екатерина ежедневно возвращает Глеба к жизни, теребя и подбадривая его. Благодаря ей он остается на плаву и не уходит из жизни с помощью петли.

– «Давай на выходных ты съездишь к шаманам», – говорит она. – «В Кызыл. День пути. Я нашла в интернете, там есть шаманская клиника. Пообщайся с ними. Они могут тебе помочь».

Идея посетить шаманов понравилась Глебу. У него появилась надежда на спасение, надежда на выздоровление, надежда на силу. Созвонившись с тувинскими шаманами, Глеб отправился к ним.