Глава 1. Нибиру

nibir 705x435 - Глава 1. Нибиру

Анатолий Эстрин

ПУТЬ В НИБИРУ

Введение

Это моя первая художественная книга. Признаться я не много волнуюсь, ведь написав тридцать публицистических и популярных книг, я так и не имею опыт написания ни романов, ни повестей, ни даже рассказов. Но все-таки решил попробовать, и сделать это именно под названием «Путь в Нибиру», потому что часть моего духовного пути было определенным образом связано с этим, скажу честно, не совсем приятным для меня, названием. И в одном из рассказов я расскажу — почему.

Однажды в киевском издательстве у меня уже выходила книга с таким названием, но она была написана в жанре популярной литературы, и история ее появления имеет смутные корни. Кроме того, без согласования со мной на ее обложке была изображена перевернутая пентаграмма — символ черной магии, и между страниц размещена реклама ведущего украинского чернокнижника. Это было сделано без моего ведома, согласие я на это не давал, а был поставлен перед свершившимся фактом.

После получения заявки на переиздание этой книги в российском издательстве, я первым делом обговорил невозможность рекламирование чернушников под моей обложкой, и обязательное изменение текста для того, чтобы все встало по своим местам.

Эта книга будет состоять из отдельных рассказов о моей магической практике; о тех людях, с которыми мне пришлось общаться и работать вместе; о тех переживаниях, страхах, страданиях, состояниях, людской зависти, которую мне пришлось испытать; и о многом другом. Каждый практик сталкивается с подобными переживаниями в своей работе, почти каждый человек, даже тот, кто не занимается магическим искусством, испытывает на себе похожие жизненные ситуации; радуется, болеет и исцеляется; получает свой жизненный опыт; является объектом людских козней и пересудов.

Герои рассказов никак не будут связаны между собой, разве только их внутреннее стремление к тому, что манит их за дали своих горизонтов; их мечты и желания, что не дают покоя и ведут, подталкивая в спину к новым открытиям, будут чем-то схожи между собой. Так же, как и каждый из нас, схож и отличен от другого, такого же ищущего себя человека.

В книге не будет фантазий и художественных вымыслов, я постарался быть полностью правдивым, чтобы более точно отразить жизнь.

Надеюсь, вы сможете найти для себя что-то полезное, принять и осознать свои мысли и состояния; посмеяться и погрустить: пережить и испытать то, что испытывают персонажи моих рассказов. И понять лучше себя!! Ведь в других людях часто отражаются наши невидимые стороны! И, может быть, в ком-то вы увидите себя…

Успехов вам в собственном преобразовании.

Глава 2. Нибиру

4 705x435 - Глава 2. Нибиру

Ростовский шизофреник

Шел 2008 год. На одном из эзотерических форумов зарегистрировался некто Щеглов. Буквально через час он опубликовал свой пост, в котором маты и угрозы в мой адрес следовали одна за одной. Он издевался над моей внешностью, увлечениями, всем, что мне дорого и чем я занимаюсь. Админ билась в истерике от возмущения, но без моего разрешения его посты не удаляла. Я был против этого, я хотел, чтобы люди прочли то, что было написано, и понять для себя «начинку» данного персонажа.

Особое место он уделил тому, что Визардика (одна из систем, что я разработал) закрыта; что дутый эгрегор доживает последние дни; о том, что я делал, является обманом. При этом он опубликовал обложку своей книжки под названием «Путь в Неберу. Бда Ма Бо Ра», и видимо, выпустив достаточно яда, остался доволен собой и ушел с форума. По правде сказать, я был удивлен таким выпадом этого странного человека, и решил разузнать – кто это?

В миру этот человек носил фамилию Александр Заметкин. Он был худощав, прыщав и зол. Цвет лица постоянно отдавал желтизной, то ли от желчности, толи от желтухи. Заметкин носил очки в квадратной оправе, неряшливо одевался, и мечтал отомстить всему миру за свою ущербность. Изнутри его грыз туберкулез, который, вероятно, и портил его, и так скверный характер.

Несколько месяцев назад Заметкин лечился у меня от алкогольной зависимости, а потом, на радостях, в завязке, попросил учиться в моей Школе магическим практикам. когда обучение было окончено, и Заметкин ушел на вольные хлеба города Ростова, алкогольный бес снова вернулся к нему, и на пике белой горячки, он брызгал слюной в инете, поливая грязью не только меня, но всех магов, экстрасенсов и целителей, которых он знал.

Его мотивация была проста – привлечь к себе внимание людей, критикуя других.

Как психолог, я знаю, что сильное употребление алкоголя, может привести к обострению шизофрении, вот, собственно, чем была вызвана такая дикая агрессия со стороны Заметкина. Внутренние бесы разрывали его изнутри, и весь мир казался ему адом, поэтому он хотел сжечь всех, кто ему так или иначе не нравился.

– «Алло, Анатолий Михайлович, можно я все-таки удалю посты этого динозавра?» – раздался в телефонной трубке голос моего админа. – «Не могу я больше смотреть на эту грязь. – «Хорошо, Семаргл, удаляй», – сказал я, – «Пусть сам варится в своем г-не. Кипение при температуре 100 градусов».

Все его записи тут же были удалены и форум зажил своей обычной интеллектуальной жизнью. Заметкин еще пытлся быть заметным на других форумах и других ресурсах, но практически везде его посылали подальше.

А теперь давайте все по порядку.

Родился я во Владивостоке. Там окончил школу, провел молодость, получил высшее образование, изучал различные практики, работал в магических салонах, вел частный прием. Там же разработал систему духовного развития под названием Визардика. Там же написал свою первую книжку. Там же совершал свои жизненные и профессиональные ошибки.

На своем сайте я дал объявление о том, что начал вести обучение личным практикам. Люди стали приезжать ко мне из разных городов и стран, чтобы получить посвящение в магические инструменты. Я рассказывал, объяснял, показывал, и был очень доволен такому интересу к тому, что я делаю. Кроме того, я стал зарабатывать кое-какие деньги, и этот факт тоже играл для меня определенную роль.

Не много поднаторев в очном обучении, я перешел и на дистанционное, и тут началось самое неприятное. Контролировать направление мышления своих учеников на расстоянии мне было значительно труднее, и в Систему стали проникать различные темные личности. Мои статьи и аудио лекции о важности морали и нравственности, о любви и сострадании, были для них пустым звуком. Их интересовала только власть и возможности, которые им могли дать мои инструменты. Мне самому глаза застили деньги, и, если по началу, я проверял «начинку» соискателя и отказывал ему в случае его несоответствия духовным принципам; то потом я просто делал посвящение, зарабатывая на их передаче. Я чувствовал огромную внутреннюю силу и мне было в кайф ощущать себя гуру. Мое эго говорило мне, что я имею право на многое, и со временем мои моральные устои несколько пошатнулись. Моя светлая сторона не много померкла, и я стал притягивать к себе людей с соответствующими вибрациями.

Пытаясь разбудить в людях прекрасные чувства, я сам перестал обладать ими в полной мере, и стал проповедовать вседозволенность, светясь уже не таким белым светом.

Известно, что люди и обстоятельства – суть отражение внутреннего мира. То, что мы видим, с кем общаемся, в какие ситуации попадаем – все это есть внутри нас, внутри каждого человека. И каждый гоблин, появляющийся в вашей жизни и язвящий по поводу вашей внешности, способностей и талантов – это проекция ваших страхов, комплексов, обид, разочарований и других эмоций, мыслей и качеств. Мир отражает нам самих себя в таких чудовищных (или прекрасных) формах!

Я даже не подозревал, что какая-то моя часть, моя субличность настолько гадкая и злобная. В тот момент я даже не допускал мысли о том, что во мне живет такая мерзкая субстанция. Но мир показал мне часть моего сознания (чтобы сделать меня в последствии лучше) на примере появления в списках моих учеников гражданина Заметкина.

Этот червяк вполз не заметно, хотя фамилия его вопила о том, чтобы я заметил его появление и обратил на это пристальное внимание. Но нет, я же был занят своей «великой персоной» и считал себя мудрым, дальновидным, неуязвимым и сильным. Я считал себя великим магом и тщательно кормил свое эго подобными удобными изъяснениями.

«Здравствуйте. Анатолий Михайлович, я хочу стать вашим учеником. Прошу вас научить меня Визардике. Живу в Ростове. Имею опыт магической работы. Как это можно сделать? С уважением. Александр Заметкин», – примерно такое письмо я прочитал на своем почтовом ящике более десяти лет назад. Потом началась стандартная переписка, обговаривание условий посвящения, передача моих материалов новому ученику. Потом были ежедневные звонки по телефону с вопросами о моем здоровье, дальнейшем сотрудничестве, других инструментах, особых секретов в магических практиках. Все это сопровождалось слащавыми комплиментами в адрес моих талантов, уверение в своей искренности и преданное лизание моей волосатой задницы. Через некоторое время я не много расслабился и подпустил этого человека к себе поближе и даже согласился написать одну книгу с ним в соавторстве.

Я был полон энтузиазма, я думал, что Визардика начнет жить и в Ростове. Я надеялся на организацию своих семинаров в этом городе, и пребывал в радужных перспективах от этого. Я не видел и не слышал никаких внешних подсказок, а действовал напропалую, показывая себе чудеса упертости, эгоцентризма и недальновидности. Александр обещал мне многое, и я, в знак благодарности за его будущие заслуги, договорился с одним из центральных издательств об издании нашей совместной книги. Тем более, что Заметкин убеждал меня в том, что его вариант рукописи уже написан. Когда же он прислал мне свой вариант, я ахнул. Это был полный аут. У меня сложилось впечатление, что рукопись писал пациент психиатрической клиники. Слова в тексте были бессвязные, не было ни начала ни конца предложений. Многие фразы заканчивались многоточиями, не было ни рисунка будущей книги, ни разделения на главы, не было ничего! Весь текст был похож на какую-то несуразную статью в деревенской малотиражке с ярко выраженной агрессией и недовольством всем и вся.

– «Я добрый, я благородный» – убеждал я себя, глядя на этот текст, – «Я же пообещал человеку помочь. Все равно, что бред написан, помогу. Напрягусь и сделаю. Человек больно хороший».

Постаравшись сохранить основные мысли «уважаемого ростовского соавтора», я написал практически новую рукопись, однако, основные мысли, идеи и тезисы Заметкина решил сохранить. А то получалось, что я просто взял и написал новую рукопись. Тогда зачем его имя на обложке? Пришлось сыграть в благородство.  Мы подписали договор с издательством. В процентном отношении объем авторского текста с моей стороны составил 4 авторских листа и 1 авторский лист был указан у Заметкина.

Когда вышла эта книга Заметкин полностью съехал с катушек. То ли слава ему не давала покоя; то ли ущербность свою чувствовал; то ли зависть обуяла, но с этого момента он стал распускать обо мне всякие несуразные слухи, писать на форумах гадости и поклепы; делать все, чтобы сделать себе имя за счет моего унижения и дискредитации. Такой вот боец за справедливость и чистоту магии! Главной идей всей кампании Заметкина была идея о том, что Эстрин ни в чем не прав, а он прав! Эстрин ничего о Визардике не знает и все коды, что он дает – не правильные. А вот у него – правильные! Он расшифровал мои инструменты, и теперь решил дать их людям (конечно, за определенную плату). Свою эпопею «переделывания» Системы, он назвал «Путь в Неберу», потому что, я получил свои знания от ангелов, а он непосредственно от шумеров, и это «дало ему право на переделку всех и вся».

Вот пару выдержек из высказываний дурной головы (в авторском варианте), которая взяла себе прозвище amnh:
Он, бедолага , уже не знает к чему пристроиться…тема от него ушла не приходя. Да и все техники ..ардики уже трещат полтора года по всем швам, уходят магистры…
По поводу его пути нибиру – в самом названии ещё Ситчин допустил ошибку и теперь в интернете именно нибиру, хотя в переводах Энумы – НЕБЕРУ!! Собственно наша тема не для дилетантов (кои идут хоть к визарду – лишь бы что то работало..) и синтетики у нас нема, да и энергия людская в наших пространствах не требуется- СВОЮ ДАЮТ…
Это видимо будет первый наезд никчемников- значит тема серьёзно стоящая: ещё зимой ко мне на свидухен приезжали московские маги, из киева только с одним вопросом : ЗАЧЕМ я всё сие опубликовал?! Затрещали и традиционные школы магии…Так что о любви к нам говорить не стоит- кулики дохнут только в своих болотцах, пространства для них вредны.
выходит книга визардородителя “Путь в НИБИРУ”- вроде как на след неделе. Неплохая реклама для нас…
Прочёл на их сайте о работе Адептов: оказывается чтобы запустить намерение им требуется около месяца (раза три повторять ритуал…). Круто».

«Последнее время никого не удивляет появление школ Космоэнергетики, оперирующих КАНАЛАМИ и прочим от космоса. Как будто этого не существовало до «первооткрывателя или основоположника»?! Именно так древние знания и приходят…-иногда используя низменные страсти магов «открыть» и «увековечить» себя любимого и создав почти личный эгрегор и вложив туда свои проценты, прикармливаться энергией последователей , лавры нового мессии не дают спать алчущим дешёвой славы вплоть до создания новой религии…За каналами и мантрами космоэнергетики стоят ДРЕВНИЕ имена и их возможности. Автору пришлось пребывать в одной из псевдомагических школ и проходить посвящения в созданный «ГУРУ» архетипный эгрегор для того чтобы понять как и почему работает то, чего не было никогда… При всей абсурдности нового бога                           (Визардас) и нафантазированных местах ЕГО пребывания по прописке во Владивостоке( на сегодняшний день сказочник Эстрин А.М. уже изменил национальность Визардаса- он теперь исконно русский Бог, где то из глубинки России…) – техники системы – ещё и как работают! Потому как за каналами , модуляторами и прочими оскорблениями стоят имена и призывы К ВЫСШИМ в иерархии Богам (эти техники описаны в «ВИЗАРДИКА-коды , ключи, каналы и модуляторы, творящие чудеса .» Эти техники даже авторизованы потому как автор хотел всех убедить что он создал их -Эстрин А.М.- именно эти коды и ключи сейчас и раскодируются и часть их будет приведена ниже. Не стоит думать , что именно каналы Эстрина А.М. дали расшифровку всего , что вы прочтете ниже- к изначальным именам можно прийти через любую традицию!!! Через любую пирамиду ИМЕН любой магической традиции и систему КЭ. Потому как одни и те же имена имеют другие «нарекания» на разных языках, и, соответственно, традициях. Но мне импонирует более ВИЗАРДИКА, потому как новый гуру пытается опять навязать нового БОГА народам России.)
Но в один прекрасный момент пришли боги и поведали о создании данной системы: кто и каким образом , и что теперь надо сделать чтобы снять коды-оковы, – все коды её тут же были уничтожены и любой человек может ими пользоваться без всякой активации эгрегора или посвящения в эгрегор бога придуманного новым Моисеем…- и пошли древние ИМЕНА прятавшиеся за каналами – мантрами и прочим. Всё что здесь написано получено через медиумов для которых открывались пространства. Так был получен и великий жест входа во вселенную , который давался Мастерам Неберу, и который разного пошиба маги – космоэнергеты пилят на части и продают под видом прогрессорства младшего и постарше и координаторства…космоса . Так был получен и Великий мандал, Золотая печать Мардука и Высшие знаки входа к Высшим в иерархии богов и многое другое .
Заклинания Посвящений получены не расшифровкой клинописных текстов – тех текстов уже давно нет, – Мардук давал задания написать (диктовал и поправлял, упрощал) их и после их составления «Регистрировал» их. И они обрели силу- на русском языке Также зарегистрированы и правила получения степеней и Открытия врат. Эти знания пришли чтобы остаться , у них нет автора в мире – потому как они принадлежат вечности имён Великих.
Все имена работают и без специальных посвящений в них, но тот , кто решил что его место на вечном пути Неберу пройдёт посвящения…
Многие задают вопрос : Почему Неберу ,а не как принято НИБИРУ, нам ответили что И буква «дутая», подменяющие настоящее звучание- «то же действие». Посему НИБИРУ неверно, а НЕБЕРУ- 49 имя МАРДУКА, и самое сакральное. Именно оно несёт основной код МА БО РА»…

Отвечать на его выпады я не мог тогда адекватно, так как меня обуревали эмоции, и я был не в состоянии противостоять подобной агрессии. Я не мог понять – почему ангелы не защищают меня в этом поединке, почему многие ученики за моей спиной встали на его сторону, почему мне приходиться страдать от этого негодяя. Ответ я получил только через несколько лет, когда ушел от общества в аскетизм, и занялся серьезно своим внутренним духовным ростом. Все просто, Заметкин отражал какую-то низкую часть меня, которая не давала мне двигаться дальше. Мир указывал мне на то, что мне самому следует расти духовно, а я тратил свои основные силы на обучение других. Я отворачивался, избегал, всячески уходил от своих внутренних преобразований, скрываясь за маской учителя и основателя. Я думал, что благодаря другим людям, думающим обо мне хорошо, я как-то автоматически начну меняться в лучшую сторону; как-то по велению волшебной палочки раскрою свои высшие психические способности; как-то естественным путем трансформируюсь в продвинутого духовного человека.

Теперь я действительно стал иным, я научился слушать себя, любить и сострадать другим людям. Раньше сострадание для меня должно было выражаться в денежном эквиваленте. Я ждал денег от той помощи, которую оказывал. Моя мотивация была – заработать, и вся практика строилась на этом желании. Знаете, когда вы работаете на уровне психолога, или просто играете в мага и экстрасенса, такой вариант еще возможен. Но, когда вы сталкиваетесь лицом к лицу с иной реальностью не в своем воображении, а по-настоящему, отношение к происходящему начинает меняться. Когда вы взываете к духам, и они приходят, и начинают трогать тебя, дышать в шею, передвигать предметы; когда тебя начинают кошмарить по ночам, перестраивая твое сознание, чтобы ты стал лучше понимать самого себя; когда тебя преследуют болезни при смене частотности энергетической оболочки; когда тебе приходится отвечать за каждое произнесенное слово, поскольку оно обладает силой – ты начинаешь понимать все ответственность и серьезность магических действий! И в конце концов ты приходишь к выбору – держать магию своей волей (и делать это надо постоянно) или отойти от нее, минимизировав все последствия от ее работы.

Духи магии – очень сильные и очень хитрые, привязчивые и терпеливые. Они знают для чего им помогать человеку – для того, чтобы не давать ему развиваться Духом! Когда человек проходит ситуацию с помощью магии, но его мышление, мировоззрение и восприятие остается без изменений – он не проходит ничего! Подобная ситуация через несколько лет обязательно повториться с ним снова! И тогда она может быть в более жесткой форме! Любая магия обязательно должна сопровождаться внутренней трансформацией самого человека! Без этого человек – попадает в ловушку кармы.

Я создал Визардику, я получил ее как посредник, я транслировал ее людям, а сам оставался внутренне не достаточно наполненным. И я не смог ее держать и направлять правильно. Моего духовного потенциала для этого в свое время не хватило. Я многих людей ввел в заблуждение и многим помог. Придя через осознание ко всему этому, я молил духов помочь мне и людям, что пошли за мной. Ангелы скорректировали Визардику. Они очистили от грехов и ошибок всех тех, кто поверил мне и в меня. Они вернули нас в ту точку, с которой каждый из нас начал свое движение в Системе. Теперь я не должен ничто и никому. Я свободен и чист. Мое противостояние с Заметкиным закончилось, когда я увидел себя с позиции других людей. Я очистился и освободился от этой грязи и тяжелых энергий, когда взял под контроль свою низшую сторону. Я перестал отрицать ее (ведь у каждого из нас есть две стороны), и заставил служить своим высшим духовным идеалам. Я освятил эту часть себя светом своего осознания! И все начало меняться…

– «Неужели Визардика закончилась? Не могу в это поверить. Она столько дала мне». «Система работает или нет»? «Как мы теперь будем без Визардики»?  – такие письма я получал почти ежедневно. Да, Система корректировалась! Временно! Это для того, чтобы обмануть злых духов! Даже компьютеру требуется перезагрузка, чтобы очиститься от вирусов; что уж говорить об энергоинформационной Системе!

Нельзя магию давать в массы, нельзя обучать всех подряд! Нельзя безнравственному человеку пользоваться инструментами!

Я продолжаю вести личный прием и обучение. Я учу не только работе с инструментами, но и эффективному мышлению! Я на собственном примере показываю вам, как надо и как не надо поступать. Я провожу обряды открытия вашего духовного пути, обряды открытия Света, и делаю вам помощь. И помощь эта заключается в выработке вашего умения проживать и проходить свои жизненные перипетии, развивая свой Дух, а не прятаться от ситуаций за ширмой магии! Я учу молиться, действовать, понимать, распознавать и медитировать! Я учу заглядывать в свою душу. Я учу слушать свое тело и принимать решения сердцем! И это вне всякой религии! Это только ваш опыт! Только ваша личная связь с Богом! Это наша с вами — Магия!

Я никуда вас ни зову, ни к ему не призываю, ничего не обещаю, я лишь предоставляю вам дополнительные возможности! Так действовать меня научила жизнь, так же действовать можете научиться и вы, конечно, если речь идет о реальном стремлении улучшить жизнь.

Войти в нашу Школу может не каждый. Она не для всех! Войти в нее можно только через специальный Обряд, чистое и открытое сердце, а это – самый сложный Ключ из всех существующих.

– «Здравствуйте, учитель», – в трубке голос Семаргл, – «я мониторила инет, везде все тихо. Никаких новых постов ни на одном из форумов со стороны ростовского вундеркинда не было. Вероятно, он ушел в тень».

– «Тени не видно в темноте. Он ушел к себе в преисподнюю. Но тень нужна, чтобы лучше понимать свет солнца», – ответил я и положил трубку. И подумал о том, что, наверное, очень печально жить жизнью другого человека, следить за его успехами и промахами, наслаждаться его неудачами, наполняться чувством собственной значимости. Жить жизнью другого, означает потерять себя самого! Не жить для другого, служа ему, а жить жизнью другого! Ничтожно и бездарно подражать! Это ли не самое страшное наказание? Не это ли «работа лукавого»?

Спасибо тебе, Господи, что дал мне возможность двигаться своим Путем!

P.S. Со времени этого конфликта прошло много лет. Я написал еще много книг, провел сотни семинаров и тренингов, объездил много стран, освоил исключительно интересные формы магии, но, самое главное, я пробудился. Я – осознанный и пробужденный человек. И, оглядываясь назад, могу с уверенностью сказать, что все, что с нами происходит – это часть великого плана, которого мы не знаем. Тот, опыт, что я получил в жизни, привел меня к тому, что есть сейчас.

 

Глава 3. Нибиру

Vladivistok 2 705x435 - Глава 3. Нибиру

Я больше двадцати лет занимаюсь магическими практиками. Сейчас магия стала иной; я интересуюсь не только прикладными аспектами, но и философией и культурой. Мой интерес вызывает духовность. За это время на мое пути встречались разные люди, были  разные учителя. Как я относился к тем, кто был моим учителем или считал себя таковым?

Считал ли я тех людей учителями? Этот вопрос как-то особенно остро стал ощущаться в моем сердце последние недели. Следует выписаться, переосмыслить, рассказать.

Мое путешествие в мир непознанного началось с недельных магических курсов, который в середине девяностых годов в арендованном зале в музее имени Арсеньева в городе Владивостоке, проводил тогда еще начинающий маг и астролог Александр Ремпель.

Не буду распространяться о своих снах, видениях, которые были у меня в детстве; о том, что я видел и чувствовал в Туве, находясь на службе в армии; о том интересе, что подогревался и разделялся моей мамой, после моей демобилизации; и о том могучем движении поиска потусторонних причин всех наших бед, которое наблюдалось у всего населения нашей страны в перестроечные годы. Все это было, и все это накладывалось на мою молодую неустойчивую психику. Не удивительно, что я читал всевозможные гороскопы и предсказания, верил Чумаку и Кашпировскому, штудировал (тогда еще редкие) книги по магии, эзотерике, оккультизму. И хотел стать экстрасенсом! При этом я не представлял себе, как это все возможно сделать, но мечту свою хранил и лелеял весьма трепетно.

Не было ни одного заезжего гастролера с целительскими сеансами, на которые бы я не ходил. Я слушал все, что говорят на сцене, раскрыв рот, и тайно представлял себя, ни сидящим на неудобном деревянном кресле в зрительном зале, а, как минимум, стоящим на сцене в лучах завораживающих софитов. Я делал умное лицо, глубоко и театрально вздыхал, поднимал руки к небу, черпая оттуда энергию, и направлял ее на удивленных и восхищенных зрителей. Я даже слышал восторженные возгласы излеченных, и упивался собственным талантом и всемогуществом. Конечно, я представлял и красивых поклонниц с цветами в руках, визжащих от восторга, что смогли ко мне прикоснуться…

Экстрасенсы приезжали во Владивосток с завидной регулярностью. Они выступали то во Дворце Моряков, то в Доме Молодежи, то в концертном зале Приморской Филармонии – на самых лучших и вместительных площадках нашего города. Эти люди казались мне настоящими волшебниками, не знавшие ни страха, ни упрека, и общающиеся с самим Господом! Я наделял их самыми лучшими качествами, на которые только способны люди!

Они были для меня – людьми из другого мира, мира Света, Любви, всепрощения и всепонимания! Я возносил их на сказочный пьедестал победителей и верно поклонялся своему представлению. Они казались мне идеальными!

Не много мой идеализм пошатнулся на одном из сеансов одной из “целительниц в седьмом поколении”. Она давала недельную гастроль, и ее рекламой пестрили все подземные переходы. Билеты были раскуплены, и сколько я не пытался купить счастливый билетик, мне никак это не удавалось. В последний день ее представлений, то есть, она проводила семь исцеляющих сеансов на протяжении недели, мне все-таки удалось попасть в этот заветный зал. На дополнительное место на самом удаленном балконе. Ну это не важно, важно, что я – участник волшебства, и вместе с другими сегодня смогу ощутить светлые божественные потоки! Однако, светлыми божественными потоками даже не пахло. Целительница начала свое выступление с проклятий и угроз. Дело в том, что накануне у нее кто-то тихонечко умыкнул ее записную книжку с ее заговорами. (Сейчас-то таких книжек полным-полно на любом развале, а тогда – фантастическая редкость). И она вылила весь запас своих бурлящих эмоций на смотрящих на нее с надеждой зрителей. Она не стеснялась в выражениях, чем ввела (по крайней мере меня) в глубокое недоумение. Я получил большое разочарование от этой встречи, и с тех пор, массовые сеансы целителей, магов и экстрасенсов больше не посещал.

Но я посещал их до этого!

Как-то раз на стадионе “Динамо” очередной “маг” “лечил словом божьим”. Туда меня уговорил пойти один мой знакомый (как сейчас помню, Вовка Зайцев), тем более что вход был бесплатный. Пришли. Народу полный стадион. Организаторы в черных костюмах и белых рубашках. С иностранными бейджиками. Говорят с акцентом. Улыбаются. Явно америкашки. Я их как-то с раннего возраста не люблю, сразу по мордасам им хочется заехать. Но Вовка уговорил остаться посмотреть. Сели на трибуну, сидим. Первый час они благодарили всех, что пришли, и все про Иисуса спрашивали: мол, верим ли мы в Иисуса? А в Деву Марию? И дальше по списку. Мол, кто верит, тот и исцелиться. В общем, прокачали публику как надо. А справа от меня сидел мужичок печального вида, скрюченный весь. Шея скрюченная, пальцы тоже. Как-то мы с ним разговорились. Он говорит, что уже несколько лет ездит за “чудотворцами” по разным городам, исцеления ждет. Верит до глубины души. Правда, пока не помогает, но он надеется, что поможет.

Мне грустно и печально стало. Жалко мужчину, себя, и всех нас, кто здесь собрался. Я на выход, а Вовка сидеть остался. Насколько мне известно, так он этой секте до сих пор числится.

Первая эзотерическая газета Владивостока – это “Джентри”. Газетой ее трудно назвать, газетенка на двух страничках серой бумаги. Но факт, что – первая, и покупалась моментально. Автор ее и составитель все тот же Ремпель. И вот читаю я в ней, что проводится набор на магические курсы. Стоимость 120 рублей, не мало по тем деньгам. Все-таки решился, все-таки записался. Семь дней в неделю по два часа в день.

Я к этому времени уже гипноз по книжкам освоил, на массажиста выучился, и вот на мага созрел. Пришел в назначенное время в назначенное место. Таких как я – человек двадцать. Расселись по стульчикам, ждем начала. Ремпель собрал денежки и начал. Был он в грязно-желтом пиджаке и потертых джинсах (что для перестроечных времен достаточно стильно). Он всегда старался держать стиль, хотя в начале своей карьеры одевался скромно.  Уже потом, спустя год, он перешел на дорогие рубашки и костюмы. Тут сказалось удачное развитие бизнеса, и его жена Ляна постаралась.

Александр Иванович Ремпель – первый Владивостокский маг и астролог. Первый, кто догадался открыть в городе магический салон и создать свою магическую школу. Первый, кто вывел магию из квартир и частных дворов на широкую аудиторию. Он грамотно поставил это дело на поток, направил в массы, и оказался большой молодец в этом.

Но пока ничего этого еще не было. Я сидел в полуобшарпанном помещении и слушал его рассказы о могуществе потусторонних сил. Что-то запоминал, что-то конспектировал. Рисовал амулеты Луны, талисманы Нептуна, квадраты Пифагора, таблицы “сатор, орепа, тенет”, и другие важные составляющие тайного искусства. Уши мои работали как локаторы. Мне все нравилось. Я получал “вселенские” знания. Конечно, тогда я не догадывался, что часть этих знаний была почерпнута из книг Папюса, и просто восхищался услышанным от практикующего специалиста.

Ремпель – крепок и мускулист. Подтянут, широкоплеч. Бывший каратист. Взгляд прямой и глубокий. Усы в пол лица, устремленные вдоль рта к низу. На указательном пальце правой руки золотой перстенек. Голос громкий, речь отрывистая. Одним словом, лидер, за которым я позднее пошел.

Курсы закончились через неделю. Десять часов магической подготовки не сделали меня магом, хотя я очень на это надеялся. Я был воодушевлен, подвижен, но ни внутренней силы, ни каких-то способностей в себе не чувствовал. Я думал, что что-то волшебное произойдет со мной на этих занятиях, и я как-то преображусь и наполнюсь; а была только тревога и непонятное ощущение страха перед будущим. Мне казалось, что мое обучение сделает из меня другого человека, и я стану обладать такими качествами, которых у меня до этого не было, например, двигать предметы усилием мысли, или зажигать свечу от одного только взгляда. В реале у меня была общая тетрадка с исписанными и разрисованными двадцатью страницами. И что делать дальше? Я и так уже после армии сидел у мамы на шее (учеба в институте не считается), и начал искать работу.

Путь мой мне был не известен, и я заказал натальную карту на год у того же Ремпеля. Я хотел выяснить, к чему у меня есть способности и предрасположенности от природы; и что мне рекомендуют звезды. Что они мне советуют; какой профессией заниматься?

Пока натальной карты не было, я устроился в какую-то контору грузчиком. Надо было разгружать и загружать продуктовые машины, которые развозили товар по магазинам. После недели напряженной работы, я сделал самостоятельный вывод: “Что это – не мое”, и приспокойненько уволился. В те времена все работали без трудовой книжки и отрабатывать две недели по КЗОТу мне не понадобилось.

Сидеть дома мне тоже не хотелось. Молодая энергия била через край, и я попробовал бизнес. Наврав с три короба про опыт работы, устроился в фирму, что занималась цветными металлами, менеджером. Зарплаты нет, только проценты от сделки. Сделок тоже нет. Трудновато. Через пару месяцев появился клиент, и мне дали первое задание – закупить на каком-то удаленном складе КАМАЗ меди и отвести на разгрузочную станцию для дальнейшей погрузки в вагон и отправки в Китай. Я голодный и злой. Попробуй просиди столько времени без денег! А дали мне наличку. Большой соблазн. Приехал я на этот склад и смотрю, что кроме самого порезанного металла, есть еще какие-то моторчики и там внутри этих моторчиков под железным кожухом медная проволока. Цена этих моторчиков в два раза дешевле. И решил я эти моторчики купить вместо кусков чистой меди, чтобы проволоку размотать, а разницу себе в карман положить. Купил, привез.

Естественно, мои закидоны в фирме не поняли, и это был мой последний рабочий день.

Восстановившись эмоционально от коммерческой деятельности, я устроился в мебельный магазин охранником. Спокойно, размеренно; то, что надо. Газовый баллончик в кармане, отдельный кабинет. Все удобства. Однако скучно мне стало скоро. Начал я туда девочек своих знакомых водить, или к девочкам со службы сбегать. А что? Очень удобно, и вроде деньги платят, и вроде удовольствия получаешь! В общем, пару раз меня застукал начальник смены, потом еще директриса магазина, и меня вежливо попросили…

В театр я идти работать не хотел, по своей актерской специальности, и тут я вспомнил про свою натальную карту. Ремпель тогда эти карты да гороскопы за отдельную плату делал, а расшифровку давал за отдельную. Она так у него и лежала, пока я за расшифровкой не пришел. Посмотрел он ее внимательно, и говорит: “Никуда работать не устраивайся. Будешь у меня работать в салоне. Он открывается скоро”.

Так я стал профессиональным магом.

Учил ли чему-то Александр Иванович, когда я уже был членом его коллектива? Давал ли уроки? Обменивался опытом? Нет. Иногда, подсказывал, советовал, но в основном, наблюдал со стороны. Он был занят своими делами, своими клиентами, своими проблемами. У меня была потребность учиться, но он ее не удовлетворял. Я нарабатывал свой опыт через клиентов. Каждый день по несколько человек, со своими страданиями, просьбами и страхами. Приходилось обучаться по ходу дела. Он не сформировал у меня правильную философию, не дал верного направления мыслей. Я был предоставлен сам себе, и окунулся в омут вседозволенности: порчи, привороты, и тому подобные гадости.

Это поощрялось, поскольку приносило салону деньги. Внутри меня была неудовлетворенность. Я ждал от Ремпеля учительского внимания, а его не было, и я стал обижаться на него. У меня появилась обида, которую я компенсировал тем, что тырил деньги мимо кассы, разработав искусный план получения дополнительных процентов. Мне от этого было легче; я выравнивался внутри себя. Моя значимость повышалась.

Дополнительные деньги я пускал на дополнительное обучение у других людей. Ездил по городам России, перенимая мастерство различных специалистов.

Важной поездкой для меня была поездка в Санкт-Петербург к председателю профессиональных гипнотизеров профессору Кандыбе. Он проводил двухдневные курсы по теме: “Гипноз и СК”. К моменту моего созревания на покупку билета в Питер, я прочитал уже более десяти книг этого автора, и желал личной встречи.

В свои 25 лет, кроме армии, конечно, (но это было не по своей воле), я еще ни разу не покидал Владивосток, ни разу далеко не путешествовал. Был напрочь домашним и территориальным. Лететь в такую даль одному было волнительно, и я подговорил своего дружка Серегу полететь вместе со мной. Серега тоже увлекался оккультными практиками, гипнозом, и уговаривать его долго не пришлось. Еще один фактор, который являлся основным в его решении поехать, это то, что ему нравилась одна девочка, а подкатить к ней просто так он не решался. Он хотел ее сначала приворожить, загипнотизировать, а уж потом развить романтическую деятельность.

Лететь на самолете оказалось не так волнительно, как проехать в метро. Ни я, ни Серега ни разу в своей жизни метро не видели. Для нас, дикарей с Приморья, оно – настоящая диковинка. Случилось так, что автобус из аэропорта высадил нас на закрытой станции, то есть, вагоны метрополитена подходят не как у обычной электрички, и мы их видим, а идут в глубине тоннеля. Приближения их мы не видим, только слышим нарастающий шум и скрежет. Затем открываются железные двери в скале, и – опа! можно сразу войти в вагон.

– Толян, это че?

– Не знаю.

– А куда входить?

– Спроси, что полегче.

Представляете наше состояние? Мы на Питерской станции метро. За двенадцать тысяч километров от родного дома. Спускаемся на эскалаторе (который тоже видим первый раз в жизни) глубоко под землю. Тут начинает все дребезжать и грохотать. Открываются двери в скале и оттуда вываливается толпа народа. Двери закрываются, снова грохот, народ быстро рассеивается, и тишина. Мы зависли минут на пятнадцать. Не то, чтобы мы не слышали, что так бывает, но все равно, было как-то не по себе. Волнительно. Потом, конечно, успокоились и разобрались. Шок от увиденного прошел и мы удачно доехали до гостиницы. В гостинице встретили синего негра. Сам он черный, да вот на свежем осеннем воздухе кожа его посинела. Показывая на негра указательными пальцами, и высказывая свое удивление: “мол, смотрите, какое тут ходит”, мы поселились в номер.

Курсы начинались с завтрашнего дня.

Мы пришли заранее, за час. Чтобы точно знать место, где они будут проходить, и случаем не ошибиться со зданием и районом. Удостоверившись, что все точно, не много прошлись по Невскому проспекту, обошли гостиницу Метрополь, и довольные вернулись на Малую Морскую улицу. На входе в помещение нас встретила приветливая старушенция, объяснила, где можно оставить верхнюю одежду; где находится туалет; как себя нужно вести на лекциях. Она же взяла оплату (по-божески) и записала наши фамилии для выдачи дипломов.

Зал квадратов тридцать. Без излишеств. Стол, стулья, кипы книг. Людьми забит битком. Мы как-то устроились. Вошел Кандыба. Не молодой мужчина с острым взглядом, черными глазами и высоким лбом. Плечи широкие, сильные. Фигура борцовская, слегка мешковатая. Внешностью не много напоминает кавказца, такого заботливого дедушку – соседа. Он всех поприветствовал и начал свой рассказ.  Говорил про русский народ, его историю, свой метод, политическую обстановку, здоровье и людей и многое другое. Говорил интересно, насыщенно, содержательно. Наполнял нас своими эмоциями и своим интересом. Что-то показывал, где-то шутил. Все сидели как завороженные. Первый день пролетел незаметно. Упражнений мы никаких не делали, но про теорию гипноза, про его виды и подходы узнали очень много.

Второй день начался с практики. Все участники разбились по парам и отрабатывали различные приемы ввода другого человека в гипнотический транс. Тут были, и русские техники, и индийские, и арабские, и тибетские, и медицинские, и религиозные.

– Спать. Спать! – слышалось то и дело с разных сторон. – Вы подчиняетесь моему голосу и погружаетесь в глубокий сон. Ваши руки тяжелеют, ноги наливаются свинцом, туловище становится как ватное. Голова пустая и тяжелая. Вы засыпаете все глубже и глубже.

– Вы будете спать, а я буду говорить. Вы сможете как бы со стороны наблюдать за всем происходящим. Ваше тело следует за моим голосом.

– Все четче и четче.

– Расслабьтесь. Расслабляетесь.

– Под моими руками тепло. Чувствуйте это тепло в своем теле.

– Правая рука всплывает вверх. Она легкая, невесомая, воздушная.

Как высшую технику гипноза, Виктор Михайлович Кандыба дал нам особое состояние сознания, назвав его “СК – состояние Кандыбы”, и научил входить в него по словесному коду. Основной целью СК является синхронизация полушарий головного мозга, за счет которого пробуждаются скрытые в человеке способности и таланты. Конечно, они пробуждаются ни сразу и ни сами по себе; их надо пробуждать и тренировать. Например, способность к визуализации достигается путем ежедневных тренировок в течении трех месяцев, а способность видеть ауру через углубление СК, то есть, тоже путем практик и тренировок. Есть люди от природы, способные быстро научиться видеть образы, а есть такие, которым может потребоваться несколько лет, поскольку им лучше дается чувствование или восприятие звуков, вкусов, запахов.

Любое магическое (кроме подселения сущностей), гипнотическое, экстрасенсорное обучение – направлено на раскрытие в человеке того, что уже в нем заложено от рождения. Никто из людей не в силах создать то, что создать невозможно! Поэтому следует ясно понимать для себя, что стремление к тому, что для вас недостижимо ни при каких условиях – только напрасная трата времени и сил. Более того, это может уводить от тех талантов, что скрыты в вас самих, но вы старательно их не замечали, ориентируясь на возможности и способности других людей. Вот, кто-то что-то видит, и вам хочется так же! А вдруг вам дано писать музыку, или чувствовать руками?! Вы и в видении ни преуспеете, и свои таланты загубите. СК – состояние, как, впрочем, и многие другие трансовые состояния, балансирующие работу полушарий, помогают раскрываться тому, что в вас уже есть! А как иначе? Иначе – вхождение в иллюзию и пребывание в ней!

Следует научиться слушать себя, свою интуицию, свое сердце, и стараться развивать то, к чему у вас есть склонность; то, к чему у вас есть предрасположенность, а не одно лишь желание. В этом смысле очень важно на начальном этапе своего развития, когда ваша психика еще не сформировалась должным образом, попасть в руки порядочного и грамотного учителя. В противном случае, вы рискуете попасть в ложные убеждения, постепенно перерастающие в психические расстройства.

– Войдите в состояние, – сказал Кандыба, – и перенеситесь в какое-то место, которое вам хорошо знакомо; в то место, где сейчас находится знакомый вам человек. Ощутите и запомните все детали вашего полета. Всем своим нутром дайте знать вашему знакомому, что сейчас, в данный момент, вы находитесь рядом с ним. Прикоснитесь к нему, потрогайте занавеску, и возвращайтесь назад в свое тело, в этот зал. Когда вернетесь домой, расспросите своего знакомого, что он чувствовал в данный момент? Что ощущал? Был ли эффект присутствия? Может он в это время о вас вспомнил?

“Три”! Открывайте глаза. Кто хочет рассказать о своем путешествии?

Легкие руки, что казались крыльями орла, медленно опустились на колени.

– Можно я расскажу? – спросил я.

– Да, – ответил Кандыба.

– После вхождения в состояние, в руках появилась легкость. Они стали всплывать и двигаться как крылья. Это – не произвольные движения. Я просто наблюдал за тем, как они двигаются. Затем я увидел туннель. Он стал засасывать меня как в воронку. Я поддался этому, и полетел. В сознании я определил, что хочу попасть к себе домой, в квартиру, в которой живу. По времени там сейчас должна находиться моя мама. Потом я у нее спрошу, что она ощущала в это время.

Пролетев по темному тоннелю, я оказался в своей комнате. Во всем теле была дрожь и достаточно сильное волнение. Дыхание сбивалось. С трудом успокоившись, я огляделся в комнате. Пару раз прошелся туда – сюда, попрыгал. Представил, что открываю дверцу шкафа. Вроде услышал скрип двери. Потом меня сильно потянуло назад, и я вышел из состояния.

– У тебя начали открываться магические способности, – как-то недовольно произнес Кандыба. – Пообещай мне не делать людям зла.

Я кивнул головой, но, вероятно, это было не убедительно.

– Дай слово, что ты не будешь причинять людям вред, – очень серьезно сказал Кандыба.

– Даю, – закашлявшись произнес я.

– А то умрешь, – добавил гипнотизер.

– Даю, даю.

(Слово, конечно, я свое не сдержал. И потом колбасил народ по всякому. И только, когда мне исполнилось 33 года, я сам дал себе такое слово, и держу его по сей день).

Все участники занятий наперебой стали рассказывать свои истории. Все были в восторге от пережитого опыта. Каждый обрел что-то свое.

– Молодцы, – улыбнулся Кандыба, – молодцы. А теперь давайте научимся лечить руками.

Но, чтобы мои слова не показались вам голословными, хочу вам что-то показать.

На одном из стульев сидела женщина с четвертой стадией сколиоза. Она была не молода, очень худа, и была изогнута буквой “зю”, как шахматная фигура – лошадь.

На перерыве выяснилось, что она специально приехала к Виктору Михайловичу, чтобы полечиться, ведь была наслышана о его возможностях. Но в то время он индивидуальный прием не вел, вот она и записалась на курсы.

Кандыба предложил ей встать и подойти к нему. Женщина подошла и встала боком к нам. Сбоку ее изогнутость была еще жестче. Обычно от таких людей большинство из нас отворачивается, если случайно встретит на улице.

Кандыба поднес к ней свои руки, правую сзади, а левую спереди. Буквально через несколько минут зал услышал хруст костей, хотя Виктор Михайлович к ней и не прикасался. Женщина потихоньку начала выпрямляться. Это было у всех на глазах, и было настоящим чудом! Каждый знал, что она – не подставная; что не артистка; что не притворяется. Но факт оставался фактом – ее искривление, я бы даже сказал, горб, становился все меньше и меньше! Она выпрямлялась!

Кандыба закончил работу, и женщина упала перед ним на колени со словами благодарности. Она плакала и благодарила. Остальные участники курсов сидели в большом изумлении и восхищении от увиденного.

– Вам теперь надо полгода на массаж походить и к мануальному терапевту, – обратился он к женщине. – Физические упражнения самой поделать, чтобы мышцы привыкли к новому состоянию и ничего не вернулось. Вот так.

И посадил ее на свое место.

– Это биогравитационные волны так работают, – объяснил Кандыба, и показал нам пару технических приемов по целительству. Конечно, на нашем, пользовательском уровне.

После окончания курсов, все довольные и загипнотизированные, ринулись получать дипломы. Они в стоимость занятий не входили, и по желанию (кто готов доплатить), каждый мог выбрать себе несколько корочек. Я выбрал себе диплом “Психолога”, “Гипнолога” и “Доктора индо-тибецкой медицины”. И был несказанно доволен, что выставлю их на всеобщее обозрение в салоне магических услуг, где работал.

Классическое образование психолога я получил гораздо позже, а сейчас наслаждался своим новым, и очень желанным на тот момент, статусом.

Александр Глаз встретился на моем пути случайно (хотя известно, что случайностей не бывает, и каждая случайность – это скрытая закономерность). Сам он родом из Хабаровска. Во Владивосток приезжал со своими семинарами, направленными на познание инопланетных форм жизни. Группа контактеров, работающая под его руководством уже давно была у меня на слуху, и мне хотелось лично познакомится с таким интересным человеком. Кроме того, я уже прочел книгу о пришельцах, написанную под его редакцией, которая называлась “Зомби С: за окраинами мира, бытия и сознания”. И в очередной его приезд в наш город, я собрался на его семинар по развитию экстрасенсорных способностей.

Глаз начал с подготовки зала. Он мысленно обратился к своим космическим кураторам, и в зале стало ощущаться постороннее присутствие. Они “прощупали” каждого участника тренинга на предмет профпригодности к данному занятию, и сообщили Глазу информацию о присутствующих. Надо сказать, что Глаз достаточно быстро вычислил

энергию Ремпеля и открытым текстом спросил меня о цели моего визита.

– Я пришел обучаться, – удивленно ответил я.

– Ты ведь у Ремпеля работаешь?

– Да.

– Это по его заданию пришел?

– Нет. Я хочу научиться вашим практикам.

– Ты энергии Ремпеля носишь. Они уйдут от тебя после моего семинара. Ты готов?

– Да. Я хочу заниматься.

Я, конечно, догадывался, что Ремпель и Глаз находятся в контрах, но не думал, что так уж сильно. Потом Глаз объяснил, что у них с Ремпелем идет противостояние на уровне космических Сил, то есть, его кураторы не дружат с теми, кого представляет Ремпель.

Поэтому на своих семинарах он устраняет посторонние влияния, чтобы при раскрытии человека, когда он становятся особенно уязвим, на него не было совершено никаких посторонних воздействий.

 

– Сосредоточьте свое внимание на стопах ног, – начал упражнение Глаз, после объяснения теории своей методики. – Начните поднимать энергию вверх, все выше и выше. Пусть вся энергия, что у вас есть, начнет подниматься вверх. Вместе с ней собирайте и свою оболочку. Хорошо. А теперь из своего биоэкрана сделайте скачок в соседнее помещение. И постарайтесь посмотреть, что там находится. Рассмотрите все детали, предметы. Хорошо. Возвращайтесь назад и распределяйте энергию вниз вдоль всего тела. Равномерно. Открывайте глаза.

Техники Александра Глаза отличаются от техник большинства практиков. Это не магия и не контактерство в привычном понимании. Это – глубокая и обоснованная работа по изучению Вселенной и форм жизни, что в ней обитают. Работа ведется планомерно, дотошно, досконально. Каждый вопрос при контакте с космической Силой задается по нескольку раз в различных интерпретациях. Для того, чтобы можно было получить более объемную и разностороннюю информацию по какой-то заданной теме.

На индивидуальных встречах Глаз готовил контактеров, выводя человека на конкретную космическую Силу; на ту, к которой у данного посредника имеется предрасположенность от природы. Представляете, как надо уметь ориентироваться в энергиях, чтобы точно знать и понимать, какая энергия идет от какой Силы? В этом смысле, он молодец, и равных ему в этом вопросе, и с точки зрения информированности, и с точки зрения, системного подхода в изучении феномена контактерства, найти не легко.

Конечно, он как человек не безгрешен, и ставил эксперименты над людьми, чтобы проверить, полученные им данные от внеземных цивилизаций; за что они же его потом и наказали болезнью. Но что можно сказать в свой адрес? Не известно как я сам повел бы себя, находясь в подобной роли, роли “предводителя всея контактеров”.

Сейчас я могу поставить любой канал любому человеку в считанные часы, но тогда это было за гранью моего понимания!

Два года я упрашивал Александра Глаза провести со мной индивидуальный сеанс и поставить мой канал должным образом. Два года он находил причины, чтобы этого не делать. В конце концов, я обратился за помощью к духам, и Глаз дал свое согласие на проведение такого сеанса. Для меня это было торжественно, для него – очень волнительно. На самом деле он подвергал себя определенной опасности, подстраивая мой канал, поскольку Сила была неконтролируемой и могла насести ему определенный вред.

Перед сеансом он поставил себе энергетическую защиту; пригласил на помощь контактера – наблюдателя, и провел со мной определенные манипуляции.

Как оказалось, ничего сложного во время его работы, делать не пришлось. Этот канал уже у меня был, и его требовалось только расширить и укрепить.

– Теперь у тебя все в порядке, – сказал довольный Глаз.

– Надеюсь, – ответил я. – И как мне теперь его открывать? Что делать? Как приглашать Силу?

– Этого я тебе не могу рассказать, – хмыкнул Глаз, – я про этих товарищей не много знаю. Я же с ними в контрах. Мне они ничего про себя не говорят. Знаю только, что они очень мощные, и живут в дальнем космосе. Но ты смотайся в Дальнегорск, там живет Алексей Колесников. Он тоже с ними сотрудничает. Он тебе все объяснит. Я свое дело сделал.

Алексей встретил меня хорошо. Я ему понравился, и он мне тоже. У него не большой офис в Дальнегорске. Он лечит людей от всяких болезней. Выглядит молодо, подтянуто. Рост метр восемьдесят. На лице улыбка. Не большие усики. От него исходит огромная внутренняя сила. Одет очень аккуратно, очень стильно и правильно.

Алексей мне здорово помог в тот момент, подсказал, научил. Дал дельные советы.

Я был ему несказанно благодарен. (Однако через несколько лет нашего знакомства, когда сложилась определенная ситуация, одна ведьма по имени Ольга, преследуя свои корыстные цели, столкнула нас лбами. Она наговорила Колесникову то, чего не было, и он внес меня в список своих врагов. Хотя, видит Бог, я перед ним оставался чист и искренен, и никаких заподлянок ему не делал). Тем не менее наши пути разошлись и я познакомился с другим контактером Андреем Апанаскевичем. К этому времени я уже выразил желание поменять свою курирующую Силу, и обстоятельства стали складываться, чтобы это произошло.

Андрей тоже из Дальнегорска. Он врач, заведующий отделением местной больницы. Маленький, щупленький, озорной. Полон жизни и каких-то планов. Он помог мне перестроиться на энергии его космического канала. Теперь я ездил к нему, и у него спрашивал совета или подсказки. Он помог мне выйти на своих кураторов, и я общался уже с ними. Здесь энергии были на много легче и приятнее, и они мне нравились больше.

– Андрей, а сколько каналов бывает у человека?

– Несколько.

– Почему сначала я работал на одном канале, с одними кураторами, а потом перешел на другой? Почему такая тяга появилась?

– Толя, все зависит от духовного роста человека, от возможностей его разума. По мере созревания человеческой души, человек обретает те или иные свойства. Когда человек становится внутренне готов перейти от одного своего качества к другому, тогда ему и предоставляется вариант обретения другого космического канала. Но обретение другого космического канала не возможно просто так, тебе понадобиться много трудиться, чтобы наработать новые энергии. Ведь новый канал – это включение и новых вариантов твоей судьбы. Сила говорит, что такое включение проходит не всегда гладко, и может сопровождаться некоторым временным крахом в физическом мире. По другому выйти на другие сценарии не представляется возможным. То есть, принятие своих новых качеств приходит с осознанием своих старых качеств, но старые качества поддерживаются старым каналом, и выйти из под его влияния возможно через “откуп”, или страдания, в которых приходит новое осмысление и понимание. Так что, будь готов.

С Андреем у меня установились дружеские отношения, и я до сих пор иногда с ним переписываюсь по емейлу. Андрей является автором книги “Сфера разума”. Она была написана им вместе с Александром Глазом. Очень интересная и познавательная книга.

Были в моей жизни и другие персонажи, “учителя” в кавычках. Ну тут полностью сам виноват. Жажда иметь то, что можно получить только собственным трудом, а не по велению волшебной палочки, сделали меня мишенью для всякого рода проходимцев и шарлатанов.

Почему-то кажется жителям провинции, что в Москве живут самые талантливые и одаренные люди. Что москвичи – какие-то особенные, сделанные из другого теста, люди высшего сорта. (По крайней мере, мне-то казалось именно так. В то дальнее время).

“Москва – это ведь столица нашей родины”, – думал я, “и за знаниями непременно следует в Москву ехать. Где уж нам за столичными угнаться! Там люди все знают, всему научат. Ведь пишут же в газетах о своих услугах: и приворожу, и отворожу, и судьбу исправлю, и ясновидение открою, и даром целительства наделю. Значит, могут, если такую рекламу дают. Значит, профессионалы своего дела. Значит, работают люди по чесноку”.

Мое созревания открыть ясновидение у московских специалистов, проходило на фоне постоянного чтения газет “Оракул” и “Тайная власть”. Так уж мне хотелось видеть, что могу никакой не было. И духов хотел видеть, и энергии, и инопланетян, и будущее знать, и прошлое о любом человеке. Еще хотел внутренние органы видеть, чтобы мог безошибочно диагностировать разные болезни. Не то, чтобы было сильное желание помогать другим, нет; скорее была потребность в самопознании и самолюбовании. Что делало мое желание обучаться ясновидению, яснослышанию, яснознанию практически одержимым. (На все – про все за несколько лет своих “тяг к знаниям”, я потратил большую сумму денег, но это не дало мне ничего, кроме траты времени, разочарований, финансовых потерь и разочарований. Почему? Я уходил от себя, убегал к другим, а себя не слышал, игнорировал. Не был сконцентрирован на своем сердце и уме).

Стопки эзотерических газет лежали у меня всегда на виду. Я исправно покупал подобные издания, и был обладателем всех новых выпусков и приложений подобных газет. Я мог в любой момент взять любой номер нужной мне газеты и в десятый раз прочитать рекламу того или иного мага, экстрасенса, целителя, оккультиста; повосхищаться его достижениями; позавидовать, что он так умеет, а я не умею, и помечтать о своей поездки на обучение. У меня даже сердце замирало, когда я представлял, что прошел нужные мне курсы по раскрытию ясновидения, и стал видеть иные миры! Сразу подсчитывал возможный барыш от этого, предчувствовал восхищение и зависть людей, упивался бессильным недовольством своих конкурентов. Я кайфовал от своих мечтаний своей особенности и исключительности!

Я больше не мог терпеть. Мне хотелось чудесным образом раскрыть свой “дар”. Взяв у Ремпеля отпуск без содержания, я полетел в Москву. После поездки в Питер, я уже не так пугался метро, но все равно старался передвигаться по столице на наземным транспортом, на такси. Поселился в гостинице Измайлово (тогда она еще была без ремонта и кешила всякими склизкими элементами и проститутками). Естественно, мне сразу стали звонить в номер и предлагать интим, на что я категорически отвечал полнейшим отказом. Всего было звонков восемь, причем большинство в ночное время. Проститутки хотели взять измором одинокого командировочного, не давая ему спать, но у них это не получилось. У меня была девушка, я боялся всякой грязи и заразы, и голова моя работала только на встречу с просветленным наставником. Конечно, стоны из соседних номеров вызывали в моем теле легкие фривольные мечтания, заканчивающиеся концентрацией на цели моего приезда в Москву.

С собой я привез несколько номеров “Оракула” и “Тайной власти”, где были старательно, красным цветом обведены и подчеркнуты все возможные варианты моих завтрашних контактов со специалистами по яснознанию и ясновидению. Некоторые номера телефонов я запомнил наизусть. Чем я руководствовался, когда выбирал себе центр куда пойти учиться? Информативностью рекламы, внутренним ощущением выбора, счастливым случаем, глупостью приморского дурака.

Обзвонив несколько, выбранных мною центров, и поняв, что мне не по карману посещать магов и экстрасенсов, дающих объемную рекламу, я стал искать подходящие варианты в объявлениях в одну строку. В конце концов, почти потеряв всякую надежду, что потяну материально и специалистов этих скромных рекламных объявлений, я выбрал то, что по моему мнению, соответствовало моим целям и задачам. Была и цена, и качество. В объявление примерно следующее: “Открытие третьего глаза. Развитие ясновидения за один сеанс. Телефон такой-то”. Это меня устраивало и прямо с утра, часиков в девять я позвонил по указанному номеру. В трубке ответил молодой мужской, недовольный ранним звонком, голос: – Вы время смотрели? Что звоните так рано?

Я не много опешил. – извините, – сказал я, но мне очень надо к вам попасть. Я по объявлению. Тут написано, что можно звонить в любое время.

– В любое, но не с раннего утра, – бормотал голос.

– Извините, – оправдывался я, мне просто надо день спланировать. Во сколько можно вам позвонить? А сколько открытие ясновидения у вас стоит?

– Стоит триста долларов, – не много взбодрился голос. – Звоните после полудня.

Я положил трубку. Мои эмоции бурлили: “Наконец-то я нашел то, что искал; то, к чему так долго стремился. Вот он – заветный телефон. Позвоню в полдень, и все решится, обязательно положительно”.

С девяти до двенадцати я не находил себе места. Я готов был ехать на встречу хоть сию минуту, но мне не назвали адрес. Я ждал, то отвлекаясь на просмотр телевизора, то на гостиничный завтрак. Около двенадцати снова позвонил. На этот раз ответила женщина. Она тоже не очень-то была приветлива, однако, согласилась “меня посмотреть”:

– Приезжайте по такому-то адресу к трем часам.

–  Большое спасибо вам, – радостно отвечал я, – я обязательно приеду. И сразу размечтался, что сегодня к вечеру я уже стану ясновидящим…

Я вызвал такси и назвал адрес. Меня довезли до подъезда, указанного мной дома. По дороге я представлял светлый просторный офис с красивой мебелью; подтянутую, энергичную секретаршу среднего возраста в черном костюме; атмосферу таинственности и свершающегося волшебства. На деле – ничего не было: ни офиса, ни мебели, ни секретарши, ни атмосферы. Правда на стенах висели иконы и пахло ладаном, но больше ничего не напоминало мне о том, что в этой квартире ведет прием настоящая ясновидящая. Это был обычный жилой многоподъездный дом, обычная трехкомнатная квартира, в которой жила целая семья коренных хитромудрых москвичей.

Ремонта в квартире нет, стены обшарпаны, пол с облупленной грязно-красной краской. Мебель времен хрущевской оттепели. От вещей идет запах затхлости и грибка.

Я умело оправдал себе свои возникшие опасения тем, что человек пребывает своим сознанием в потустороннем мире, и ей некогда заниматься миром физическим. Он ей не интересен. А все другие члены ее семьи – тоже особенные, и, вообще, какая мне разница как человек живет; главное, что сейчас мне откроют мой третий глаз!

“Ясновидящая” – женщина лет пятидесяти пяти. Выглядит усталой и вымотанной. Укутывается в шаль. Указала мне место, где можно снять куртку и обувь.

Мы прошли в комнату, и я в захлеб рассказал ей о своей проблеме: – Мол, я ничего не вижу, визуализация не идет. Хочу видеть внутренним зрением, и все знать.

– Понятно, – сказала она, – надо проводить сеанс. Стоит триста долларов. Согласны?

– Мне мужчина говорил, – ответил я, – я согласен. Только давайте сначала вы мне “глаз” откроете, а потом я уже заплачу вам?

Женщина подернула плечом и предложила мне пересесть в кресло и расслабиться. Она достала из тумбочки какой-то приборчик (как я потом узнал позже, это была обычная майд-машина для тренировки мозга. Сейчас они на каждом шагу продаются, а тогда – диковинка). Надела она на меня наушники, очки на глаза с непрозрачными стеклышками. Включила программу. То есть, в наушниках идет специальный звук, соответствующий определенному состоянию сознания, например альфа или тета, а в очках лампочки, соответственно этому ритму мигают.

Вошел я в трансовое состояние, лежу. Жду, когда мой третий глаз начнет видеть. Ничего, естественно, не вижу, но чувствую, что потихоньку плыву, в транс погружаюсь. Краем мозга начинаю понимать, что разводят меня незатейливо и технично. И вроде понимаю, и вроде уже в гипноз вошел. Тут очки мигать перестали, наушники замолчали, слышу голос “ясновидящей”: – Все, сеанс закончен. Оплатите услугу. Я в трансе достал ей деньги и отдал. Правда спросил еще раз перед уходом: – У меня уже открыт мой дар ясновидения?

– Конечно, открыт, – отрапортовала женщина, унося мои доллары в соседнюю комнату, откуда вдруг донеслось радостное оживление. – Все открыто. Езжайте домой.

Я вышел на шумную улицу в полупьяном состоянии. С одной стороны, я понимал, что попался в руки аферистам и меня обманули. С другой, у меня была надежда, что мой третий глаз вот-вот начнет видеть:

– Может другая погода нужна? Может, другое освящение?

Не думаю, что потраченные деньги пошли ей в пользу. Но разве я не сам виноват в том, что попался на удочку предприимчивым негодяям? Что во мне было не так, что я оказался в лапах хитрых злодеев! А я сам никого никогда не обманывал? Не разводил? Беспринципно не обещал? Не был похож на циничную “ясновидящую”? Разве я не хотел без труда получить то, что дается только с большим трудом и практиками, или от рождения как дар?! Разве я не был достоин всего этого?

На нашем пути появляются те люди, те учителя, которых мы достойны сами! И мое личное отношение к другим людям, к профессии, может обеспечить мне тот событийный ряд, который отражает мой внутренний мир! Бывает как-то иначе?

Волей – не волей, а приходится считать всех людей своими учителями, и хорошими, и плохими. Ведь именно, благодаря им (или им вопреки), я получил свой жизненный опыт в полном объеме, и смог увидеть себя в этих людях гораздо отчетливее и яснее. Чтобы лучше понять и измениться…

Я благодарен своим учителям! Если человек говорит, что у него нет учителя, он не имеет корней, он не имеет опоры. Или что-то скрывает. Вопрос: что?

Все мы у кого-то и чему-то учимся. По-другому в нашем мире не бывает. Мы все достойны своих учителей, мы их заслуживаем. И огромное им спасибо за все!

Последней значимой фигурой моей профессиональной деятельности был Владимир Александрович Петров. Сейчас его уже нет на этом свете. С его методикой я познакомился в период моих духовных метаний, когда было время перехода от одних космических кураторов к другим. Этот период связан с моими психическими и энергетическими трансформациями, духовным поиском, слабостью мысли и отсутствием достаточной внутренней опоры. Тогда еще не было Визардики, не было веры, не было знаний, не было Эстрина, как специалиста. Точнее, конечно, же был бы, но в другом варианте (и честно скажу, этот вариант мог бы быть гораздо интереснее).

Случилось так, что во Владивосток приехала ученица Петрова Лейла. Она проводила семинар – посвящения в частоты космоэнергетики, за сто долларов в каждую частоту. На уровне Мастер, их там больше сорока Я, как порядочный и жаждущий духовного движения, взял столько, на сколько у меня хватило денег. Но их не хватило на то, чтобы стать Мастером, поскольку система там такая: сначала получаешь каждую частоту за отдельную плату, а потом платишь еще тысячу долларов и тебе проводят посвящение в Мастера. По крайней мере, так было у Лейлы.

В общем, став счастливым обладателем энного количества космических частот космоэнергетики, я стал пытаться помогать своим клиентам с их помощью. Назначаешь человеку сеансы, открываешь частоты, он под ними стоит, и по идее, лечится. По идее, он очищается от всякого негатива и аура его наполняется чистой энергией.

Энтузиазм мой угас не сразу, наверное, прошло более полугода, прежде чем я почувствовал недовольство и разочарование. Да, энергия идет, это ощущается, и вроде наполнение человека происходит; а результат где? А результата и нет! Я большего успеха достигал магическими методами, чем космоэнергетическими. Причем, за один-два сеанса, а не десять или пятнадцать. Думаю, что во мне что-то не так; что-то не так делаю. Наверное, надо в Мастера посвящаться, чтобы результат был лучше, ведь ощущать движение энергии мне нравилось. Позвонил в Москву, Лейле. Она мне сказала, что я могу приехать к ней в центр и пройти посвящение. Еще она сказала, то в эти дни Петров тоже будет у них в центре.

Я собрался, прилетел из Владивостока в Москву. В назначенный день пришел к Лейле.

– Здравствуйте. Я пришел в Мастера посвящаться.

– Проходите. У нас это теперь полторы тысячи долларов стоит.

– Как? Вы же говорили, когда я с вами по телефону разговаривал, что тысячу?

– Обстоятельства изменились.

– Я тогда не буду. Извините. Буду работать как раньше работал. – впал я в жесткое сопротивление. – Вы говорили, что у вас в центре Петров будет. Как к нему попасть?

Лейла напряглась, но сказала, что Петров будет завтра. Но у него посвящение три тысячи долларов стоит, а у нас – всего полторы.

– Я лучше завтра приду, – сказал я, и вышел на улицу.

На следующий день я пришел к назначенному времени. Петров задерживался. Я и еще трое человек, желающий пройти посвящение в космоэнергетику, сидели на стульчиках в центре Лейлы и терпеливо ждали. Прошло два часа. Я уже собирался уходить, как дверь с шумом распахнулась и в комнату ворвался Петров. Он сразу заполнил собой все пространство вокруг и в помещении стало как-то светлее.

– В аварию попал на МКАДе, – сказал Петров. – Машина вдребезги, а на мне ни царапины.

Выглядел он бодро и слегка чумно. Очки сверкали на его лице, подчеркивая и увеличивая большие глаза. Его бородка топорщилась вверх, а залысина придавала дополнительного шарма. Петров – человек лет пятидесяти. Высокий, с не большим пузиком и странным прикусом. Открытый и веселый. Он мне сразу понравился и проникся к нему симпатией.

У него я был готов пройти посвящение. Как оказалось посвящение в Магистры у Петрова стоила три тысячи долларов и ее можно было получить сразу, минуя Мастера и отдельные настройки в частоты. Что меня, естественно, обрадовало, а Лейлу разочаровало.

Петров поставил нас посередине комнаты, зажег три свечи, поочередно подходил к каждому и накладывал свои руки в район груди. Я почувствовал, что от его рук, действительно, исходила мощная энергия, которая гуляла по моему телу, как морская волна по песку. Все участники посвящения стояли на потоке минут двадцать. Потом Петров объявил нам, что все закончено и выписал каждому сертификаты.

Люди вышли из комнаты, а меня он попросил задержаться.

– Давай выпьем по одной, – сказал Владимир Александрович, доставая из своего портфеля бутылку какой-то настойки красного цвета.

– Ага, – смущенно буркнул я, и присел рядом с ним.

Мы выпили несколько стопочек, поговорили не о чем, и я пошел в свой гостиничный номер. Потом улетел домой.

Через неделю мне позвонил Петров и сказал, чтобы я обязательно поехал с ним на гору Вотто-ваара в Карелию. Поездка была запланирована на июль месяц, и, чтобы я готовился. Он взял с меня четное слово, что я поеду. Я был удивлен такому повороту событий, поскольку, не желал больше ничему учиться, а хотел просто нарабатывать частоты, принимать людей и зарабатывать деньги.

В конце мая Петров снова позвонил мне.

– Ну что ты приедешь? Ты мне нужен в аномальной зоне. Я тогда тебя не рассмотрел, а потом я тебя понял. Приезжай обязательно. Я знаю, кто ты.

– Я приеду. Уже вещи собираю.

На горе Петров был другим, не как в городе. Здесь он полностью раскрывался. Его не тяготил социум, не обременяли деньги, не расстраивали интриги людей. На природе он был сам собой и был полностью поглощен своим увлечением – познанием космических частот. Не буду в этом рассказе описывать наши приключения; скажу только, что было хорошо, содержательно, познавательно, волшебно, полезно и весело.

Я зауважал Петрова, принял его как учителя, хотя полностью открыться ему сердцем так и смог. Тогда у меня не хватило мудрости для этого, не хватило понимая всей глубины этого человека. Из-за этого я получил меньше, чем мог бы; меньше научился; меньше раскрылся. Внутри меня был барьер, который не давал мне возможности окунуться в космоэнергетику с головой. Меня все время что-то смущало. Может быть, это была моя зависть его умению работать? Хотя Петров видел и ценил мое умение взаимодействовать с духами.

Было еще несколько совместных поездок в аномальную зону Карелии. Были практики, были походы, были камлания.

В один из дней Петров предложил мне переехать на ПМЖ в Москву.

– Мне нужны люди здесь, – сказал он. Собирай манатки и приезжай жить в Москву. Что тебе сидеть в своем Владивостоке? Только тебе свою тему надо продумать. Космоэнергетов уже много, и вот и подумаю, что сможешь сделать.

– Хорошо, я подумаю, – сказал я.

Так я по-сути получил задание на создание Визардики. Потом наши пути разошлись.

По мере появления новой Системы, я все дальше отдалялся от Владимира Александровича. Я был погружен в свои исследования, увлечен своими изысканиями. Я больше не чувствовал потребности быть с ним рядом. Я уходил на свой путь. Петров обиделся на меня, а когда узнал, что я создал свою Систему, обиделся еще больше.

– Пошел ты, Толян. – сказал он мне.

Мы вообще перестали общаться. Но он был моим учителем, и навсегда останется им в моей памяти.

Развивая Систему и продолжая искать и познавать самого себя, я посещал тренинги по психологии и психотерапии; проходил стажировку по психиатрии Пезешкяна; был слушателем Новосибирского Института эриксоновского гипноза; окончил Высшую Школу Психологии в Москве; прошел стажировку бизнес-тренера.

Я благодарен всем своим наставникам и учителям, что тратили на меня свои силы, нервы и свое время. Я был не самым лучшим и не самым преданным учеником. Сейчас я сожалею о многом, но исправить ничего не возможно. Мне остается только осознавать свои прошлые поступки, исправлять свои душевные ошибки, перенаправлять свои эмоции, принимать то, что было со мной, то есть, принимать свою жизнь. Имея такой опыт, что у меня есть сейчас, я бы во многих ситуациях поступил иначе; ко многим людям отнесся по другому; принимал бы и возносил своих учителей от всего сердца! Все мы бываем, и в роли учителей, и в роли учеников, и главное здесь задавать себе вопрос: А что я сам сделал для этого человека, чтобы он относился ко мне так как хочу; как я заслуживаю? Что я сам сделал для него? И, когда вы честно сможете ответить, отношения изменяться. Только надо стараться сделать это вовремя.

Написано в 2008 г

***

Продолжение этого рассказа я написал, когда уже рукопись книги была полностью готова. И даже отдана в издательство. Прошло уже полгода с момента написания рассказа “Учителя”, но я попросил редактора дать мне еще не много времени на дополнительную корректировку текста, потому что обязан был это сделать. Я обязан был рассказать о том, что наконец-то нашел себе настоящего учителя! И впервые был по настоящему счастлив от этого! Конечно, я  понимаю, что человек – сам себе учитель, однако, в энергоинформационных вопросах (если речь касается серьезных практик) без наставника не обойтись! Хотя этот рассказ и является продолжением рассказа “Учителя”, я решил разместить его в конце книги, как завершающий процесс моего поиска себя и моего становления. Как символ – подведения итогов.

 

 

 

Глава 4. Нибиру

kamri 705x435 - Глава 4. Нибиру

Ряса

Многие знают, чувствовали, что такое – первая машина. Это – событие! Событие с большой буквы. Копишь деньги, присматриваешься, заранее ходишь на рынок, выбираешь. Глаза не много стеклянные, смотрят в даль. Мысли о ней. Мечтания о ней. Сны о ней. Все напоминает о желанном автомобиле. Все подсказывает, что ее нужно купить. Все укрепляет твое желание. Время идет медленно. Считаешь месяцы и дни перед ее приобретением. Наличные деньги, отложенные для ее покупки, пересчитываешь несколько раз за сутки. Не прибавилось ли там случайно? Руки не много не слушаются. Пальцы ощущают структуру денежных купюр. Чувствуешь запах типографской краски. Его там может и не быть и купюры могут быть старые и потертые, но ты все равно улавливаешь этот запах, и тебе становится радостно на душе. Каждый день приближает тебя к исполнению твоего желания. Ты недоедаешь. Лишаешь себя удовольствий. Сокращаешь расходы. Экономишь на всем. Непредвиденные траты злят, выводят из себя. Ты раздражаешься. Выплескиваешь обиду на близких. Ты ждешь этого дня. Ты хочешь машину. И вот ты уже готов выбрать другую модель, потому что, на ту, на которую ты хочешь – копить еще долго. Но ты хочешь, и уже нет терпения, и ты берешь деньги, что есть, и идешь на рынок. И выбираешь. И краски становятся ярче, и в груди клокочет. Ты садишься за руль, и понимаешь – это твое. Все. Момент настал.

На первую свою машину я копил почти год. Это был 1996 год. Я уже работал в магическом салоне, и откладывал по пятьдесят или по сто долларов каждый день. Помню свое состояние, когда заканчивался рабочий день и я выбегал на улицу, и прямиком направлялся в обменный пункт. Он был в трех минутах ходьбы от моей работы. Но. боже, что это были за минуты! минуты счастья. Банк находился на остановке”Стадион Авангард”, на углу Светланской, напротив салона фотографии. Я смело заходил в него. Двери  на входе были тяжелыми и открывались с определенными усилиями. Я брался за массивную железную ручку двери и широко распахивал ее. При этом дверь громко скрипела и сопротивлялась новому посетителю.

В банке всегда было много людей. Я занимал очередь в нужное мне окошко. Стоял, посматривая по сторонам. Здесь были пенсионеры, какие-то дамы в золотых украшениях, военные, молодые энергичные парни с пейджерами на боку. Обычно ожидание длилось минут двадцать. Мне нравилось стоять в очереди в банке. Я знал, что сейчас я куплю еще доллары и моя цель станет ближе. Я подавал деньги кассирше, раскрывал паспорт, квитанцию о совершенной операции никогда не брал. Долларовую купюру я клал в паспорт, паспорт во внутренний карман куртки, и ехал на трамвае до центра. Там пересаживался на автобус и уже ехал домой, на Вторую Речку. Обычно я входил в заднюю дверь “Икаруса”, протискивался в задний левый угол аккурат между поручнями и запаской, и прилипал к окну. Весь путь был мне хорошо известен, я следовал по нему каждый день. Взгляд мой плыл по знакомым улицам, задерживался на красивых машинах и ярких девушках. Я представлял как я одна из них стоит на автобусной остановке в дождь, я останавливаюсь рядом с ней и приглашаю ее сесть в мою машину. Наше знакомство перерастает в дружбу и теплые отношения. Тогда у меня еще не было своей девушки и мне очень этого хотелось. Собственный автомобиль, на мой взгляд, мог быть лучшим поводом для знакомства. Я делал себе различные талисманы для привлечения любви, и они срабатывали на привлечение симпатичных клиенток, с которыми у меня были определенные кратковременные отношения. В любом случае я испытывал комплекс по поводу своей внешности и состоятельности, и переносил свои ожидания чего-то большого и серьезного на внешние атрибуты, в частности, на наличие автомобиля. Мне казалось, что это решит все мои проблемы личного характера, и откроет мне дорогу к женским сердцам. Это – юношеское заблуждение.

Итак, настал день покупки автомобиля. К этому дню я готовился долго, то есть, копил деньги и мечтал. Никаких практических навыков вождения, а тем более, водительских прав у меня не было. У меня было только сильное желание иметь свое личное авто!

В девяностых годах автомобиль типа “тойоты камри” во Владивостоке стоил в районе трех тысяч долларов. “краун” обходился в пять тысяч, а трехдверный “патрол” около десяти. Я, конечно, хотел “патрол”. Ходил вокруг него кругами, рассматривал. Но денег у меня было только на “камрюху”. Наш автомобильный рынок “Зеленый угол” предлагал широкий ассортимент любых автомобилей. Их ряды тянулись на несколько километров в длину, и можно было потратить целый день, чтобы обойти все это многообразие. Я ходил там как на экскурсии, но понимал, что мне светит только “камри” или “мазда”. Вот, наконец, выбор был сделан – белая тойота с механической коробкой передач; на литых дисках, хорошая резина, без пробега по СНГ. Продавец охотно согласился отогнать ее на указанную мной автостоянку, и я стал счастливым обладателем личного автомобиля.

Тогда автомобили продавали в основном по доверенности, поэтому она уже была с государственными номерами. Я избежал участи ставить машину на учет, просиживая часы в длинных очередях в ГАИ. Теперь передо мной стоял вопрос о водительских правах. Я не знал, где мне их взять, но мне очень хотелось их иметь. Они мне были нужны! Учиться два – три месяца в автошколе мне никак не улыбалось, и я стал искать людей, чтобы права купить.

Каждый день, садясь в автобус и отправляясь на работу в другой конец города, я испытывал страшные душевные муки. Меня прямо ломало. Моя машина пылилась на стоянке, а я толкался в душном автобусе. Я был обижен на весь мир и чувствовал всю несправедливость униженного человека. Держась за поручни автобуса, я представлял себе, что я держусь за руль своего любимого авто. Я физически ощущал прикосновение рук к его шершавой поверхности. Чувствовал как мое тело утопает в мягком водительском сиденье. Наваждение преследовало меня весь день, а вечером, возвратившись к дому, я шел на стоянку и садился в свою “тойоту камри”, и сидел в ней по нескольку часов. Я уносился в грезы своих путешествий, мысленно проезжал десятки километров по улицам города и края.

Мне необходимо было учиться вождению, и я рискнул самостоятельно выезжать на проселочные улицы. Это рисковое занятие, так как, я мог попасться гаишникам и остаться без машины. Ее бы увезли на арест-площадку, и мне бы обошлось это в кругленькую сумму. Мое желание ездить было настолько велико, что все доводы разума не действовали. Я садился за руль и ехал. У светофоров или при подъеме в сопочку машина часто глохла, так как, я еще не умел правильно переключать скорости. Я отпускал тормоз, выжимал сцепление, и не успевал газануть. Она глохла. Я поворачивал ключ в стартере. Запускал двигатель. Включал первую скорость. Трогался. Затем вторую. Полз. Нервничал, покрывался испариной. Напрягался. Машины, что следовали за мной недовольно сигналили. Мне было дискомфортно. Кроме того, у меня не было прав, и от этого я испытывал дополнительное волнение и даже страх.

Пару недель я катался по ближайшему микрорайону. Старался держаться подальше от оживленных дорог. Был тише воды, ниже травы. Потом вдруг я почувствовал в себе готовность ехать на работу за рулем своего автомобиля, через весь город. И поехал. Ехал осторожно, медленно, раздражая окружающих более опытных водителей. Потратил в два раза больше времени, чем это занимало на автобусе, трамвае и пешим маршрутом. Это не расстроило меня. Главное, что я прибыл на место, без проблем, без приключений. Так, как я и хотел. Не много осмелев, я стал ездить на своей машине свою работу каждый день. Потом стал кататься по городу в разных направлениях: Луговая, Чуркин, Эгершельд, Фуникулер, Вторая Речка. Потом стал выезжать за город. Это было кайфово. Ужас я испытал, когда проезжая пост ГАИ на Седанке, меня чуть не остановили. Инспектор взмахнул палочкой прямо передо мной, я прижался к обочине, а оказалось, что он дал команду остановиться автомобилю, следующему следом за мной. Я благополучно уехал, но перепугался так, что на некоторое время перестал искушать судьбу ездой без водительского удостоверения.

Мой знакомый, Серега, пацан из деловых, которого я попросил помочь с правами, вскоре наше такую возможность. У него был знакомый, у этого знакомого был знакомый гаишник, который согласился выдать мне права. Серега сказал, что это будет стоить тысячу долларов. Это дорого, потому что посредник берет свой процент. Сам мент берет всего пятьсот долларов. Можно подождать и поискать еще варианты.

Я уже давно не рисковал ездить на машине и согласился заплатить за права тысячу долларов. Серега позвонил на следующий день. Мне было назначено время для прибытия в городское ГАИ. Серега познакомил меня с посредником, тот взял деньги и скрылся в лабиринтах государственного здания. Минут через двадцать он вышел в сопровождении автоинспектора в звании капитана. Мы сели в автомобиль Сереги и мой экзамен начался.

– Какие правила дорожного движения ты знаешь? – спросил гаишник.

– Нельзя на красный свет ехать, – начал перечислять я, что знал. – Нельзя скорость превышать. Нельзя… – замешкался я.

– Еще что-то знаешь, – спросил гаишник, видя мое волнение.

– Да, – сказал я. – Знаю.

– Запомни, – сказал инспектор, – Всегда уступай дорогу машинам, идущим по главной дороге. Всегда уступай дорогу машинам, идущим справа. Помеха справа называется. Всегда уступай дорогу пешеходам.

Я понятливо кивал головой и запоминал важные рекомендации.

– Что в машине должно быть? – спросил гаишник.

– Аптечка, – сказал я. – И запаска.

– Хорошо, – сказал гаишник. – Можно считать, что сдал. Подойдешь в зал ожидания. Тебя вызовут по фамилии. Сфотографируют. Во втором окошке получишь права.

– Спасибо, – сказал я, – сглатывая воздух.

Вечером я уже был настоящий водитель. С этого момента я смело ездил по городу и краю, не волнуясь за то, что меня могут остановить. Моя эйфория продолжалась не долго. Во-первых, в городе бывают пробки и стоять в них мало приятного. Во-вторых, всякие крутые машины ведут себя на дороге настолько нагло, что начинаешь чувствовать себя последним человеком на планете. Мне хотелось какой-то статности, какой-то защищенности. И я нашел выход. Мне его подсказал поп, летящий по встречке на своем “хайсе”. Моя магическая мантия очень напоминала поповскую рясу. Я стал ездить в своей машине в своей мантии. Если особо не приглядываться, то меня можно было принять за молодого священнослужителя. Мантия черная, длинная, из хорошего материала. Единственно, что с капюшоном. И креста на груди нет. Но кого это волнует? Поп и поп!

Я ездил по встречке, когда пробка была слишком длинная. Пристраивался за “скорой” или “пожарной”. Разворачивался через две сплошные. Проскакивал на красный свет.

Однажды меня остановили.

– Здравствуйте. Старший инспектор  лейтенант Сидоров, – отдавая честь, произнес гаишник.

– Здравствуйте, товарищ лейтенант, – скукожился я.

– Почему нарушаете? Почему на красный проехали? Пожалуйста, предъявите ваши права и водительское удостоверение.

Я почувствовал, что запахло жаренным и сейчас мне припаяют не слабый штраф. Инспектор был настроен крайне решительно и внимательно смотрел за моими движениями. Я переборол волнение, вышел из машины, собрался, и пошел в атаку. Я понимал, что лучшая защита – это нападение. Штраф мне ой как ни хотелось платить.

– А вы никогда не нарушаете? – сказал я трубным голосом. Почти басом. – Не грешите? Вижу, что грешник стоит передо мной. Сын мой, покайся в своих грехах. Пока еще можно. А то будешь гореть в гиене огненной. Не бери очередной грех на душу. Отпусти меня с миром.

Я сделал серьезное выражение лица и поднял подбородок.

– Дела мирские мне чужды, – продолжал я обрабатывать гаишника. – Целыми днями в молитве нахожусь. Когда уж на светофоры-то смотреть! Постыдился бы такого человека останавливать. Сам-то верующий? Христианин? В церкви когда в последний раз был?

Гаишник впадал в ступор. Он вроде понимал, что перед ним стоит не поп, но моя уверенность и правильный тембр голоса делали свое дело.

– Вон смотрю, что в твоей машине иконки есть, – продолжал я осмелев, заглядывая в патрульную машину. Это – правильно. Надо бы вам вашу машину святой водой окропить. Приходите на утреннюю и воду с собой приносите. Батюшка освятит.

Инспектор начало коробить.

– А крестик носите? – не унимался я. – Носить надо, – продолжал я поучительно. Что за верующие без крестика?

Гаишник уже был не рад, что остановил мою машину. Ему было неудобно за свой поступок. Он молча отдал мне мои права и сосредоточился на проходящем потоке автотранспорта. Я быстро уехал. После этого случая во мне что-то произошло и я

снял с себя свой маскарадный костюм и превратился в обычного рядового водителя. Правда потом поставил на машину милицейскую сирену. Но это уже другая история.

Написано в 2008 г.

Глава 5. Нибиру

ko 705x435 - Глава 5. Нибиру

Саныч

Несколько лет назад скоропостижно скончался основатель космоэнергетики академик Петров Владимир Александрович.

По официальной версии он умер от остановки сердца, по  неофициальной – ушел в иной мир по другим причинам – готовить человечество к переходу в иное частотное пространство, помогать своим ученикам в работе.

Человек он был не молодой. Но что для мужчины 50 лет с хвостиком, когда есть хорошая потенция, желающие ею воспользоваться; интересная работа, гармонично совмещающая в себе и хобби, и заработок? Были у него и цели и смыслы жизни!

В таких обстоятельствах – возраст мальчишеский… жить, да жить…

Близкие ученики Петрова звали его Саныч. Настолько обаятельный и умнейший человек, что люди вились вокруг него толпами. Ему это нравилось, и он этим гордился.

Надо сказать, что Саныч был лишен многих заморочек, присущих другим людям, и не верил в воскресенье Христа, всеобщую справедливость и тайные магические ордена, правящие миром. Он верил  в добро, водку, свою миссию и людей. Последнее его, как раз, сильно било и разочаровывало…

 

Если вспомнить всех исследователей человеческих душ, поближе изучить их биографии, без прикрас, всмотреться в мотивы их поступков, то можно понять, что все они были наивными мечтателями, которые видели в людях только лучшее и старались не замечать плохое, что и приводило их к очень печальным последствиям: или к последнему приюту в земле, или к нестерпимым душевным мукам от потери своего ориентира прекрасного.

Что заставляло их двигаться дальше, и надеяться на то, что кое-что все-таки изменить можно? И люди рано или поздно изменятся к лучшему, и станут более благородными, честными, высокодуховными! И эти печально улыбающиеся исследователи, то ли от того, что находились в трансе, то ли от того, что продолжали быть в плену своих мыслей, еще с большей неистовостью отдавали людям свой внутренний свет – свет любви, знаний, опыта, жизни!

 

Да, Саныча предавали, на нем наживались, его обманывали. Используя его талант, равнодушное отношение к материальным благам и детскую веру в могущество космических частот, делали из него посмешище, выставляя на всеобщее обозрение чиновников и целителей всех мастей, как матрешку для иностранцев.

Может быть, это была его стратегия развития, и ему хотелось только того, чтобы его система работала и приносила пользу людям? Вполне, что так… но я знаю только то, что знаю, и ничего больше.

Петров получил свой дар от своей бабки и деда. Он сам как-то рассказывал мне об этом, подкидывая поленья в шипящий смолою костер в приватной беседе у подножия горы Вотто-ваара, к которой он регулярно приводил своих учеников на встречу с духами, открывая им премудрости магического ремесла.

 

Обучение магии, которую он назвал космоэнергетикой, было для людей, желающих научиться работать с каналами, простым и забавным. Адепты днем и ночью бродили по горе и ее таежным окрестностям в поисках различных энергий, дышали свежим воздухом, собирали грибы и ягоды, рыбачили, молились менгирам и сейдам, слушали шепот кустарников и деревьев, наслаждались красотой окружающей их карельской природы.

И впечатлений, и энергий в таких поездках, действительно, было предостаточно. Все чувствовали на себе ритм аномальной зоны. Это место издревле считалось культовым, и использовалось саамами, карелами и задолго до них – гиперборейцами для отправления своих религиозных обрядов. Как Петрову удалось пробудить это Место и сонастроиться с его энергиями, для меня лично до сих пор остается загадкой! Но факт остается фактом – ему удалось это сделать! И он делился со своими учениками этими невероятными знаниями, рассказывая нам о том, как применять и использовать космические каналы для помощи себе и людям, и требовал их наработки.

 

Мне вспомнился забавный случай. Был август месяц. Человек двадцать космоэнергетов сидели у горы вокруг костра и обсуждали новости прошедшего дня. Кто-то говорил о дисфункции чакр и важности правильного питания; кто-то обсуждал вопросы, связанные с искривлением позвоночника и влиянии этого дела на все физическое состояние организма; кто-то тихонько хихикал над рассказанным не в тему анекдотом.

Уже темнело. Воздух был свеж и прозрачен. Робко стали проклевываться первые звезды.

Вечерняя тайга оживала. Она дышала таинственными шорохами и величием. Комары стали активнее и злее. Требовалось больше усилий, чтобы побеждать в этой неравной схватке с кровососущими тварями. Дым от костра и репелленты немного успокаивали эту жужжащую разными голосками ораву, но настойчивость насекомых поражала своей наглостью и упертостью, и заставляла надевать некоторых из нас спасительные противомоскитницы.

Александр, Дмитрий и Алексей, сорока – сорокапятилетние крепко-сложенные мужчины решили наработать канал летающих йогов. То ли на них повлияло энергетическое перенасыщение, то ли искренне поверили в слова Саныча о возможности человека передвигаться по воздуху, паря над землей без помощи технических средств, направляя свое тело только усилием воли; то ли захотелось остроты ощущений ночной Вотто-ваары, но они дружно взяли по деревянному шесту и скрылись в темноте. Шест нужен для того, чтобы, опираясь на него, можно было бы оторваться от земли, как это делают индийские йоги. Ни разу в жизни мне не приходилось видеть левитацию, а то, что я не видел и с чем не сталкивался лично, воспринимаю крайне критически. Так уж устроена моя психика и мой характер. Я тихонько подсмеивался над теми, кто верит в то, что может летать. И вера троих здоровых мужиков в подобные сверхвозможности, меня крайне изумила!

Не найдя разумного объяснения их поступку, я отвлекся на привычные разговоры, и окончательно забыл про то, что кто-то ушел в ночную тайгу, обучаться «искусству парить в воздухе». Следуя моему примеру, так поступили и другие – напрочь забыли о трех отчаянных парнях, пожелавших испытать судьбу на данном бесперспективном поприще.

Мы пили крепкий, ароматный чай, настоянный на травах и ягодах, говорили о жизни, смерти, судьбе, любви, высшем предназначении. Мы обсуждали значение и применение каналов: в каких ситуациях и насколько их следует открывать, и что с этим делать дальше.

Мы говорили о возможностях ортодоксальной медицины и целительства; точностях и погрешностях астрологии, в общем, обо всем, что было нам интересно и подходило к мистической и завораживающей обстановке ночной романтики и приключений.

Прошло часа четыре – пять. Спать не хотелось. Кто-то развалился на земле и смотрел  на звезды, кто-то склонился к огню и смотрел на огонь. Дрова заканчивались.

Валежник находился метрах в пятидесяти от нас, и, освящая себе путь фонариками, группа дружно отправилась за дровами.

Темно, хоть глаз выкали. В свет фонариков попадают, то стволы деревьев, то высокая трава, то извилистая тропинка со следами зверей и резиновых сапог.

Все энергетически наполнены так, что, кажется, что пьяны! Восприятие искажено до неузнаваемости, и мир представляется волшебной сказкой.

И тут за кучей веток, которую в темноте можно принять за гигантского ежика, острой травы и торчащих из земли спин камней, в свет фонарей попадают три странных, прямостоящих молчаливых фигуры с деревянными шестами в руках!

– Ой! – раздается приглушенный возглас. Группа напрягается в силах осознать происходящее и светит фонариками в сторону трех загадочных лесных жителей.

– Это мы! – раздается голос одной из фигур.

Все облегченно выдыхают, признав голос знакомым:

– А что вы тут делаете?

И тут я говорю: – Они взлететь пытаются!

Люди попадали на землю от диких непрекращающихся приступов смеха. Ржали так, что было больно разгибаться, но возможности остановиться не было. Смех накрыл всех.

Петров смеялся вместе со всеми.

Широкий, высокий лоб, редеющий волос и бороденка, большие глаза, горящие внутренним светом души и отражающие языки огня, футболка с изображением волка, и простая человеческая теплота – впечатались в мою память навечно.

 

Сейчас он смотрит на меня с изображения черного памятника. Почему хорошие люди уходят рано?

Я не был на похоронах Петрова. Когда случилось это несчастье, я жил за десять тысяч километров. Я не нашел в себе ни сил, ни возможности туда приехать, чтобы почувствовать в руке горсть сырой глиняной земли и, отворачиваясь от гроба стоящего в зовущей могиле, бросить ее со словами: «Пусть земля тебе будет пухом».

Учитель остался в моем сознании живым и улыбающимся из-под запотевших очков.

 

Сейчас я живу в Москве. Жизнь надиктовала мне свои правила, и я уже почти год столичный житель.

Что случилось со мной в этот день? Я проснулся раньше обычного и полез в интернет за поиском какой-то информации для новой книги. Случайная ссылка перевела меня на страницу с фотографией Петрова. Под фотографией было написано, что он похоронен в городе Талдом Московской области. Сердце мое сжалось от тоски, и я моментально принял решение посетить его могилу. Сел в автомобиль и поехал. Асфальт, надо вам сказать, заканчивается там, где заканчивается Москва. Поэтому дорога, примерно сто пятьдесят километров, заняла около трех часов.

Поминальные свечи я взял с собой, а цветы купил у бабок, стоящих с кислыми минами у забора тихого, небольшого и уютного кладбища.

Лица бабок сразу меняются, начиная сиять тихим счастьем, когда кто-то из посетителей этого грустного места, делает у них какую-нибудь покупку, и тут же возвращаются в привычное для них печальное выражение, когда покупатель поворачивается к ним спиной и направляется к центральным воротам.

О чем думают эти бабки? О том, что организовывая здесь торговлю и, задабривая живых и мертвых, они сами проживут несколько дольше? Или меньше будут болеть? Или о том, что на обратном пути домой, они купят себе молока и свежего хлеба, и полакомятся, сидя перед похрипывающим телевизором? Или о том, что уже и им пора на тот свет?

 

Птицам все равно где петь! Такой дружный и громкоголосый хор встретишь разве что в детской музыкальной школе на вечере выпускников! Так уж стараются эти божьи пташки, что на секунды забываешь о том, где ты находишься и начинаешь улыбаться, вспоминая что-то свое и далекое: первую любовь, интересную книгу, отдых на выходные.

Неспешно вдоль могил, по одним им известным тропам, добродушно бегают улыбающиеся собаки разных мастей и размеров. Они останавливаются на мгновение, чтобы прислушаться к пению птиц, голосам и причитаниям людей, и бегут дальше, выискивая принесенную еду для покойников. Этим обстоятельством крайне не довольны четыре вороны, сидящие на высоком черном памятнике и оградке. Они враждебно наблюдают за собаками, и что-то горячо обсуждают между собой, вероятно, план захвата еды со свежего захоронения, куда еще собаки подойти не решаются.

Могильщики с красными довольными глазами важно прогуливаются по пронумерованным и отмеченным ими же, участкам и осматривают вверенное им хозяйство по-деловому, но немного суетливо и прижимисто.

Посетителей не много. В основном, заплаканные и тяжелодышащие люди, пришедшие успокоить душу, прибраться на погосте и побыть рядышком со своим любимым, знакомым, родственником.

 

Где похоронен Петров я не знаю. Я осторожно двигаюсь вдоль рядов могил и оградок, пристально всматриваясь в лица, изображенные на памятниках, читая фамилия и даты.

Как много можно выразить коротким набором цифр? Родился, скончался. За этими короткими выходными данными стоит человеческая судьба, целая жизнь с ее любовью, страданиями, радостями, огорчениями, успехами, болезнями, достижениями, встречами и победами! А теперь только сухие цифры да дежурные выражения: «Скорбим, любим, помним»…

Грустно становится от таких размышлений, невольно начинаешь думать о том, что рано или поздно и тебе самому посвятят подобную надпись.

Жалко, ох как жалко себя! и других, и всех нас…

Почему хорошие люди не живут вечно? Почему всех под одну гребенку? Какая безысходность и предопределенность конца!!!

 

Могилу Петрова я нашел быстро. Конечно, я ожидал увидеть памятник, достойный этого человека, и был уверен, что он какой-то особенный, по крайней мере, так его представляло мое воображение. На деле все оказалось куда более скромнее и обыденней. Без пафоса и всяких там великолепий. Обычный опалубок из черного мрамора, в метр высотой и тридцать сантиметров шириной, все как у обычных людей.

Единственно, наверное, чем этот памятник отличался от десятка или сотни остальных, это тем, что на нем рядом с портретом, выполненным весьма умело и со вкусом, был изображен магический символ древних руссов – многолучевая свастика. Это было смело и трогательно одновременно. Смело, потому что, на фоне сплошной христианской символики,  повторяющейся от надгробия к надгробию, он казался чем-то неестественным и фантастичным, как будто бы пришел к нам из другого мира. Трогательно, потому что, серебряный амулет с этим символом Санычу подарил я, и он любил этот подарок, и постоянно носил его на шее на серебряной цепочке.

– Спасибо, Саныч, – подумал я, и вошел в железную оградку два на три метра площадью, окрашенную, впрочем, как и все остальные оградки, в густой черный цвет, и присел на корточки. Смешанные чувства обуревали меня, мне было грустно, тоскливо, и хотелось завыть от бессилия и беспомощности, но на лице моем появилась улыбка, расцветая по одной ей известной причине. Мне было радостно от этой встречи, много времени я потратил на то, чтобы добраться сюда с чистым сердцем, и поблагодарить своего учителя за все, что он в свое время, для меня сделал. Конечно, я хотел встретиться по другому, налить в стакан красного вина, и, чокнувшись за здоровье присутствующих, ощутить крепкое одобряющее похлопывание руки Саныча по своему плечу.

Такого уже не будет. Есть то, что есть.

 

На могилке валяется какой-то мусор, два пластиковых стаканчика, фантики от конфет, скромно в углу лежит искусственный цветок белого цвета. Слева от памятника, где оградка почти касается холодного камня, аккуратно прикручена медной проволокой масленая картина не известного художника.

– Здравствуй, Саныч, – мои слова сами вырвались наружу на глубоком выдохе, когда я положил, купленные мною цветы на могилку, зажег свечу и закурил сигареты, так же сидя на корточках.

– Дай сигаретку, – сказал Саныч и высунул голову из-за черного поджарого камня с его эффектным портретом и фамилией. Он широко улыбался, но был слегка медленный в движениях, как актеры на кадрах замедленной съемки, или человек, проснувшийся посреди ночи от нестерпимого желания стать по нужде, но не желающего вылезать из-под одеяла.

На нем была его любимая футболка с изображением волка открывшего пасть, белые кроссовки с развязанными шнурками, из бороды торчала коричневая ленточка похожая на те, что вплетают в косы африканские женщины

– Дай сигаретку, – повторил Саныч, пока я старался привыкнуть к возникшему перед глазами образу и четкому голосу у себя в голове.

Я достал «Кент», зажег сигарету и дал ее Санычу. Он торопливо закурил.

– Прости меня, Саныч, – сказал я, и слеза самовольно и медленно, как будто показывая, что она есть, покатилась по моей правой щеке. Ее поддержала слеза на левой, и так они сменяли друг друга пока Саныч меня не одернул: – Толян, ты чего?

– Я виноват перед тобой, – сказал я. – Я не смог усвоить все, чему ты учил меня при твоей жизни. Я отмахивался от твоих советов, я гордился своими способностями, я стремился быть лучше и сильнее тебя. Я был со многим не согласен, что ты делал, и многое отрицал из-за своей духовной слепоты и лени. Прости меня, Саныч, за мою глупость и гордость!

– Толян, хорош причитать, – строго кашлянул Саныч. – Ты же знаешь, что я отношусь к людям ровно. Ты чувствуешь свою вину, считая, что она есть. Ты считаешь себя плохим учеником? Тогда оглянись вокруг! Ты еще не видел плохих!

– Знаю, – кивнул я, – но мне просто хочется извиниться. Пусть даже не для тебя, а для себя. Я приехал сюда поэтому: встретиться с тобой и извиниться…

У меня такая потребность. Понимаешь?

– Понимаю, – вздохнул Саныч, и стал тускнеть, а затем снова стал ярким и объемным:

– Я ведь много тебе дал, Толян. Ты был хорошим учеником!

– А ты был хорошим учителем, – сказал я, задрав подбородок, и добавил: – Знаешь, мне стало легче! Камень с души спал!

Я ощутил мощный энергетический поток и слегка потерялся во времени.

– Иди, – сказал Петров серьезно. Все будет хорошо.

– Спасибо, Саныч, – вздохнул я, и, волоча ноги, побрел в сторону ворот, ведущих в мир живых и суетящихся людей, строящих свои планы и надежды на будущее.

По моему плечу похлопала невидимая рука…

– Здравствуй мир! Жизнь продолжается!

 

 

Глава 6. Нибиру

komsom 705x435 - Глава 6. Нибиру

Было в Комсомольске

Дело было в Комсомольске-на-Амуре. Это город такой на Дальнем Востоке есть, в Хабаровском крае. Очень милый, надо сказать, город. Маленький и уютный. Люди тоже там достаточно милые. Кроме таксистов. Это воронье, как и в других городах и весях, лупит с нашего брата туриста втридорога; тем и живет. Пользуется нашим не знанием местных маршрутов и расстояний. Выйдешь, бывало, с поезда, и про гостиницу думаешь. Тут налетит вражья туча с шашечками, двери своих авто откроет, и стоит с глазами кота из “Шрека”; приглашает. Согласишься на цену, сядешь к кому-нибудь, и не успеешь еще на сиденье поудобней устроиться, как уже сходить пора. Прибыли. В общем, ведут свою мелкобуржуазную политику, и не много впечатление от города портят. Не о них речь сейчас. С них спрос на Суде Божьем будет. Там им счетчики поотматают. Я же расскажу вам о своей ученице Любови Первушиной, бойкой старушке с оптимистическими взглядами на жизнь; и о том, какой с ней на сеансе интересный случай приключился.

Жила она в своем городе, не тужила. Людям помогала и всякие добрые дела делала. Слыла в народе целительницей, так оно и было на самом деле. К работе всегда относилась вдумчиво, помочь пыталась качественно. Была только у нее одна проблема в профессии – на себя многие гадости от людей цепляла. Потом болела от этого сильно и долго восстанавливалась. Поэтому и обучение у меня прошла; сонастройку, чтобы защита была и здоровье было – у меня получила. Многие целители, у кого дар от Бога есть, болеют потом от людей; много что на себя берут. Страдают за грехи других. От этого и сгорают быстрее, чем другие. Но не все. Если шаманов для примера взять, то они тоже болеют от людей. Все, что у человека болит, и у шамана болит. А по-другому нельзя! Шаман всегда открыт для людей, для мира. Его защита в его духе заключается, в его ээрэнах. Если шаман больной, то и духи его больные. Поэтому другие шаманы ему помогают в начале. Уже потом он Силу обретает, и сам себе помощь делает. Шаман Силу в природе берет. Природа – его мать, его дом. Шаману духи его помогают, вытягивают, спасают. А целителю где защиту брать, когда он в городе живет? Или в природе спасения искать, или у сильного помощи попросить. Так и получилось у нас. Я Любовь Ивановну на работу благословил, и рассказал, что и как. Стала она по моей Системе работать, да со своими наработками совмещать. Еще лучше все стало получаться. Потянулись к ней не только простые граждане, но и при власти которые. Вот приходит к ней один человек, при погонах больших. Сам сбитый, поджарый, спортивный. Всякое видел в жизни, всякого насмотрелся. Даже на войне был. Воля у него крепкая и суров он от профессии своей. Его подчиненные ему про целительницу поведали, и он здоровье свое поправить ходить стал. Несколько сеансов уже прошел; подобрел, успокоился. Очень благожелателен и расположен. Вроде все хорошо. Да только вдруг заявляет он Любовь Ивановне:

– Не чувствую я ничего. То есть, внутри себя я понимаю, что работа от вас идет и помощь хорошая есть, и уважаю я вас, но хочется мне физически ощутить как каналы работают. Хочу почувствовать их, а не только знать умом об их воздействии.

Я вышел из вагона и направился в местную гостиницу. Поезд пошел дальше, в Совгавань. Обычно в этом направлении ходят не новые составы, не такие как “Питер-Москва”, а очень даже поношенные, шумные и скрипящие. В которых туалет можно сравнить с комнатой страха; и в купе пахнет затхлостью и табаком еще со времен перестройки.

Месяц май стоял в полном разгаре, и открытые окна хоть как-то спасали от нависшего над всеми пассажирами вонючего советского прошлого.

В поезде был вагон – ресторан с пятнистыми желто-белыми скатертями, собиравший в себе время от времени скучающих или голодных мужчин и женщин; и прокуренные тамбуры, вздрагивающие от каждого стука колес в ритме остающихся позади железнодорожных стыков. На этом все развлечения заканчивались, и измученные, полусонные пассажиры чередовали их между собой, разбавляя свое желание скорее доехать – горячим чаем, смотрением в окно или чтение какого-то хрустящего журнала да замызганной книжки.

Единственной крупной станцией на нашем пути был город Хабаровск, но в него мы прибыли в шесть утра, и особого желания прогуливаться по перрону в такое время ни у кого не было. Тем более я в нем уже был, и сейчас направлялся дальше.

В Комсомольск я приехал на два дня для знакомства со своими учениками и проведения клубного занятия. Оно должно было состояться на следующий день, а сегодня, хотя уже было пять вечера, у меня оставалось время для осмотра местных достопримечательностей.

Сначала я направился в музей. Что там я высматривал уже не помню, но общее впечатление осталось благотворным. Что обычно выставляется в музее? Кости динозавра; горные породы, добытые в регионе; изделия народного промысла. Дольше всего я задержался у стенда с шаманской утварью. Черный костюм шамана с вязанной чаломой на плечах и в гроздьях колокольчиков, был надет на какой-то серый манекен без лица. Рядом с ним стоял большой порванный бубен и чучело медведя и орла. Считается, что бубен хранит дух шамана, и, чтобы этот дух был доброжелателен к людям, бубен после смерти шамана разрезали ритуальным ножом, таким образом, высвобождая через него духовную силу. Медведь и орел – это животные помощники шамана. Они помогали ему при жизни в его делах и камланиях, и сопровождают его теперь в путешествиях по запредельным мирам, куда ни одному смертному нет дороги.

Удивительно, но даже музейная утварь хранит энергетику своего хозяина; просится в работу и энергетически подсасывает посетителей. Неупокоенные эрээны продолжают жить, стараясь добыть себе пропитание, но участь их – только не много утолять интересы праздных зевак. Никогда этот орел уже не взлетит в синее небо, высматривая добычу шаману, а медведь не зарычит, спасая его от злых духов в его камлании…

Пройдя пару кварталов вдоль трамвайной линии, я оказался на берегу Амура. Тогда я еще не видел таких крупных рек и был поражен силой бегущей воды. Язык Амура широк и подвижен. Коричневого цвета. Он извивается вокруг города и устремляется дальше. Он лижет подножия сопок и бетонные плиты пляжа, на который меня вывела улица и внезапно закончилась. Я стою на песке и любуюсь широтой и могуществом природы.

Что я чувствую в такие минуты? Смирение и радость. Смирение перед великой стихией пред которой человек – жалкая песчинка, и радость от того, что я сейчас в безопасности, и могу видеть и понимать эту красоту! Я – часть всего великолепия под названием – Природа!

Солнце медленно садилось. Я вернулся в гостиницу и уставился в телевизор. Там, как всегда, промывают мозги ложными понятиями. Деньги возвели в ранг бога и начали поклоняться неистово и вожделенно. Бедный человек считается неудачником, а воспитанный, скромный, чуткий интеллигент – чуть ли ни гомосеком. Хотя реальные гомосеки заполонили некоторые ветви власти и шоу-бизнеса, и позиционируются как – продвинутые и современные люди, следящие за модой и политикой. Кошмар! Кошмар с точки зрения массовой морали, но я лично, как психолог, против этих фрустрирующих мужчин ничего не имею. От них меньше вреда, чем от дяди Васи “с жесткой мужской позицией”; потому что они – не агрессивны. Их страхи не направлены на разрушения других людей и мира вокруг! А страхи и обиды дяди Васи – направлены! Он за свои убеждения убьет любого, вот и попадает в милицейские сводки. А те ребята – нет, не попадают. Они сублимируют в работу да в эмоции. Но об этом в другой раз, хотя тема касается всех, а не только этих… всех мужчин и женщин. Я ни за кого не заступаюсь, а только ищу причины того или иного поведения. И они есть! И они касаются всего взрослого населения, ведь родом из детства, и еще более далекого прошлого.

Из окна моего номера видна новая церковь. Солидная, большая, белые массивные стены и  огромные золотые купола. Народ говорит, что купола, действительно, золотые. Не в переносном смысле. Вроде мэр, чтобы ни чего не нашли при обыске и не посадили, все свои сбережения на постройку святыни направил. Надежно спрятал у всех на виду все свое нетрудовое и награбленное. Вот и поговаривает народ об искренней любви мэра к Богу. Дескать, уверовал в один прекрасный момент, и теперь чуть ли ни каждый день на службу духовную ходит. Мол, перед тем как в мэрию ехать, дела мирские вершить, он в церковь зайдет, у лампадки постоит, и с легким сердцем к себе в кабинет едет.

Надо сказать, что не без успешно мэр местный руководит. Мужик с башкой, не то, что в других городах. Город чистый, умытый. Дороги хорошие. Дома в праздничные цвета покрашены. А как он с преступностью малолетней борется? Отследил статистику, в какие дни рост преступности в городе идет. С вечера пятницы и до конца воскресенья.

В это время дал команду снаряжать пароход, и всех неблагонадежных ребят и девок прямо по списку под руководством милиции, на этот пароход на два дня! В плавание по реке Амур. Там им дискотека, бар, режиссер массовых праздников и народных гуляний, и прочие развлечения. Они там пар выпустят, напрыгаются, натанцуются, и в воскресенье пароходик к берегу причаливает. Все по домам отсыпаться. Тихо, мирно, спокойно.

Почему бы нашей столице не взять на вооружение этот богатый опыт?

Как купола красиво в лучах заходящего солнца переливаются! Из дверей храма выходят последние посетители. Наверное, самые большие грешники. Крестятся, кланяются, пятятся задом. В каждом движении покорность и благоговение. Я так не умею, но следует поучиться. Не молению, конечно, а отношению к Вышей Силе. Оно чистое и искреннее. В людях есть вера и надежда, что кто-то им поможет. Это внушает уважение.

Иисус – величайший гений человечества. Но во что превратили его учение люди? Разве они правильно поняли его? Разве он говорил: – Не убий? Он говорил: – Почитай жизнь! Разве он говорил: – Не прелюбодействуй? Он говорил: – Люби женщину! Разве он говорил: – Не укради? Он говорил: – Поделись своим!

В Библии написано иначе; но ведь ее кто-то писал… И писали ее те, кто понимал его слова через свою призму восприятия! И первая доля искажения уже была заложена тогда, еще при жизни его прямых учеников. Время шло, и на первое место вышли политические решения власть имущих, а не слова Учителя. И Книга перекраивалась и переписывалась в угоду правящей верхушки, создавая удобные условия для беспрепятственного навязывания своей царственной воли.

Люди предали Бога и сделали Его сына оружием собственной безнаказанности и вседозволенности. Выгодные трактовки христианского учения всегда были направлены на подчинение и порабощения людей; на создание безропотных стад; на управление запуганными и вечно виноватыми грешниками. Он хотел не этого! Он говорил о внутренней свободе каждого человека; о том, что Бог живет в душе! Но люди возвеличили страх в ранг Бога! И молятся своему страху, становясь еще более виноватыми перед Богом, то есть, своей истинной природой!

Ни страх загоняет людей в церковь? Ни страх заставляет отказываться от собственной реализации и ответственности за свою жизнь? Ни страх ломает судьбы кающихся, давая иллюзию прощения за грехи, которые с новой силой обрушиваются на людей через некоторое время после “священного таинства”? Ни страх создает беспомощность или агрессию в рядах стоящих перед иконами? Ни страх заставляет набрасываться на вас старуху – прислужку или пузатого батюшку, когда что-то выходит за рамки их восприятия вашего поведения, тона голоса или, не дай бог, нарушающих за канонические правила, возникающих вопросов?

Спросите себя: – в их душах царит мир и любовь, о которой говорил Иисус, когда они позволяют себе подобные выходки? И что вам может дать человек (даже в рясе), если он совершенно не развит?! Одного моления и соблюдения поста не достаточно для познания природы человека, а тем более, Бога! Не напоминает ли это гротеск аутизма? Как служить молиться Богу в надежде, что Он вас услышит, если вы не слышите окружающих вас людей? Ведь Бог говорит с нами через других людей! Это – Его Слово!!! Только Слово не внешнее (хотя бывает и такое), а внутреннее, то есть, наша человеческая природа!

Однажды мне рассказали историю о том, как одна молодая девушка пришла помолиться в храм (не в этот, в другой, в другом городе) в короткой юбке. Не такой уж и короткой, как показалось местному служителю. На уровне колен. Да и пришла она за помощью: свечку поставить, чтобы экзамен сдать успешно, и преклониться перед иконами. Обычная, простая, скромная студентка, воспитанная в приличной семье. Хотела сдать сессию, решила духовного благословления попросить. Нормальная, чистая, порядочная девушка. Таких тысячи тысяч в нашей дорогой России. Зашла она в храм, на пороге поклонилась, купила свечку. Подошла к иконе Николая Чудотворца и стоит лупает своими бездонными голубыми глазами и тихо молитву святому шепчет.

Увидев ее, батюшка поперхнулся. (Может еще и пернул, об этом мне не известно, поскольку свидетель происшествия в этот момент глубоко вдыхал ладан). Да как побежал с другого конца храма с этой студентке, да как заорет своим гнусавым голосом кастрированного козленка: – Что пришла сюда, проститутка?! Шлюха! Вырядилась! Ты, что, на панели?! Ну как иди отсюда! Не оскверняй храм!

И стал подталкивать ее к выходу, сопровождая свое негодование прочими “богоугодными” словами.

Бедная студентка от такого поворота событий и слова в ответ не могла сказать. Боль и обида задушили ее. Сердце колотилось от возмущения и бессилия. Она со слезами выбежала из храма и скрылась в суете шумящего города.

Многие скажут, что попы все разные, и в этой профессии попадаются всякие негодяи и проходимцы, марающие честь и достоинство веры. Но тогда чем они лучше прихожан или атеистов, среди которых тоже попадаются обманщики и негодяи? Для чего тогда нужны религиозные правила, когда они ничего не дают (даже самим священнослужителям), кроме лишних кошмаров? С политикой все ясно, меня интересует сфера человеческого самопознания и духовного развития! Тут пустота, вакуум, передергивание духовных истин; свободная трактовка подходящих не всем законов и правил.

К Богу нужно приходить через собственное раскрытие! Другого пути нет. Ни Бог придет к вам, а вы должны прийти к Богу! Бог уже здесь, Он есть всегда и во всем! Люди ни видят, ни понимают, ни чувствуют Его из-за своих ограничений. Надо только открыться Ему! Ни в страхе, а в собственном самопознании!!

Разве тот поп говорил от имени Бога? Разве он не выдавал свой страх за благое дело? Разве унижение другого в любой форме является духовным служением? Разве служение Богу – это не понимание и приятие других людей? В чем тогда состоит человеколюбие, когда некоторые представители веры такие озлобленные, наглые, безапелляционные, хамоватые и несдержанные?

Лежа на мягкой кровати, я постепенно проваливался в сон. Уже в полудреме я продолжать рассуждать о христианстве, о его глубине и неоднозначности. Я говорил себе, что на свете много прекрасных, достойных, воспитанных священнослужителей; и, что многие люди, посвятившие себя религии, своей жизнью изо дня в день совершали свой духовный подвиг, и мне есть чему у них поучиться. Я никого не осуждал, ни критиковал, ни на кого не таил обиду, я просто наблюдал жизнь во всем ее многообразии…

Клубное занятие состоялось в арендованном для этой цели школьном классе. Собрались люди – все женщины преклонного возраста. У них переживания за своих близких, за свое здоровье. Желание помочь. Ближе к старости более чувствительным становится человек, более душевным, более отзывчивым к страданиям других; лучше понимать начинает тех, у кого что-то болит или что-то не получается. Ведь все это отражается личными переживаниями, состояниями, ощущениями, опытом.

Чем больше за плечами остается жизни, тем яснее становится скоротечность человеческого бытия. Поиск смыслов жизни заменяется заботой о ближних, и в этом находится самый сокровенный смысл! Увядание тела раскрывает сознание, в котором есть только одна главная мысль: каждый из нас – всего лишь винтик без имени в глобальном механизме под названием Человечество. До нас были миллионы безвестных винтиков и после нас будет столько же; и мы не знаем практически никого из них. Отдельные попытки запечатлеть кого-то в камне и на страницах учебников – суть потребность каждого из нас в продолжении во времени. (Пусть хоть таким образом, рядом с великим человеком, мы почувствуем свою личную значимость для истории). Но жизнь, что была ценна для кого-то, теряет свой смысл в глазах другого уже через несколько десятилетий.

Драгоценностью (для нас) своей жизни мы пополняем общую копилку эволюции человечества, в которой только общее богатство целого вида имеет свою ценность.

Тему клубного занятия определяли не долго. Взяли “Амулетную практику”.

– Амулеты и талисманы, – начал я, – изготовляются на различных материалах: железе, дереве, камнях. Очень удобно вырезать символы на речной гальке. Она гладкая, податливая, хорошо держит информацию. Там на берегу много подходящих камушков. Сходите, наберите потом.

– А цвет камешков имеет значение?

– Вообще, да, имеет, но не в нашем случае. Практик работает с сутью предмета, а не с его внешними отражениями. Нам важен “характер” камня, его дух. Для этого требуется не знание значений цветов, а умение так направлять свое сознание, чтобы такая информация приходила. Вам следует научиться случать и чувствовать те предметы, которые вы используете в духовной работе, а не случать только себя любимого. Ваша задача – это умение сосредоточится на внешнем, то есть, на вашем помощнике; понять его. Соприкоснуться с его энергетикой и разумом. А все схемы, таблицы и прочая чепуха – это не духовное развитие, а объяснение своих ощущений; точнее примерка чужих ощущений и значений на самих себя. Это никуда не годно! Учитесь сами думать, мыслить, чувствовать, определять свои категории восприятия!

Безусловно, что кто-то должен научить вас этому навыку! Вот я и учу вас! Вам нужен именно этот навык, никакой другой, навык самостоятельного взаимодействия!

Почему вы думаете Визардика встречает такое яростное противодействие со стороны всяких магов, экстрасенсов и прочих эзотериков? Потому что вы, простые люди, без званий, орденов и копеечных дипломов, понимаете суть работы, а они ее не понимают, и действуют по придуманным кем-то схемам, правилам и ограничениям, основанным не на познании, а на страхах и комплексах! Естественно, речь не обо всех, а только о “недоделанных полуфабрикатах”!

Вопросов и объяснений было еще много, впрочем, как и всегда, на подобных встречах.

Люди получали интересующие их знания, и я охотно делился с ними своею энергией.

Клубное занятие окончилось к вечеру. Все остались довольны и начали расходиться.

На улице ко мне подошла Любовь Ивановна (она была организатором этого клуба), и попросила совета по одному щекотливому вопросу:

– Анатолий Михайлович, – можно вас спросить?

– Ага.

– Ко мне мужчина один ходит на сеансы. Я ему каналы открываю, они хорошо работают. Здоровье его на поправку пошло и дела лучше. Но он каналы не чувствует. Хочет почувствовать, но не получается. Уже посмеивается на до мной. Над духами подшучивает. Сам очень влиятельный тут. На должности. При погонах. Как сделать так, чтобы он ощутил, что каналы на него открываются? Физически?

– Вы уверены? – говорю я. – Вы же знаете, что не доступные для органов чувств энергии, могут не в неконтролируемом режиме начать действовать, если их специально закодировать на ощущения. Духи шутить могут начать. Что потом делать будете?

– Ну очень надо, Анатолий Михайлович, – от этого, может, моя вся дальнейшая практика зависит. Помогите.

– Ладно, Любовь Ивановна, расскажу, что сделать нужно. Помните я вам как-то говорил, что каналы можно направлять?

– Да.

– Так вот, сделайте вот что…

И поделился с ней одним секретом.

Любовь Ивановна пошла довольная готовиться к очередному сеансу с “трудным” клиентом, а я отправился в гостиницу. Утром следующего дня мне надо было ехать в соседний город Амурск. Примерно час езды на автобусе. Там меня тоже ждала группа.

Мы должны были провести энергетическую работу с эгрегором города, чтобы он начал оживать и преображаться. А пока после закрытия комбината, от которого кормилось все население, город медленно и неуклонно приходил в уныние и запустение.

(Подробности этой работы описывать не буду, но скажу, что по прошествии нескольких лет, город ожил и стал развиваться. В нем подлатали дороги, стали строить дома, иностранный инвестор вложил деньги в реконструкцию комбината).

На железнодорожном вокзале в Комсомольске-на-Амуре, в который я вернулся, чтобы на поезде уехать во Владивосток, меня ждала Любовь Первушина. Она была возбуждена и говорила эмоционально:

– Вы не представляете, что вчера было! Пришел этот упрямый на сеанс. Я его поставила под каналы как обычно, и потом сделала как вы научили. Смотрю на него, а он шататься начал. Стоит и шатается как пьяный из стороны в сторону. Лицо сначала красное стало, потом зеленеть начало. Я не знаю, что делать, волнуюсь. Каналы закрываю, а они не закрываются. У него уже взгляд стеклянный. Я в соседнюю комнату за водой побежала, чтобы на него брызнуть. Слышу грохот страшный раздается. А он всей своей тушей на пол упал. Лежит и конвульсиях бьется. Язык высунул. Синеет. Задыхается. Я его на бок перевернула и не знаю, что дальше делать. Сама стою, дрожу. Стала в скорую звонить, не получается. Срывается звонок и все. Я трубку бросила, себя в руки взяла и по щекам его бить со всей силы стала. По имени зову и по щекам бью. Он кряхтит, но вроде легче ему. Тут еще блевать начал. Я тазик принесла, подставила, но ковер уже испорчен. Так часа три продолжалось. Потом отпустило его. Сидит он на полу ничего не понимает, головой из стороны в сторону крутит. И я вместе с ним на полу сижу и рыдаю. Так уж страшно мне за него было. Но потом – ничего, еще чаю горячего попили и машина служебная домой отвезла.

Знаете, что он мне на прощание сказал? Что теперь силу каналов почувствовал!

 

Я сел в поезд. Всю обратную дорогу передо мной стояла картина ее сеанса.

– Да, – думал я, духи могут шутить. Хорошо еще, что человек разумный оказался.

Понял все правильно и как надо.

 

Глава 7. Нибиру

DSC00136 705x435 - Глава 7. Нибиру

Встреча с Верховным Шаманом

Лето – пора отпусков и путешествий. Время новых встреч и впечатлений. Лето зовет в дорогу, зовет к природе. Я слушаю этот зов. Сажусь в машину и жму на газ. Я еду в Тыву. На несколько дней. Навстречу приключениям. Навстречу самому себе.

Из Красноярска всего 750 км до Кызыла. Всего ничего. День пути. Это так здорово – ехать в авто в свое удовольствие.

Город отпускает легко. Машин на трассе не много. Можно жать и 120. Моя «Навара» способна и на большее. Да только куда и зачем торопиться? Мне ведь важен процесс, сама дорога. Мне хочется поглазеть по сторонам. Хочется насладиться самой возможностью путешествовать. На душе радостно. Свобода пьянит. В магнитоле играет не громкая ритмичная музыка. Сквозь чуть приоткрытое боковое окно шумит ветер. Не жарко и очень комфортно. Я кайфую.

Меня обгоняют торопящиеся легковые машины. Они спешат по своим делам. Из окон смотрят людские лица. И веселые, и грустные, и отсутствующие, и ошарашенные. У всех них – свои мысли, своя жизнь, свои цели и свои повороты. Мне нет до них никакого дела. Я выкроил в своем расписании время для себя, и сейчас занят только собственными ощущениями. Какое мне дело до тех, кто едет в других машинах? Какое мне дело до всех, когда я еду на отдых, хоть и короткий.

Моя первая встреча с Тывой было 22 года назад. Не по своей воле. Забрали, подстригли, привезли, предложили служить. Сначала учебка, потом комендантский взвод, потом пограничный отряд. Потом застава. Ближайший поселок Самагалтай в 20 км. Кругом степь, степь, степь. Колючая проволока вдоль границы с Монголией. Вспаханная контрольная полоса. Бездонное небо. Солдатские будни и игра в пограничника.

На заставе все играют в нужных людей. Особенно начальство. А кому нужны их старания? И, что за бред охранять 20 км, когда площадь участка заставы 180? Кто будет охранять оставшиеся 160? Точно не мы. Нас интересуют только эти 20. Никакой дурак через колючую проволоку не полезет. Ему лучше круг на лошади дать, да и попасть куда ему надо. Хоть в Монголию, хоть в Тыву. Тем более, что все родственники кругом, и все друг к другу в гости почти каждый день ходят. Там следов на земле человеческих да от лошадок, что со всадниками, как покровской на набережной.

Но мы – охраняем границу! Так нам велела родина, так мы и делаем. Главное, что всем хорошо. Пограничникам, что работы меньше. Местным, что путь свободный. Стране, что граница на замке.

Чтоб было не так скучно занимаемся с монгольскими погранцами обменом. Мы им овес, они нам архи.

– Самбайну, компа. Архи байна? То есть, здравствуй, друг. Водка есть?

– Байна, то есть, есть.

Обмен можно считать удачным. Они скотину свою покормят, мы на немного скотиной станем. Солдат пьет — служба идет.

Земля тывинская сильная. Много в ней красоты. Много мудрости. Вся Сибирь мудрая и Тыва мудрая. Почтение к земле тут есть. Уважение. Только понять это надо, почувствовать. В том и сложность вся состоит. В том и умение духовное. Шаманов много в Тыве. Землю чтут, земле поклоняются. Она чистая. Здоровая. Любовью людей воспетая. У кого дар людям помогать есть – здесь раскрывается. Так и со мной было. Ни с того ни с сего энергия целительная через руки мои пошла. И стал я сослуживцев своих лечить. Кому спину поправлю, кому чирии заговорю, кому пассами головную боль уберу. Все неумело, робко, с придыханием. Но получалось что-то.

Видел я, когда служил природные явления. Шар из земли вырастает. Красный, полупрозрачный. Побудет на земле и больше становится. Растет. Вырастает размером с дом пятиэтажный, и в небо улетает. Еще видел сразу несколько солнц на небе было. Одно главное в центре, а другие восемь вокруг него. Квадратом. И соединены между собой белыми линиями. И сами солнца все белые. Долго на небе были. У меня еще от этого голова болела сильно несколько дней. Интересно и непостижимо это все.

Потом демобилизовался. Про Тыву забыл на много лет. Да видно она меня не забыла. Духи ее меня помнили. И через столько лет позвали на знакомую землю.

Я хотел увидеть Тыву. Я предвкушал эту встречу. Я радовался каждому километру, остававшемуся у меня за спиной. Мне хотелось ощутить свою молодость. Вспомнить внутреннее состояние будущих возможностей. И лучше понять себя самого.

Для меня эта поездка означала вторую попытку начать свою карьеру. Исправить ошибки, что я совершил в профессии. Взять под контроль свой эгоизм. Развить свою волю.

Мне требовалось второе дыхание. Я изрядно устал, обучая людей магии. Был потрепан завистниками и недоброжелателями. Ощущал внутреннюю пустоту. Я хотел зарядиться и возродиться. Мне нужны были силы земли, где впервые я начал раскрываться духовно. Я ехал на поклон и за прощением духов. Мне казалось, что я утерял равновесие и обрести его смогу только среди тывинских шаманов.

После окончания театрального института, в который я поступал дважды, до и после армии, я прошел курсы магии. Работа в театре меня не прельщала и я устроился работать в магический салон. В начале девяностых годов подобные салоны были в диковинку, особенно во Владивостоке, и люди шли туда толпами. Так получил свой профессиональный опыт, многое узнал, многому научился.

Сказать честно, у меня не было учителя, объяснившего мне всю сложность и ответственность магической работы. Все приходилось постигать самому. А ведь так важно в самом начале духовного пути иметь надежного наставника, чтобы указывал на твои ошибки и помогал лучше понимать свои внутренние состояния!

В этом смысле мне не повезло, хотя я искренне благодарен Александру Ремпелю –  человеку, что тогда преподавал на курсах и в последствии взял меня к себе на работу в салон. Я обратился к нему с просьбой составить мою натальную карту. Не знаю, что там он увидел такого, а через несколько дней он позвонил мне с предложением работать у него. Так началась моя магическая карьера. Уже в последствии Александр организовал Дальневосточную Оккультную Академию, чтобы чему-то учить людей, а тогда все были скромны, бедны и заняты только зарабатыванием денег.

Серьезного базового магического образования в свое время я не получил (я получил его не так давно. Вероятно, когда подошел нужный возраст; когда мне уже перевалило за сорок).

Все техники осваивал на своих клиентах. Делал записи, анализировал, пробовал, экспериментировал. Смотрел, что получится от применения тех или иных ритуалов и амулетов. Иногда не получалось, но чаще всего результат был и он мне нравился. Постепенно я овладевал искусством влияния на реальность и смежными с магией направлениями – гипнозом, гаданием, психологией, массажом. С каждым годом я креп, мужал, развивался, становился матерым и подкованным. Сделал себе имя и стал пользоваться определенным уважением. Затем начались мои душевные поиски. Мне хотелось познать себя и получить ответы на извечные вопросы: Кто я? Зачем все? В чем смысл жизни? Как быть счастливым? Есть ли Бог? И так далее. Мне уже не хватало той магии. Душа моя искала иного удовлетворения. Я отворачиваться от людей. Работу делал спустя рукава. Магические инструменты перестали мне нравиться. Я перестал с ними работать. Завис только на гипнозе. У меня начинался духовный кризис. Ушел из салона на вольные хлеба. Я жаждал самореализации, уединения, покоя. А он не приходил и не приходил. Тогда я заметался. Бросался из крайности в крайность. Увлекся Лавеем и написал черную книжку. Ощутив внутреннюю пустоту низших энергий, направился на встречу с контактером Александром Глазом. После нескольких месяцев знакомства мы не много подружились. Он разрабатывал способы общения с внеземным разумом. Я слезно умолял его вывести меня на небесных кураторов и он согласился. В то время было известно два информационных содружества цивилизаций: условно Первое Информационное Кольцо – светлые Силы космоса и Второе Информационное Кольцо – темные. Свои «цвета» они получили за отношение к землянам; за свои принципы и приемы работы с людьми. Например, Светлые Силы старались адаптировать свою энергию под человеческую оболочку и выстроить диалог максимально гармонично и уважительно. Темные напротив – врывались в ауру, ломая природные связи и механизмы нашего существа и вели себя крайне вызывающе. Они всячески подчеркивали ничтожность нашей цивилизации, называя нас «дойными коровами» для высших существ.

Нравственные принципы Колец тоже разнились. Светлые относились к нам как своим младшим братьям. Рассказывали о смысле жизни, читали морали, объясняли мироустройство, направляли к духовному развитию для того, чтобы душа человека могла перейти в лучший мир. И не воплощаться здесь больше. Это они называли «смыслом» нашей цивилизации: переход в более высокочастотный мир. Своим же «смыслом» видели коллекционирование различных спектров энергии и информации. И помощь тем, кто обладает меньшим эволюционным набором, в частности, людям.

Темные предпочитали действовать стремительно и напролом. Не думать о последствиях, грехах и ошибках. Предлагали любыми средствами достигать поставленных целей. Особенно материальных. При этом тактично умалчивали о личной карме, возможных страданиях близких людей, посмертных душевных муках. Они были крайне заинтересованы в контакте, хотя информации о себе практически не давали. Может именно это толкнуло Глаза на то, чтобы вывести меня на Второе Кольцо. Он хотел больше знать о них… А я-то хотел в Первое… я хотел к Ангелам Голубого Света.

На два года меня завербовали темные. Они дали власть, деньги, умение лечить тяжелые болезни. Они дали полезную и правдивую информацию. Однако я не был удовлетворен этим сотрудничеством и подал запрос Светлым Силам взять меня «под свое крылышко». Мой вопрос рассмотрели не быстро. Я уже успел изрядно накуролесить, сформировал определенное мышление, да и мой имидж созданный специально для телевидения во имя повышения рейтинга программ, играли мне не на руку.

Еще два года я был между молотом и наковальней. У меня все перестало получаться. Люди от меня отвернулись. Офис забрали бандиты. Я подумывал о суициде. Меня разрывало изнутри и растягивало по кускам снаружи. Темные не отпускали меня, а Светлые не очень-то торопились помогать. Они обычно любят наблюдать за людьми, за тем, как-то кто-то из нас проходит жизненные перипетии. Им требуется не только устная просьба о помощи, но ряд неких событий, чтобы убедиться в искренности человеческой просьбы. Они подстраивают сознание и мышление человека под свои вибрации, а для этого требуются испытания. Кровью и потом, трудом и слезами смываем мы свои грехи, чтобы возродиться в Духе.

Наступило 16 марта незабываемого года.  Около семи вечера, возвращаясь с работы я зашел в подъезд девятиэтажки по улице Карьерная, 11, в которой я проживал. Приближаясь к дому я чувствовал какое-то напряжение, но жена сварила компот и спекла в духовке пиццу. Все мои устремления были направлены на приближающийся ужин. Все свои тонкие ощущения я волевым усилием игнорировал. Хотел есть. Хотел расслабиться. Хотел насладиться домашним уютом. И радовался кайфу посмотреть телевизор с куском свежей пиццы во рту. Мое внимание сконцентрировано на еде. Прямо передо мной в подъезд прошмыгнула соседка с нижнего этажа и вызвала лифт. Мне пришлось ускориться, крича ей на бегу, чтобы она меня подождала. В этот момент раздалось два выстрела и я упал на бетонный пол. Тут же собрались люди. Вызвали скорую и милицию. Стрелявшего задержать не удалось, работал профессионал.

Мне было больно, было очень больно. Больно от того, что мое тело было в дырках от стрельбы картечью. И больно от того, что я теперь не поем больше пиццы и не попью компота. Я лежал на бетонном полу в своем подъезде и думал о хрупкости человеческой жизни. Обрез охотничьего ружья валялся рядом со мной в луже крови. Вокруг толпились соседи, а я замерзал и терял сознание. Очнулся я в приемном отделении Краевой больницы, когда меня ужу начали готовить к операции. Потом были долгие недели лечения, операции, реанимация, отдельная палата, разочарование в людях, претензия к небесным Силам, переосмысление себя. Я проходил свой жизненный урок. Очищал свою душу искуплением. Меня забрали у темных и взяли под курацию Ангелы Голубого Света. Теперь я был под их защитой и покровительством. Все темные подключки вырвали таким жестким образом из меня. Освободили от рабства Второго Кольца.

Как маг я понимал, что произошло, но как человек я сильно переживал происходящее и мне было очень обидно, что все так вышло. Я скакал на костылях и жаждал мести. Мне хватало сил и энергии распластать заказчика и исполнителя в лепешку. То, что делала милиция – это отдельная тема. Она ни делала ничего. Она мягко намекнула мне, что без гонорара искать никого не будет. Более того, мне милиция сказала, что тот, кого она собирается искать, она уже нашла, но доказательств нет. И он уже сам ей заплатил, чтобы никаких доказательств не было и его больше не искали. И, если я не заплачу больше, чем та сторона, то никого и не найдут.

Ангелы запретили мне продолжать дело с милицией и рекомендовали простить, успокоиться, сосредоточиться на своем будущем. Они сказали, что это они сами организовали целую спец. операцию по моему спасению от темных, и другого варианта развития событий они не видели. Я должен был пройти через боль, унижения, чтобы лучше чувствовать и понимать людей. Я должен был понять, что все вокруг могут страдать и чувствовать боль. Меня научили бережнее относиться ко всему живому и не делать никому плохо. Какая ситуация предшествовала покушению; какие люди были в ней задействованы, описывать не буду. Но это была – чистая подстава! Мне просто нужно было через все это пройти!

Реабилитационный период длился около восьми месяцев. Все это время я учился жить и мыслить по-новому, по позитивному. Чувство, что ты можешь наказать тех, кто причинил тебе боль и подсказки сердца, что этого делать не стоит рвали меня почти все это время. От этого выбора зависела моя принадлежность к тем или иным Космическим Силам.

– Накажи их, – говорило мне мое эго. – Пусть они ответят за свои деяния по полной, – шептали мне низшие духи. – Успокойся, – стучало мое сердце, – живи и радуйся, что живешь. Все будет хорошо. Будь верен выбранному Пути. Ничто не приходит без усилий.

В конце концов я послушал голос своего сердца и простил. И тут у меня начались первые диктовки по Системе Визардика. Потом были посвящения во снах, на Местах Силы в Карелии, на Тянь-Шане, в Саянах. Ангелы повели меня по дороге Духа. Я расправил плечи и углубился в создание методики.

Когда Система была создана, я до конца не верил, что смог это сделать. Написал по ней 30 книг, провел десятки семинаров, обучил сотни людей. Ангелы Голубого Света давали мне нужную информацию. Объясняли значения и свойства энергий, помогали писать заговоры и заклинания. Что-то я писал сам, не на контакте. От этого некоторые формулировки и мысли были весьма спорными. Они культивировали эго и вседозволенность, что не делало мне чести. Я просто многого не понимал, и писал как писалось. Потом мне вскружили голову деньги. Произошла подмена ценностей. Я перестал общаться с Ангелами. Перестал вести отбор учеников и обучал всех подряд. Через некоторое время люди «скушали» меня с помощью моих же инструментов. Я снова впал в упадническое настроение и снова почувствовал необходимость дальнейшего духовного роста.

Люди били меня много и сильно. Делали это смачно и со вкусом. Через фантомы, каналы, обман, предательство, махинации, угрозы, статьи в интернете.  Им доставляло удовольствие мое падение, мое бессилие, деградация. Я врастал в землю все глубже и глубже. Еще я подсел на чувство вины и собственную никчемность. Мне казалось, что мне не удалось сделать, хоть не много людей, лучше и счастливее. Мои мечты и мои надежды разбились о зависть и осуждение. Я стал закрываться. Стал чураться общения. Я закрылся, слегка озлобился. Стал жить в напряжении и сомнениях. Я еще не понимал самой сути – себя самого.

Меня спасла Сибирь. Я переехал на постоянное место жительство в Красноярск и мне стало легче. Не скажу, что напряжение ушло полностью, но оно явно ослабло. Я расправил плечи, и кому-то это очень не понравилось. У меня появились новые враги, новые энергетические нападения. Почти никто из бывших учеников и их учеников не хотели меня видеть в своем городе. Всем я создавал конкуренцию, хотя на самом деле, практически не вел прием людей. Восстанавливался. Из сотни своих последователей сохранить человеческие отношения удалось всего с несколькими людьми. Они поддержали меня в трудное время. За это им безмерно благодарен. Теперь я ехал в Тыву. В моем сердце была надежда на чудо. Мне требовалось зализать кровоточащие раны и вдохнуть глоток истины. Я верил, что земля, раскрывшаяся передо мной, когда я служил в армии, поможет мне и в этот раз.

Переночевав в Кызыле на съемной квартире, утром я отправился на набережную Енисея к стелле «Географический Центр Азии». Надо сказать, что я был и у стеллы «Географический Центр Европы», что стоит в Западной Украине почте на границе с Румынией. И этот факт почему-то вспомнился мне сейчас, в то время, когда я расспрашивал местных жителей о здешних шаманах. По словам тывинцев в Кызыле несколько шаманских клиник: «Тос-дээр», «Адыг эрээн», «Дунгур» и другие. Есть еще Верховный Шаман Тывы. К нему я и решил обратиться, тем более, что его избушка находилась всего в двух кварталах от моего местонахождения на территории Национального музея.  Попасть к нему на прием как оказалось не так и сложно, надо только занять очередь и дождаться пока он пригласит войти.

Избушка Кенина-Лобсана Монгуш Бараховича не много покосившиеся окрашенное в темно-зеленый цвет деревянное строение, состоящее из одной комнаты-кабинета, двух подсобок и обшарпанного крыльца. Это придавало дополнительный колорит всему происходящему; и меня, городского жителя, привыкшего ко всему красивому и блестящему, несколько ломало и обескураживало. Я не мог для себя понять, почему такой знатный человек работает в таких первобытных условиях? И это был мой первый урок — урок ломки сложившихся стереотипов и снятия ожиданий.

– Что я ожидал увидеть? – спрашивал я себя. – Бетонно-стеклянный офис с кожаными креслами? Секретаршу, наливающую кофе и отвечающую на звонки? Как я себе представлял место работы Верховного Шамана? Никак не представлял, честно говоря. Но ни так как видел. Я был в смятении. Мои зацепки за престиж и материальный мир плавно рухнули. Здесь чувствовалась естественность, скромность и бедность. Я перестал выпячиваться и постарался быть похожим на стоящих в очереди тывинцев. Тут было три мужчины, две женщины с детьми и одна молодая девушка. Все они были бодры, в простой не много мятой одежде, наполовину не мытые, но с каким-то особым живым блеском в глазах. (Этот блеск я позже замечал практически у всех азиатов. Он говорил о радости жизни как таковой. Говорил о благодарности матери-природе).

По мере приближения моей очереди, меня охватывало волнение. В голове появлялось масса вопросов: Зачем я здесь? Что мне это даст? Что я скажу шаману? Для чего я вообще сюда приехал? Что я скажу?

– Объясните мне, пожалуйста, почему мой дар ослаб? – Да я и так знаю. Что же тогда спрашивать? Нафиг мне все это нужно? Жил бы себе спокойно. – проносились мысли в моей голове. – Да вот спокойно не получается. Потребность в самопознании, елки палки. Другие специалисты по домам сидят, да деньги зарабатывают, а все ищу чего-то. Почему Тыва меня позвала? Ощущения молодости или что-то другое? Что же мне нужно? И почему через шаманство? Мне нужна встреча с Ангелами, а они перестали отвечать на мои просьбы. Я знал, что они рядом, но дотянуться до них сам не мог. Шаманство – живые энергии, связь с природой, – сделал я умозаключение. – Только через него я смогу правильно пойти дальше, чтобы ничего не придумывать и самому не воображать как делают многие. Я не хочу убеждать себя в том, чего нет и строить свое мировоззрение на игре воображения. Мне нужна настоящая реальность! От растений, камней, животных – до высших существ. Именно так, – я остался доволен своими рассуждениями и вошел в кабинет Лобсана.

Стены кабинета были окрашены в белый цвет. Сделано это было давно потому что при внимательном рассмотрении он больше походил на серый. Справа от меня стоял старый советский шкаф с книгами, прямо передо мной был маленький журнальный столик с двумя стульями по бокам. На нем были две чашки для чая красного цвета в белый горошек, алюминиевый электрический чайник. Еще один шкаф с какими-то папками и бумагами располагался у окна за столиком. Зеркальное трюмо с какими-то подарками, памятными фотографиями и сувенирами стояло за спиной у Кенина-Лобсана. Шаман восседал за письменным столом школьного учителя тех же советских времен, и что-то записывал, склонив голову над бумагами. Его густая седая шевелюра выглядела ярким белым пятном среди полумрака кабинета и заставляла концентрироваться на всех движениях старого шамана. Кенину 86 лет. Но его лицо – это не лицо старика. Глаза глубокие и большие, кажется, что не азиатские. Лоб широкий. Нос прямой, прям дворянский. Скулы как у европейца. Губы похожи на вареники. Кожа на щеках розовая и не очень морщинистая. Одежда простая, стариковская: вытянутая жилетка надета поверх теплой рубахи. Под рубахой белая футболка из неизвестного мне материала. Все заправлено в брюки темно-коричневого цвета. Они натянуты на середину живота и поддерживаемые ремнем с предательски торчащим не послушным черным языком, который болтается в разные стороны при любом движении Лобсана.

– Эккее, – сказал Лобсан, посмотрев в мою сторону.

– Здравствуйте, – ответил я.

– Проходи, садись, – Кенин-Лобсан указал рукой место перед своим столом.

Я сел на стул прямо напротив шамана. Он достал из ящика стола черный мешочек с гадательными камешками и сказал, подавая мне лист бумаги и ручку:

– Напиши здесь свое ФИО и дату рождения.

Я написал. По буддийскому календарю шаман определил мою стихию, посмотрел знак зодиака, высчитал мои сильные и слабые годы. Затем он разложил перед собой камешки Хуваанак и стал гадать. Я не задавал никаких вопросов. Казалось, что шаман сам знает их.

Я молча наблюдал за действиями Кенина-Лобсана Монгуш Бараховича и чувствовал движение энергии вокруг себя.

– У тебя что-то есть – вкрадчиво произнес шаман и пристально посмотрел мне в глаза. – Точно есть! У тебя предки шаманами были, давно. Хорошо шаманили.

– Я тоже хочу! – обрадовался я.

– Это они тебя ко мне привели – вздохнул он. – Не легкое это дело – шаманить. Но ты – свободный, ты можешь сам выбирать. Если выберешь – завтра приходи.

Тогда я еще не понимал насколько это ответственно и серьезно – шаманить. Мне  казалось это театрализованной игрой. Я даже и предположить не мог всю глубину и тяжесть шаманского ремесла. Только спустя два года поле этой встречи, я что-то важное понял и осознал. Я стал понимать многогранность и опасность шаманства только когда соприкоснулся с иной реальностью по-настоящему: с духами, сущностями, природными существами…

Любой начинающий шаман (если речь идет об истинном призвании) скажет, что кошмар – его второе имя. Его кошмарят все: и духи, что его обучают; и духи, против кого он воюет; и жители параллельных миров, которые могут прогуливаться рядом и зайти на огонек в гости; и покойники знакомые и не знакомые; и его собственные страхи; и почуявшие неладное конкуренты. Сны молодого шамана обычно «очень веселые». Приходят систематически. В самых ярких красках и ощущениях. Поэтому некоторые ученики, вставшие на духовный Путь, иногда, на некоторое время ищут прибежище в психиатрических клиниках.

Совладать с собой, когда ты перестаешь слушать и слышать только самого себя; когда ты открываешься сердцем внешнему миру; когда ты начинаешь понимать других людей, чувствуя их боль и страдания; когда ты понимаешь их мысли и их энергии; когда ты болеешь вместе с ними; когда ты на разных уровнях воспринимаешь все как единый живой организм – очень не просто. Требуется воля и еще раз воля! И воля не только как акт сознания, а воля как умение принимать всей своей натурой все, что есть, и не участвовать в происходящих изменениях.

Кроме того шаманство – это ограничения себя в социуме. Это – Путь Духа, идя по которому может пропасть всякое желание что-то иметь в материальном мире. Могут стать не нужны ни деньги, ни вещи, ни иные блага. Поэтому большинство шаманов, целителей, продвинутых йогов, духовных практиков очень бедны! И только маги как-то сумели сбалансировать материальное и духовное!

Осознав все это сегодня, через несколько лет после встречи с Лобсаном, я сумел раскрыться в другом. Сумел реализоваться как мистик, исследователь, духовный практик, так и не став настоящим, традиционным шаманом по собственному желанию. Что будет дальше я не знаю. А тогда – я подарил Верховному пару своих книг, и был очень доволен происходящим. У меня была надежда на счастливое и легкое будущее. Была надежда обретения себя без лишних мучений, страданий, проблем и противоречий.  Мое сердце учащенно билось. Сознание было расплывчатым. Долгие годы я искал себя, практиковал, бросал, делал ошибки, начинал заново, злился, каялся, бросался из крайности в крайность, страдал, болел, испытывал душевные муки. Неужели это всего лишь подготовка?

Ангелы Голубого Света снова начнут общаться со мной?

Кенин-Лобсан прервал мои размышления: – Работай! Следуй зову духов! Я тебе доверяю!

И обнял меня как сына.

Остаток дня я гулял по Кызылу, и в воздухе чувствовались грядущие перемены…

Написано в 2011 г

Глава 8. Нибиру

SAM 0104 705x435 - Глава 8. Нибиру

Дойчланд

Есть у меня одна ученица в Германии. Зовут ее Люда Кибелькаус. Красавицей в молодости была. Сейчас – свободная пенсионерка. То в России приедет поработает, то в Германии. То поколдует, то продаст что-то. Ничего плохого про нее сказать не могу. Я вообще говорю о людях только хорошее! Видел, что к работе своей относится она крайне серьезно, а остальное не моего ума дело. Практиковала. Людей принимала. Как она сеансы проводила не знаю. Не мое это дело, а дело ее и тех людей. Знаю, что некоторые возмущались сильно и даже кредиты брали, чтоб с нею рассчитаться. А кто-то и доволен был. Все по разному. Ко мне она всегда с душой относилась. Ласково, заботливо и внимательно. Между нами тепло было, почти что как у дальних родственников. Называла она меня Учителем. Любо-дорого слушать было.

– Учитель, говорила она, поправляя оправу очков, – а как эту мантру читать правильно?

– Сидя в позе лотоса, – отвечал я, – концентрируясь на вибрациях.

– А сколько времени надо, чтобы канал работал, учитель?

Прямо бальзам для ушей. Так уж мне нравилось это слово «учитель». Так уж я верил в свою избранность и исключительность. Сейчас смешно, а тогда подкупало и располагало как лучшая лесть. И никаких пряников других не надо. Даже какая-то дружба между нами образовалась на крепком фундаменте этого волшебного слова. Я открылся. Расположился. Потом Люда меня в Германию пригласила семинар провести. У нее свои интересы были, у меня свои. Интересы совпали. И я поехал.

Сначала виза. Немецкое консульство в Москве на проспекте Вернадского. Документы подготовлены. Время назначено. Приехал. Народу много. Стою среди других страждущих посетить дойчланд. Очередь движется быстро. Специальные люди с автоматами проверяют паспорта на входе. Заныриваю в приемную вместе с другими счастливчиками. Строгая женщина за стеклом берет мои документы: справку с банка, вызов и прочее.

– Цель поездки?

– Хочу книгу про немецкую философскую мысль написать, – взял я ответ с потолка.

Женщину не много перекоробило от нестандартного ответа. Она поставила мне какие-то печати. В кассе я заплатил пошлину и довольный через неделю в другом окошке получил свой загранпаспорт с заветной шенгенской визой.

Аэропорт Мюнхена встретил меня первым удивлением. Оказывается тут никто не шпрехает по русски. В Германии говорят по немецки, и это было для меня большим шоком. Как изъясняться с этими таможенниками и пограничниками? Как пройти паспортный контроль и добраться до двери с надписью «выход», где меня уже ждали?

Немецкий пограничник в синей форме тщетно пытался выяснить у меня цель приезда на трех языках: немецком, французском и английском, но кроме моего «гутен так» в ответ ничего не услышал. Хотя у себя в голове я отвечал ему подробно и со всеми знаками препинания.

Люда и ее муж Александр приехали за мной из Равенсбурга, не большого провинциального городка. Это два часа езды от Мюнхена. Я ступал по чистым плитам европейской страны и голова моя, как на шурупе вертелась во все стороны. Рот, естественно, был до ушей. Чемодан с моими пожитками загрузили в машину, и в путь.

– Как долетели?

– Хорошо. Главное быстро. Полтора часа всего. Вот с Владивостока я до Москвы летал десять часов, вот это – да. А тут…

Я вдыхал воздух Европы под тихий шепот бегущих по дороге шин. Настроение было прекрасное. Люда и Александр были очень рады моему приезду и вели себя оживленно и радостно. Я смотрел в окно и удивлялся одинаковому цвету германской травы, одинаковому росту их деревьев; ровным заборам и ярким пахнущим цветам на фоне голубого неба. Иногда внимание мое притягивали таблички с надписью «аусфарт», то есть, поворот, и уходящие вслед за стрелочками ответвления от автобана. Километров через пятьдесят я смутно стал понимать, что при движении автомобиль практически не трясет. Он не подпрыгивает на кочках и ямках, не дергается, не трясется, а словно летит над широкой дорогой при скорости 140 км в час. Тревожные мысли о том, что при возвращении на родину кристально ровные немецкие дороги могут вызвать у меня глубокую депрессию, я отгонял разговорами о предстоящем семинаре.

Следующий шок я испытал уже в Равенсбурге после того как меня поселили в гостиницу. Стандартный немецкий номер – три на три метра. Столик, кровать, малюсенький телевизор. Повернувшись бочком можно совершенно свободно передвигаться. Но это – ладно, не из бояр. Не принц. Лежа-то хорошо помещаешься. И потолки высокие. Эмоции меня настигли не из-за этого, а когда я выглянул в окно. Ни на самой улице, ни на козырьке гостиницы не было ни одной бумажки, ни одного бычка от сигарет. Я напряг зрение, и снова не увидел ничего кроме чистоты. Чистый город без акций и рекламных слоганов. Без людей в оранжевых спецовках с метлами. Чистый оттого, что блюдут чистоту, не сорят. Новое состояние. Через четыре дня, когда ворот моей белой рубашки оставался белоснежным и туфли не требовали чистки, я снова подумал: – Да, чисто здесь.

Семинар прошел великолепно. Русские немцы – благодарные слушатели. Открытые, душевные, жизнерадостные. Все упражнения делались в охотку, задорно и весело. Я получал удовольствие от работы и стремился доставить удовольствие своим ученикам. На время семинара у нас сложился дружный сплоченный коллектив. Чувствовалась единая душа группы.

– А сейчас давайте проведем такое упражнение, – говорил я, продолжая раскрывать тему занятий. Все разобьются по парам и начнут говорить друг другу различные комплименты. В течении пятнадцати минут один человек, затем поменяетесь ролями. Американские ученые проводили исследования, в результате которых были сделаны выводы, что обычный человек в течении часа думает о себе позитивно около пяти минут, а вот негативно все остальное время. Задача: научиться думать и говорить о себе в позитивном ключе более длительное время. Нужно научиться формировать о себе позитивное мнение у себя самого и у окружающих.

– Ха-ха.

– Это не возможно так долго хорошо говорить о себе.

– Я о себе вообще ничего хорошего сказать не могу.

– Красивая, добрая, заботливая. Что еще?

– А вы постарайтесь, – отвечал я, – надо постараться. Много нового о себе сможете узнать.

Сознание свое по отношению к себе измените. Люди вас по другому воспринимать начнут.

– Сделали. Мы все сделали.

– У нас получилось в паре.

– А у нас нет.

– Анатолий Михайлович, как же можно так долго о себе хорошо говорить? Не привыкли мы. О себе – или плохо, или никак.

– В этом и смысл упражнения. Вы должны научиться новому полезному навыку, – улыбался я. – Давайте это упражнение с другой стороны сделаем. Теперь вы пятнадцать минут говорите комплименты своему партнеру, а потом меняетесь.

– Ну это легче, – голосили ученики.

– И отслеживайте свои состояния при этом, – важничал я. Это – самое главное.

После того, как упражнение было закончено, энтузиазм не много поубавился.

– Ну что, – спрашивал я с усмешкой, – ощутили? Поняли?

– Поняли.

– А что поняли? Поняли как вы к себе относитесь? Поняли, как другие люди относятся к самим себе? Ощутили то, что вы испытывали, когда вам говорили комплименты? Есть над чем задуматься.

Подобных упражнений было много. Два дня по десять часов. И то – не уложились в план. С каждой группой все по разному происходит. Я под общие интересы и энергии подстраиваюсь, поэтому каждая новая встреча не похожа на другую. Общие формулы есть, и направление семинаров сходится, но частности всегда разные, не одинаковые. От людей зависит. Одним – одни техники давать надо, другим – другие. Объяснять, показывать. Чтобы всем польза была. Чтобы мышление менялось. Чтобы человек после встречи со мной, стал себя понимать лучше и жить от этого счастливее. На то и практики были созданы. На то и через меня поток идет. В книгах такое не дается, не рассказывается. В книгах больше ознакомительный материал. Живое общение – лучшее средство передачи информации. И я испытываю душевный подъем, что людям на самом занятии помощь могу оказать, и слушатели довольны. Семинаров у меня несколько, все на разные темы. Тут и любовная магия, и денежная, и основы внушения, и амулетная практика, и магия. В Равенсбурге я «Азы магической работы и гипноза» давал. Для начала. Отличное зачинание вышло. А на следующий день после занятий Люда переселила меня в бунгало в пригороде, где я вел личный прием и наслаждался природой.

Вы видели когда-нибудь как немцы переходят дорогу? Это был мой следующий шок. В один из вечеров пошли мы с Людой и другими учениками в кафе поужинать. Идем, разговариваем. Я любуюсь красотой и правильностью форм немецкой архитектуры. Слушаю истории о древности города. Подходим к дороге, к светофору. Кафе на другой стороне улицы. Не то, чтобы тут часто машины ездят, нет. Ну в десять минут одна проедет. А так – дорога пустая. Движение ооо-чень спокойное, размеренное, редкое. Я, естественно, не глядя на сигнал светофора, только по сторонам, рванул на ту сторону, что мне нужна и стою жду, когда остальные перейдут. Они стоят не шелохнувшись. Ждут когда зеленый загорится. Что-то воркочут между собой. Прошло пару минут. Они на той стороне, я – на этой. Ни одна машина не проехала. Я снова перешел дорогу и спрашиваю: – А что вы стоите-то? Нам же туда надо, – и показываю пальцем откуда пришел. Чувствую волнение и недоумение.

– Пошлите, – говорю, – а то кушать хочется сильно. И снова перешел на другую сторону. Проехала одна машина. Они стоят. Прошло еще пару минут. Я в недоумении. Уже уставать начал от неожиданного препятствия на пути к жаренным колбаскам. Вдруг вижу оживились мои ученики. И дружно перешли эту злосчастную дорогу шириной в пять метров на разрешающий сигнал светофора.

– Что такое? – спрашиваю с широкой улыбкой деревенского идиота. – Почему вы стояли так долго? Ведь машин не было? Можно было десять раз пешком и двадцать раз бегом перейти.

– У нас все строго, – отвечали мои русские немцы, – Нас полиция сечет. Перейдем не по правилам, и попасть можно в немилость властей. Тут и так к русским не очень относятся, а так – вообще. Сразу штраф, сообщение по месту работы и во все официальные учреждения. За переход дороги на красный можно зарплаты лишиться или с работы вылететь.

Я сразу вспомнил свою милую родину и полюбил ее еще больше.

Еще одна моя ученица (после этого случая, бывшая), Рина Ноккель. Живет в Берлине. На семинаре в Равенсбурге не была, но, когда я еще жил во Владивостоке, приезжала ко мне на обучение. Не высокого роста, не много рыжеватая. Плотная. Большие глубокие глаза и красивая улыбка. Милая бабушка приятной наружности. Талантливая. Изучает карты Таро, пишет аналитические статьи. Восхищаюсь. Но первая чакра у нее работает крайне активно. И в поведении видно, и в ощущениях чувствуется. Само по себе – это здорово, но в профессии может пагубно отражаться. Особенно, если совмещать два интереса: работу и удовольствие.

Эту историю рассказала мне Люда. Что они с Риной не поделили точно не знаю, скорее всего, пространство. Мало им места оказалось на немецкой земле. В общем, узнал об этом происшествии и негативно среагировал. С тех пор мы с Риной не дружим.

– Анатолий, – начала Люда, когда мы уселись за столиком в кафе. – Вы с Риной Ноккель давно общались?

– Давненько уже, – ответил я, просматривая меню. – После Владивостока всего несколько раз переписывались.

– Хотите вам одну историю расскажу?

– Давайте.

– Позвонил ко мне один немец. Скажем, Герберт. Попросился на прием. Сказал, что плохо себя чувствует, сохнет. Постоянно в депрессии. На работе сложности, в семье конфликты. Я подумала, что порча на нем. Договорились о встрече. Пришел. Весь дерганный такой, напряженный. Худющий. Лицо серое. Исподлобья смотрит, как волчонок. Вижу, очень волнуется. Слова проглатывает. Ногти кусает. Я его усадила на стул. Успокоила. Обещала помочь. На воск вылила. Почистила. Амулет изготовила. Но смотрю, что защита ему еще нужна надежная, ведь наводят на него всякие гадости его сослуживцы. Я ему предлагаю посвящение в вашу Систему получить. Чтобы защита была постоянная, и, чтоб сам себе смог помогать. Он как это услышал, подскочил и – к двери. Бегом. Я рта открыть не успела, он уже на улице был. Я, конечно, сильно удивилась такому. А потом через общих знакомых узнала, где он живет. И сама к нему пошла, чтобы он объяснился. Он сначала молчал, а потом мне поведал причину своего поведения. Дело в том, что был он в командировке в Берлине. И пошел по рекламе к Рине на прием. Она тоже его почистила, установки дала. На картах погадала. А потом говорит, что посвятиться ему надо в Визардику. Он согласился и в назначенное время пришел. Время было вечернее. Шторы задвинуты. В комнате горели свечи. На столе горели в резных подсвечниках, и на полу в виде пятиконечной звезды. На ее алтаре стоял хрустальный шар и другая магическая атрибутика. Рина была одета в балахон. Она пригласила Герберта сесть в центр пентаграммы и стала раздеваться. Немец заволновался, но Рина успокоила его, объяснив это тем, что посвящение в магию следует проводить только в голом виде. Мол, как люди рождаются голыми, так и настоящие ритуалы следует делать в чем мать родила. Довод был веским и Герберт успокоился. Да не надолго. Ему ведь тоже предстояло раздеться. Природная стеснительность немца была сломлена объяснениями и уговорами Ноккель, и Герберт разделся до трусов. Теперь он сидел на полу в центре пентаграммы в своих синих трусах, вокруг нарезала круги Ноккель. Жгла благовония. Читала заговоры. Потом она подсела к немцу и сказала, что посвящение в Визардику можно провести только через секс. Другого способа нету. Что сейчас им предстоит слиться в страстном ритуальном акте. Немец подпрыгнул от неожиданности и бросился на утек. Одевался уже на лестнице. И тут он приходит ко мне, и я ему говорю о посвящении! Вот он и сопоставил! что сейчас вторая старушка его через секс посвящать захочет!

– Да, – я удивленно качал головой, – да. Веселая история. Он же подумал. Что сейчас его снова соблазнять будут.

– В том-то и дело, – улыбалась Люда. – Поэтому и сиганул по ступенькам. Потом, конечно, когда разобрались, все по своим местам встало.

Я кушал жаренную форель, запеченную на углях в фольге, и слушал обсуждение Людиного рассказа. Мне было и радостно, и грустно одновременно. Радостно оттого, что я находился в кругу своих единомышленников, простых, душевных людей. И грустно, что кто-то пытается использовать свое положение мага-визардиста не для служения людям, а для исполнения своих сексуальных фантазий. Разве я этого хотел при создании Системы? Разве я к такому отношению стремился? Как можно настолько не понимать магию, чтобы так себя подставлять? Эх, Рина, Рина…

Мое путешествие по Германии продолжилось. Еще две недели я любовался красотами немецкой страны. Бывал в Баварии, Швейцарии, Австрии. Видел самый большой кварц в мире. Спускался в пещеру, где жили неандертальцы. Катался на цеппелине над озером Боден-Зее. Ходил на пароме на остров цветов Майнау. С видом светского зеваки шлындал по улицам и магазинам, разглядывая здания, людей и вещи. Одним словом – наслаждался  Европой в компании Люды Кибелькаус и Татьяны Вебер, ее подруги и моей ученицы, которая любезно катала нас на своем автомобиле. Спасибо ей.

Каждый визардист, что был на семинаре, оставил со мной частичку своей души, а я оставил им свое тепло и свою любовь. Счастливый и довольный, с новыми впечатлениями и опытом, я вернулся домой.

 

 

Глава 9. Нибиру

vo1 705x435 - Глава 9. Нибиру

Третий глаз

Случилась эта история на горе Вотто-ваара. Знойным летом. В самый разгар. С группой своих учеников – визардистов я поехал в аномальную зону Карелии для проведения запланированного интенсива по Системе.

Мы договорились встретиться на вокзале в Петрозаводске. И оттуда все вместе на заказанном автобусе отправиться к подножию привлекающей нас горы. От города это где-то 250 км по пересеченной местности. Почти день пути. Хочется добраться засветло, чтобы установить палатки и разжечь костер. В группе планируется 12 человек. Все посвященные визардисты. Каждый приедет со своим походным скарбом: палаткой, резиновыми сапогами, дождевиком, сменными и теплыми вещами. Я стою на площади перед вокзалом, облокотившись о железные перила и ожидаю прибытие поезда. Еще утро. Погода хорошая. Я приехал в Петрозаводск за день раньше всей группы на своей машине, чтобы закупить провизию и все необходимое для нашего пребывания в лесу в течении 10 дней. Мой пикап даже не много просел под тяжестью всех необходимых вещей и смотрелся не много угловато в лучах тепло-красного солнца. Удостоверившись, что в округе еще никого из учеников нет, я вернулся в машину и не громко включил радио, предвкушая предстоящую поездку. Настроение было приподнятым. Я страстно желал этого путешествия почти целый год, и вот теперь вся организация и беготня уже позади. Осталось только встретить людей на перроне, усадить в «Пазик», что послушно ждал своих пассажиров в нескольких метрах от моего авто; и двинуться в путь к таинственным и прекрасным местам волшебной Карелии. Я наслаждался этим предвкушением. Оно было глубоким и затрагивало каждую клетку моего тела своей возбуждающе-радостной волной счастья.

Дежурная по вокзалу объявила о прибытии поезда «Москва — Петрозаводск». Группа стала собираться около автобуса. Еще не все знали друг друга в лицо, и я дефилировал вдоль вагонов, чтобы меня было видно со всех сторон. – Так уж точно никто не потеряется и никого не забудем, – думал я. – Мою-то физиономию все знают.

– Здравствуйте, Анатолий Михайлович. Рады вас видеть, – слышал я с разных сторон.               – С приездом, – улыбался я. – Как добрались? Как настроение?                                                            -Добрались хорошо. Настроение отличное.                                              -Проходите туда, – я показывал пальцем на кучкующихся людей с рюкзаками. Там все наши.

Вскоре вся  группа была в сборе и с приглушенными вздохами радости погрузилась в автобус. Он зафыркал и медленно, кряхтя переключением коробки передач с первой на вторую скорость, покатился по узким не везде асфальтированным дорогам по направлению из города. Путь наш лежал в сторону поселка Гимолы, от которого мы должны повернуть в лес на проселочную дорогу к подножию горы.

Дорога заняла больше времени, чем планировалось. Я был гружен до отказа, а детище советского автопрома не мог себе позволить двигаться быстрее из-за преклонного возраста. Мы часто останавливались, отдыхали, даже один раз искупались в озере. До места добрались к самому вечеру. Наскоро поставили лагерь. Поужинали в сухомятку. И упали замертво до утра.

По пробуждению соорудили костровище, собрали дров, развели костер. Сели вокруг огня и стали знакомиться друг с другом. Конечно это было формальное знакомство. Все уже давно перезнакомились в автобусе, и знали друг друга по именам и лицам, и другого представления не требовали. Но как положено на подобных тренингах, я официально представил каждого участника экспедиции и объявил об открытии нашего эзотерического лагеря. Пока закипал чай, я провел инструктаж по технике безопасности, рассказал о планах нашей поездки, похвалил всех, что захотели и смогли приехать.

Чай приготовленный на костре – это чудо. Он источает непередаваемый аромат. Имеет шикарный вкус. Пьется медленно и со смаком. Каждый горячий глоток – это целое событие, наполненное каким-то глубоким смыслом; какой-то своей едва уловимой внутренней философией. Он сближает людей, помогает рассуждать о совершенно разных простых и не понятных вещах; как будто в нем живет дух мудреца.

Общая идея собрала нас здесь, людей разных возрастов, профессий, социальной устроенности. Людей из разных уголков нашей необъятной родины и стран ближнего зарубежья. Из Сибири было трое: Марина – молодой врач из Красноярска; Лена и Нина – государственные служащие, связисты из Кемерово. С Москвы был Антон – программист. Скромный и молчаливый, как все системщики. Из Питера приехала бойкая, энергичная бабушка Ева, возраст которой был 72 года. Однако она несла такую же нагрузку как и мы все в пеших походах. Наталья и Володя – целители из Архангельска, любящие постебаться друг над другом. Не много странная, но открытая и добродушная Зуля из Алматы, постоянно требующая к себе внимания своими абстрактными жалобами на жизнь. Ната из Элисты, молодая романтичная девушка с печальными глазами, девственным голосом и слегка вывернутыми вовнутрь ступнями ног, что делало ее похожей на маленького медвежонка. Четыре человека с Украины: Лера – сочная молодая женщина яркой внешности, владелица маленького продуктового магазина в Мелитополе. Татьяна из Запорожья, экстрасенс и предсказательница с темным цветом волос и глубоким пронзительным взглядом хищной птицы. Ее сестра Лариса – бесхитростная, слегка угловатая хохлуша с детским лицом и твердым характером, хозяйка фирмы бытовых услуг. Она приехала с сестрой за компанию, чтобы отдохнуть на природе от бизнеса и городской жизни.                                                      Настоящий хохляцкий казак Радик, который и будет главным героем нашего рассказа, тоже из Запорожья. Талантливый малый. С широкой душой, худощавым телосложением, высокой половой и духовной активностью. Кичится как школьник своими поступками. Очень ранимый, стеснительный, поэтому до сих пор не женат. Долго думал ехать ему или не ехать на гору за знаниями. Прикидывал, решал, сомневался. Подробно расспрашивал меня о том какие женщины будут в группе, и только поняв для себя, что варианты возможны, купил билет на поезд. Он – скромен, не казанова, просто искал себе жену. Нашел ее через год после возвращения из поездки. А в поездке нашел себе третий глаз! Но все по порядку…

Вотто-ваара известна своими тайнами. Это – чудесное и очень сильное Место. Сюда приезжают люди, ищущие себя. Люди, идущие по пути духовного развития и самопознания. Гора помогает в духовном поиске и исполнении желаний. Она живая и своенравная. Местные стараются сюда не ходить. Побаиваются духов. Иногда здесь пропадают люди и происходят различные аномальные явления. Здесь царят законы природы! Здесь энергия чистая и свободная. Здесь человек – всего лишь гость. Красота вокруг неописуемая. Первозданная тайга, озера, незабываемые восходы и закаты. Ели стройные и высокие, тянутся своими пушистыми лапами к солнцу.  Чем ближе к горе, тем растительность причудливее. Стволы и ветки деревьев закручиваются в узлы. Деревья ниже. Прямых стволов практически нет. Животные тоже не водятся. Разве что можно изредка встретить платинки бобров, да услышать клекот пролетающих журавлей.

Об этом Месте складывают легенды. Называют его аномальной зоной. На самой горе и в радиусе нескольких километров от нее находится большое количество каменных сейдов. Ученые говорят, что их более двух с половиной тысяч. Ни их происхождение, ни для чего они сделаны никто толком объяснить не может. Одни говорят, что это культовые сооружения саамов, другие придерживаются мнения о наследии культуры Гипербореи.

Возраст сейдов варьируется от двух до пяти тысяч лет. Расположении хаотичное. Исследователи тектонических процессов уверяют, что сейды стабилизируют магнитное поле планеты. И этот культурно-исторический комплекс связан с другими мегалитическими сооружениями Земли. Возможно это так, а возможно, они имеют и другие не понятные нам функции, например, сохраняют утерянные знания древних, являясь вечными духовными книгами. Каждый сейд – это бит информации, которую требуется прочитать. И тот, кто найдет  этот ключ – станет самым мудрым человеком цивилизации. Как бы мне хотелось это суметь! Как бы хотелось хоть на чуть-чуть прикоснуться к знаниям древних! Как бы хотелось ощутить сопричастность с нашими далекими прародителями! Но увы. Мечты остаются мечтами, а знания скрыты от нас толщей неумолимо бегущего времени.

Первые два дня нахождения у горы, я запретил своим ученикам выходить из нашего лагеря. Попытки рвануть с места в карьер, то есть, с социума в тайны природы, не заканчиваются ни чем хорошим. Требуется адаптация в лесу. Растождествление с социальной жизнью.

– Когда мы на гору пойдем? – слышал я возмущенные вопросы. – Мы готовы. Нам надо.                                – Скоро пойдете, – упорствовал я, через два дня. – Вам требуется забыть о том, что у вас есть за пределами этого леса. Ваша энергетика, сознание должны синхронизироваться с живыми энергиями природы. Вам требуется успокоиться и убрать внутреннее напряжение ожидания. Вам следует научиться ждать и делать духовную работу не когда вам хочется, а вовремя. Поэтому загорайте, собирайте ягоду, общайтесь, купайтесь на озере. Смотрите на небо. Наслаждайтесь тем, что вы есть. Работа с вами уже идет. Но чувствовать вы ее сможете только когда вас отпустит социум. Сотики выключайте, и вперед с деревьями разговаривать!

Мы оборудовали лагерь. Определили туалет, поставили умывальник и кухню. Напили дров. Костровище выложили круглыми белыми камешками. Сколотили стол, на котором разместили наши железные тарелки, ложки, кружки и другую кухонную утварь. Сделали массу других полезных дел. Отоспались.

Наступил день икс, Лера и Лариса остались дежурными по лагерю (без этого в лесу нельзя), а  остальная группа направилась на гору. Высота Вотто-ваары около 700 метров. Расстояние от лагеря до вершины, если идти по окружной пологой дороге километров пять. Склон для подъема не крутой. Альпинистских навыков не нужно. Пройдет даже не подготовленный человек. Однако не все так просто как может показаться на первый взгляд. Иногда такое расстояние можно пройти только часов за шесть. Каждый шаг может быть вязким и тяжелым и любое движение даваться с большим трудом. Все зависит от группы, от тяжести проблем каждого человека. От загруженности сознания. Ведь это не просто прогулка по лесу, это – духовное путешествие. Бывает, что группа взбирается на гору за час, легко и без остановок. Даже дыхание не сбивается. А бывает вскарабкивается полдня.

Мы шли легко. Сказывалась энергетическая готовность группы. Я замыкал колонну и жестами указывал направление Лене и Татьяне, которые двигались первыми. За ними шли Володя с Натальей и далее по списку. Пыль грунтовой лесной дороги плавными клубами поднималась до уровня колен и тут же оседала. Шли молча. В аномальной зоне не принято разговаривать попусту. Каждое слово может сказаться по возвращению домой. Каждый был сконцентрирован на своих желаниях, на своих целях, на своих ощущениях.

Лунный ландшафт открылся неожиданно. Мы почти у вершины. Лес закончился и взору предстал сказочный пейзаж посторонней планеты. Деревья не выше человеческого роста. Стволы в причудливых изгибах и узлах. Листья скудными платьицами еле прикрывают покореженные ветки. Даже ели маленькие и желтые. Много сухостоя. Много поваленных  стволов. Почва каменистая. Хаотично разбросаны огромные валуны, когда-то гонимые ледником. Трава густая, зеленая. Сквозь нее можно разглядеть какие-то тропинки. В прошлом году их протоптали рейкисты и космоэнергеты. Обилие голубики, брусники, черники. Идем, ныряя за ягодой. Руки и лица красные от наслаждения и вкуса. Глаза горят. Воздух пьянит. Вот первый сейд! Многотонная каменная глыба, стоящая на нескольких мелких камешках, как на ножках, на камне поменьше. Зрелище впечатляет.

– Главное, правильно войти, – говорю я. Останавливаемся. Делаем подношение. – Гора должна нас принять. Просим разрешения двигаться дальше. Каждый просит своими словами. Энергия начинает тянуть. Идем. Сейды уже вокруг, справа, слева. Мы лавируем между ними. Они разные по размерам и весу. Каменные глыбы не природного происхождения. Квадратные, прямоугольные, овальные. Обработаны какими-то фрезами. На некоторых видны следы от буров. Кто это все сделал? Кто способен на такое? В таких местах человек чувствует себя муравьем. У нас благоговейный трепет. И восхищение!

На камнях растет разноцветный мох, красный, желтый, зеленый, белый. Это придает окружающему пейзажу дополнительный колорит. Мы попадаем в «амфитеатр» – каменную гряду напоминающую собой колизей. Это кратер потухшего вулкана. Отсюда видна большая часть горы.

– Вот это да!

– Камни как спины динозавров!

– Сейдов очень много! А там, смотрите, какой здоровый!

– Да тут много таких здоровых.

– Это что, озеро?

– Больше на болотце похоже.

– В сильную жару пересыхает.

– Посмотрите какое здесь небо красивое!

Первозданная тайга раскинулась вокруг Вотто-ваары. Вид завораживающий и чудесный. Вдалеке глаза озер сверкают на солнце своими чистейшими моноклями. Лес, озера, много озер, реки.

– Красотище!

Группа разлеглась на ладони огромного белого камня, чтобы хорошо осмотреться, отдохнуть и приготовиться к выполнению первого задания. Кто-то уснул в блаженной ребяческой истоме, кто-то завороженно продолжал любоваться окружающим ландшафтом.

– Сейды обладают энергетикой. В каждом из них живет свой дух. Если вы оказались здесь, то значит, вас призвали сюда духи. Вам следует найти того духа, который призвал вас сюда. – говорил я. – Следуйте своим ощущениям. Идите и найдите свой сейд. Поговорите с ним. Поблагодарите его. Сделайте ему приношение пищи. Настройтесь на его энергию. Встречаемся на этом месте через три часа.

Все разошлись. Я отправился на поиск своего сейда. Ощущения поиска можно сравнить с притяжением железа к магниту. Внутри возникает тяга в определенную сторону и тело автоматически двигается в выбранном направлении. Сейд притягивает. Голова не понимает куда идти, а ноги как бы переставляются сами собой. Появляется желание преодолеть это расстояние как можно быстрее. И вот он! Среди других, особый! Твой! Он звал! Он манил! И я здесь! Это как вспышка! Как озарение! Так приходит понимание. Ты понимаешь, что это именно тот сейд!! К нему ты шел тысячу километров от самого дома.

Первое, что приходит рядом с твоим сейдом – это эмоции. Они нахлестываются одна на другую, не давая опомниться. Они подступают, и комком в горле, и глубоким грудным смехом, и всевозможными обидами, и стенаниями, и страхом не вернуться назад в город, и детскими претензиями, и слезами беспомощности и несмываемого греха, и спокойной уверенностью, и всеобъемлющей любовью. Их цвета ярки; и тебя словно раскручивает в потоке этих стремительных энергий. Я вижу образы и слышу голоса. Я вспоминаю разных людей из своей жизни, кому я делал плохо, и тех кто поступал в отношении меня не лучшим образом. Я прощаю их и прошу прощения. Я встаю на колени пред появившимся духом и трепетно глажу обеими руками поверхность шершавого камня. Мне требуется участие и поддержка. Но я получу только то, что сможет отразиться в моей душе. Никак иначе. Таков закон. Я проработаю здесь, что смогу, а остальное придется проходить по возвращению домой. Меня накрывает все больше и больше…

Все мои ученики будут проходить свои уроки, вернувшись в свой родной город. Гора дает возможности быстрой трансформации. Не всегда она сопровождается комфортным состоянием. Какой духовный рост происходит безболезненно? Но ведь мы сознательно идем на это! Мы готовы страдать, чтобы меняться! Мы хотим постижения внутренних реальностей! Жаждем самопознания и самораскрытия! У нас особый склад ума, особое отношение к жизни. У нас есть зов!

Глубоким вечером мы вернулись в лагерь. Каждый со своим опытом, со своим откровениями. Общей радостью, чувством голода и усталостью. Потом были другие походы и другие дни. И другие маршруты. И каждый раз мы находили в этом новый интерес и новые состояния.

В исследованиях горы и ее окрестностей, медитациях и энергетических упражнениях прошло еще семь дней. Мы набрались сил, энергетически наполнились, похудели, помолодели. Лучше узнали себя и друг друга. Объединились и сдружились. Наступил последний вечер нашего пребывания в аномальной зоне. Утром придет автобус и мы отправимся к цивилизации. С тем багажом, что получили на тренинге.

– Михалыч, – глядя на меня в упор, сказал Радик. Я днем на горе нож забыл. Я полон решительности пойти туда в ночь и провести на вершине магический ритуал для раскрытия третьего глаза. За одно и нож заберу.                                                                                                        При этом Радика уже распирала энергия и возражения он понимал плохо.

– Не стоит в ночь одному ходить, – запротестовал я, – и так уже много сделали. Лишнее будет. Перекачка возможна. А третий глаз он когда надо сам откроется.

– Ну хочется мне, – подпрыгивал от напряжения Радик. – Можно я схожу? Я осторожно. У меня и фонарик есть, и ночь светлая, и дорогу я знаю. И место я себе уже наверху присмотрел. Когда еще такая возможность представиться?

– Да успокойся ты, – говорила Татьяна.

– Завтра уже домой, а он еще хапнуть хочет, – поддерживала ее Лариса.

– Ложился бы спать, – вторила им Лера.

– Хе-хе, – вздыхал Владимир своим тоненьким голоском.

Марина проявляла свою врачебную выдержку и молча наблюдала за происходящим.

Радим стоял на своем. Ну не силком же его держать? Я дал свое согласие на «ночной дозор» и довольный Радик скрылся за деревьями на вечерней тропинке.

Ночь в лагере прошла быстро. Мы проведи медитацию у костра и отправились спать. Утром всех разбудил громкий смех Ларисы. Выбравшись из своих палаток мы увидели испуганного, но довольного собой Радика и согнувшись в три погибели, гогочущую Ларису. Она не могла произнести ни слова, только показывала пальцем на вновь испеченного «ясновидящего». Мы окружили его со всех сторон и стали разглядывать. Кровь запеклась на его просветленном лбу. Глаза горели адским огоньком, а как раз в районе междубровья, находился свежий, заметный даже с большого расстояния, «третий глаз». Точнее это была огромная синяя шишка треугольной формы, аккурат примостившаяся в нужном месте, ведомого духовными поисками, человека! Шишка красовалась в лучах восходящего солнца, придавая Радику ореол победителя. Все с восхищением и радостным интересом, возбужденно любовались этим незабываемым зрелищем, и признавали Радима почти что героем. Он был как пьяный. Его шатало от переполнявших впечатлений и зашкаливало от энергий. Язык заплетался от усталости и бессонной ночи. Слова заглухали не долетая до слушателей, но все-таки он поведал нам свою историю, которая положила всех нас на землю от хохота. Только Зуля стала причитать и охать, и чуть не потеряла сознание от наплывающего сочувствия.

– Поднялся я хорошо, начал Радик, широко улыбаясь. А шо? Уже ведь все знаю. Тропинка  ясной была. Шел по ней. Нашел место, что заприметил днем. Там такая удобная расщелина между камнями. Ни ветра, ни мошкары. Собрал дровишек для костерка. Развел огонь. Сижу ваши мантры читаю, молитвы. Жду, когда третий глаз откроется. В темноту смотрю, на звезды. Очертания всякие диковинные кругом. У меня холодок по коже. Тут вижу – звезда одна цвет меняет с голубого на оранжевый и двигаться начинает. Сначала медленно, потом побыстрее. Все ближе становится, все больше. НЛО! Я рот раскрыл. Круто! Ощущение единства с высшим разумом… И тут я понимаю, что оно ко мне летит. А у меня костер разгорелся! Искры и дым в разные стороны. Видят меня с летающей тарелки, значит. Я и присел. А вдруг заберут они меня к себе для опытов? Шо я делать буду? Не женатый еще. Я подпрыгиваю. Свою куртку с себя сдергиваю. Нагибаюсь, чтобы костер ей тушить. И так со всего размаха удачно нагнулся, что прям лбом об камень. Очнулся, когда уже светало. Ощупал себя, огляделся. И бегом в лагерь.

Радик принял позу римского императора. Он был страшно доволен собой. Еще бы! Он спасся от инопланетян, у него появился третий глаз! Он настоящий герой!

Пока автобус двигался до Петрозаводска, разговоров было только о Радике. Над ним смеялись, но его уважали. Он получил свой особый незабываемый опыт. И это наполняло его внутренним смыслом. На платформе у вокзала настроение у группы не много испортилось. Было грустно расставаться друг с другом. Грустно уезжать. Мы все сроднились за это время, стали друг другу как родные. В каждом из нас жила надежда на дальнейшее общение в обычной жизни и на скорую встречу в будущем. Вотто-ваара уже снова ждала нас у своего подножия.

Глава 10. Нибиру

shamka 705x435 - Глава 10. Нибиру

Шаманка Татя

– Нубр – нубр. Ава – ава, – сказала шаманка Татя и села на ближайший пень, поросший зеленым мхом. Не много поерзав на нем, она успокоилась и расслабилась. Вероятно тепло, шедшее от трухлявого пня как-то сладостно стало разливаться по ее телу…

Пню понравились ее прикосновения и он покраснел от волнения. От этого и стало теплее на нем сидеть. Упругая и молодая попка шаманки уютно вдавливалась в его неровности и шероховатости, и в этом была особая лесная романтика и волшебство. Пень тихо сопел от внезапного для него удовольствия, но тщательно делал вид, что ничего не происходит, и стоял на месте смирно и неподвижно. Он уже весь погрузился в мечтания и грезы, и стал тайным поклонником шаманки Тати.

Опыт подсказывал ему, что о таких вещах следует молчать и никому не рассказывать о своих старческих ощущениях, чтобы не стать посмешищем для ехидных сорок и новорусских зайчат. Он затаил обиду на свой многовековой возраст и вел себя максимально корректно и показушно отстраненно.

–  Вот это приключение, – думал он своей корявой длинной извилиной, которая корнем цеплялась за землю, овивала его три раза вдоль корпуса и уходила на несколько метров вглубь. – Вот так повезло на старости лет. Когда еще такую красотку пощупать удастся? А то садятся всякие кикиморы с ядовитыми ягодами в заднице, да уставшие потные и пьяные охотники грязно-мужского вида.

Шаманка Татя нравилась ему больше всех. Она излучала любовь, эротику и все подобные эманации. Она была молода, хороша собой, чиста как родник на соседней сопке, и главное, не замужем. Это чувствовалось сразу по ее жадному глотанию табачного дыма и обсасыванию почти догоревшей сигареты. Кроме того, шаманка Татя была осознанной и понимала домогательства пня, но из уважения к возрасту, делала вид, что ничего не происходит. Она часто делала вид, что ничего не происходит, и поэтому, ничего и не происходило. Особенно, когда дело касалось чьего-то домогательства.

Дома, в уютной квартире, где Татя жила в полном сердечном уединении и любовном затворничестве, у нее тоже был свой домашний пень. У этого пня были руки и ноги, он был талантлив и умен. У него даже была банковская карта, на которой даже были деньги. Но эти деньги он никому не давал, и это было поводом для того, что его острый и весьма крепкий сучок пригождался ему всего пару раз и то только по счастливой случайности. Все остальное время он торчал без необходимости и создавал дополнительные препятствия для свободного передвижения по квартире.

Шаманка Татя не любила этот пень, и категорически отказывалась на него садиться, а тем более, устраиваться поудобнее. Вид торчащего сучка раздражал ее, и она то и дело пыталась обломать ненавистную ей палку.

В такие минуты пень закрывался на балконе, и нарочито теребил свою мохнатую бороду. И только сквозь оконное стекло было слышно отрывки его предложений: «Опять разошлась эта су… да достала уже меня… чего этим бабам на…».

В ответ в его сторону летели крылатые фразы идиоматических выражений, которые пень  пропускал мимо ушей, и, переждав опасное время, снова начинал ходить и стоять там, где ему хочется.

Татя была импульсивная, но отходчивая; к тому же она страдала духовным ростом, и подобные выступления никак не вызывали в ней творческого подъема. Она всегда была на своей волне, и ей нравилось свое внутреннее состояние. В бездонных глубинах ее шаманской души, в красивых лесах среди цветочных полян, под чистым голубым небом, жила ее настоящая любовь, ее великий секрет и печальная тайна – любовь к молодому дубку. Когда она мысленно прикасалась губами к его шершавому стволу, обнимала его ветки и гладила листья, она была на седьмом небе от счастья, и вся ее жизнь наполнялась глубоким умиротворением.

Дубок не любил Татю, она была ему безразлична. Он знал о ее существовании, и даже случайно один раз сбросил на нее несколько желудей. Но по жизни взгляд его был прикован к полуобнаженным стройным березам, что росли у него по соседству и изящно извивались при самом незначительном порыве пробегающего мимо ветра.

Татя понимала, что ее любовь обречена; что дубок никогда не обратит на нее свое внимание. Тем не менее наивно, чисто по-женски надеялась на какое-то доброе чудо… и это согревало ее сердце и душу, и давало силы жить дальше в образе любящей оптимистки.

Вот и сейчас, сидя на старом пне, шаманка Татя грезила о стройном харизматичном дубке, и все глубже вжималась в услужливую и податливую поверхность старой коряги.

Пню, что был под ней – было хорошо. Он поскрипывал и глубоко дышал. Пню, что был у нее дома – было плохо. Он похаживал и сопел. Дубку, о котором она мечтала, тоже было хорошо. Он наслаждался жизнью и завораживающим видом. Самой Тате было то плохо, то хорошо. Она еще не решила для себя эту задачу.

– Абр, абр – сказала шаманка Татя, резко выйдя из своих глубоких раздумий. – Пора менять лесополосу, – сказала она себе строго, и пошла камлать на любовь в нетронутый первозданный лес, растущий всего в трех километрах отсюда.

 

Глава 11. Нибиру

odes 705x435 - Глава 11. Нибиру

Ах, Одесса

“Ах, Одесса, жемчужина у моря” – так когда-то пел великий Леонид Утесов.

Иан стоит у его памятника на Дерибасовской улице и тихо насвистывает мелодию песни. Он приехал в этот город по приглашению организаторов семинара. Он проведет его в завтра. А пока экскурсия по старой Одессе: Потемкинская лестница, памятник Дюку, Приморский бульвар, Греческая площадь. Красота и колорит местной жизни.

Иан живет в Москве. Занимается магией. Обучает. Получил заявку на проведения семинара. Приехал по приглашению Илии, энергичной сильной женщины, увлекающейся его методиками. В общении по электронной почте и телефону они договорились о встрече. Она была настойчива и тактична. Иан понравился Илии. Илия тоже была симпатична Иану, хотя и не была в его вкусе. То есть, она понравилась ему как женщина, на которую можно смотреть, но не трогать. Ему было приятно находиться в ее обществе; на этом его устремления к ней заканчивались. Его интересовал семинар, и качество его проведения. Илию же больше интересовал сам Иан, а семинар был средством более близкого знакомства. Об этом Иан узнал гораздо позднее. Гораздо. Пока все выглядело вполне пристойно и по дружески. Они гуляли по городу и она рассказывала ему о местных достопримечательностях. Никаких вздохов и ахов в свою сторону он не замечал.

Иан прилетел в Одессу позавчера. Сначала он сообщил Илии, что прилетит на день раньше. Потом планы его изменились, поскольку он захотел втайне от всех посетить одну пышногрудую знакомую по имени Люда, и сообщил Илии время прилета на день позднее. Он не знал, что Илия строит на него свои планы, и будет проверять его прилет. Она приедет в аэропорт с проверкой – прилетел ли Иан в первоначально указанную дату. И будет наблюдать как он выходит из зала прилета и его встречает другая женщина. Она будет со злобой и обидой наблюдать как они садятся в такси, и поклянется отомстить за причиненные ей переживания. Илия никогда не раскроет секрет своей слежки Иану, пока он не узнает об этом от других людей. Узнав о таком выпаде с самого начала, Иан бы выстроил с Илией совершенно иные отношения. Но он не ведал об этом происшествии, и даже не мог представить себе, что посторонний человек, которого он никогда в жизни не видел, станет следить за ним; начнет вести свою охоту.

– Тебе нравится наш город? – заискивающе спрашивала Илия, и преданно заглядывала в глаза Иану. – Правда, здесь хорошо?

Они гуляли по старым одесским улицам, вдыхали запах моря. Обедали в уютном кафе.

– Ты так далеко живешь от нас. – лепетала Илия. – Люди так ждали твоего приезда. Они прочитали твои книги и очень хотят познакомиться с тобой поближе.

Иан довольно улыбался. Ему нравилась лесть и обхаживания. Внутри него кипели энергии. Он чувствовал себя нужным. Чувствовал королем. Кроме того он был доволен вчерашней ночью, проведенной в объятьях жаркой блондинки, и наполнялся радостным состоянием успешно проведенного семинара. Его мозг был активным и сосредоточенным, а по телу разливалась легкая истома побеждающего самца.

Иан познакомился с Людой в Москве. Она пришла к нему на прием и с порога заявила, что денег у нее нет, но есть определенные прелести. Их можно использовать в качестве оплаты. Прелести у Люды действительно были, а вот варианта их использовать у Иана тогда не было. Не было ни времени, ни настроения. Спустя пару месяцев представился случай побывать в родном городе Людмилы и дать ей возможность сдержать данное ей обещание “щедрой оплаты”. Иан прилетел к ней на день раньше и шествовал в своих семейных трусах у нее дома. Он осмотрел кухню, осмотрел гостиную, изучил расположение ванной комнаты и туалета. Иан любил хорошие туалеты. Это вселяло в него уверенность и спокойствие. Он даже готов был отказаться от встречи с друзьями, похода в театр или какой-то выставки, если там не было хорошего туалета.

Люда не много комплектовала, и вероятно от этого говорила без умолку. Она щебетала как птичка. Речь ее была быстрая и не о чем. Иан почти не слушал ее. Он вообще почти не слушал людей. Ему нравилось наблюдать свои личные состояния. Когда какой-нибудь человек начинал говорить долго и Иану это надоедало, он не останавливал собеседника, а входил в измененное состояние ума, откуда голос говорящего почти не был слышен. Внимание возвращалась наружу только тогда, когда Иан улавливал ключевые слова, типа: “деньги”, “еда”, “секс”, “посвящение”, “а не могли бы вы”, и тому подобное. Все остальное время общения он находился по другую сторону невидимой прозрачной звуконепроницаемой стены. Поэтому бесконечное щебетание золотовласой голубки были для Иана лишним поводом поразмышлять о своем внутреннем мире. О его величие и красоте.

Люда старалась понравиться Иану. Она ему нравилась. Она поворачивалась к нему то левым, то правым боком. Рассказывала о том как не легко живется на Украине одинокой домохозяйке; о том, как ей не хватает крепкого мужского плеча; и о том, что всякие бабы – злодейки делают на нее всякие порчи и всячески завидует ее красоте.

Не сказать, чтобы Иан был заинтересован в этих беседах. Не сказать, чтобы ему это было интересно. Однако он старательно делал вид своего всепроникающего участия и в определенные моменты кивал головой, создавая иллюзию полного проникновения в самую суть этого разговора. И всех других разговорах, несмолкаемых уже несколько часов подряд.

Вдруг Иан почувствовал усталость. Сказался авиа перелет, смена климата, разница во времени. Он больше не хотел слушать изливания Людмилы, но врожденный природный такт не давал ему сил ее оборвать. Тогда он просто занял Люду очень важным женским делом. Ночь пролетела почти без разговоров, а утром уже была назначена встреча с Илией.

Иан позвонил ей по сотовому телефону и указал адрес, где его можно забрать.

– Привет, Илия. Я прилетел. На попутке со знакомыми доехал до такой-то улицы. Сейчас стою у обочины дороги. Приезжай. Я в твоем распоряжении.

– Хорошо. – пробурчала в трубке Илия. Приедем.

Иан вышел на улицу и стал ждать Илию. Машины все не было. Прошло полчаса, час, почти полтора. Иан волновался, что что-то случилось, и уже хотел вернуться на квартиру к Люде, но тут рядом с ним остановился микроавтобус. За ним приехали.

В машине сидели две женщины, Илия и еще одна.

– Привет. Привет, – улыбаясь сказали они.

– Привет. – Ответил Иан.

– Как долетел? – спросила Илия?

– Нормально. Тут же не очень далеко. Всего два с половиной часа лету.

– А когда прилетел? – уточнила она.

– Вчера. Я со знакомыми летел. Они меня до города подбросили. И мне веселее и вам ближе.

Илия улыбалась. Иан тоже.

– Это Алена, – представила она свою подругу. Она второй организатор семинара.

– Очень приятно, – сказал Иан.

Алена кивнула головой. Она была эффектной, приятно пахла. Иан ощутил к ней внутреннюю симпатию.

– Тебя поселим у Алены на квартире. Там же будет и семинар проходить, – как-то фальцетом сказала Илия.

– У меня там помещение для психологических тренингов. Я его психологам сдаю в аренду, – объяснила Алена. И там комната отдельная, чтобы тренер в ней жил. Удобно. Отдельный вход. Тихая улица. Всяких запахов во дворе нет. Расположение удобное.

– Людям удобно будет, – прервала ее Илия. – А когда к вам на личный прием можно записывать? На тренинг из разных городов приедут. Из Запорожья, Львова. Наши местные.

Иан пожал плечами в ответ: – Когда удобно, тогда пусть и приходят. На каждого человека по часу времени. Пока диагностика, пока работа. Нормально.

Автомобиль двигался по солнечным одесским улицам. Ни что пока не говорило Иану о том, что этот город он запомнит на всю жизнь.

Семинар прошел великолепно. Иан рассказывал о магии. О чудесах, что она творит в умелых руках. Открывал тайны своего магического искусства. Объяснял законы и принципы своей авторской методики. Наглядно показывал ритуалы. Открывал и направлял различные энергии. Люди слушали, раскрыв рты. Были удивлены и довольны.

Задавали вопросы. Активно участвовали в процессе. Илия записывала семинар на видео. Иан рисовал схемы на доске. После восьми часов интенсивных занятий, семинар окончился. Люди разошлись. В зале остались только организаторы семинара и еще пару девочек, которые считались их близкими подругами.

– Давайте поужинаем, – предложила Алена.

– Давайте, – воодушевленно ответил Иан.

– Давайте, – сказала Илия. – Только мне надо съездить домой переодеться. Это полчаса, не больше.

– Отлично, – согласился Иан. – Как раз будет время не много отдохнуть.

Илия ушла. Иан и Алена обсуждали семинар. Другие девочки тоже ушли. Когда Илия вернулась, она была уже другой. Внутренне другой.

– Я с Аленой, – ужинать не пойду, – с ходу заявила она.

Иан опешил. Алена удивленно раскрыла глаза.

– Почему, – спросил Иан.

– Мне ее компания неприятна, – резко выдохнула Илия. – Пойдем ужинать. Ее с собой не бери, – приказала она Иану.

Иан выпроводил Илию на улицу и велел ей ждать там. Он вернулся к Алене и попросил объяснений. Алена намеками пыталась донести до Иана, какой человек эта Илия. Что с ней надо быть очень осторожным. Но Иан не понял ее объяснений. Он лишь испытывал вину за то, что доставляет Алене неудобства. Он стоял перед выбором. Ему предстояло решить, с кем пойдет ужинать, а значит, с кем продолжит дальнейшее общение. Он не мог понять от чего тут все так запутано; и почему нельзя быть вместе этим двум прекрасным женщинам. Он не знал ни одну ни другую, чтобы принять правильное решение. В его глазах они казались равнозначно ценными для него. Он пытался принять правильное решение. Не хотел ошибаться. Не хотел причинять кому-то страдания.

– За аренду помещения ты мне должен столько-то гривен,- сказала Алена.

– Ага, – покорно кивнул Иан, но что-то в этом предложении задело его.

Он рассчитался с Аленой. Она была обижена на ситуацию. Сидела, скрестив руки.

– Я сама не пойду с этой, – сказала она. –  Иди. Я не обижаюсь. Правда. Мы поужинаем в следующий раз. В следующий раз мы без нее организуем семинар.

Иан вышел к Илии. Она торжествовала победу. Какую угрозу Алена представляла для Илии? Она ее знала как человека! А Иан не знал ее. Он не чувствовал ее планов. Он так упивался своей персоной, что не замечал сгущающиеся над его головой тучи. Ему еще предстояло все увидеть и пережить. И вот они гуляли по Одессе и Илия была рядом с ним.

Через полгода прошел еще один семинар, уже без участия Илии. Его организовала Алена. Как обещала. Илия приглашена на него не была. Однако она приехала перед его началом и долго стояла под окнами, делая вид, что у нее сломалась машина. Все полгода она забрасывала Иана письмами по электронной почте, восхищаясь его талантами, способностями и красноречием. В каких-то письмах речь шла о сердечных чувствах, о любви. Илия была замужем. У нее муж и дети. Муж ее талантливый программист. Он написал программу для отслеживания всей корреспонденции с ящиков Иана. Таким образом Илия была в курсе всей его переписки. Знала когда, с кем и как он общается в интернете. Владела достаточно большим объемом личной информации. Ей были известны слабые и сильные стороны Иана. После того, как Иан отверг ее первые притязания, она позволяла себе писать некоторые письма от его имени. Подготавливала для себя клиентуру. Формировала списки довольных и недовольных клиентов и учеников. Вероятно, ее муж был в курсе ее дальноидущих планов, хотя Илия могла держать его и в неведении. Использовать в слепую. Она могла. Это в ее характере. Бывшая следачка, потомственная ведьма. Не без таланта. Обладающая острым умом и сильной волей.

Алена познакомила Иана со своим мужем. Много времени они проводили вместе. Им нравилось быть вместе. Весело, насыщенно. Приличная компания. Иан рассказывал им свои истории из практики, они ему о своей жизни. Но тень Илии витала вокруг Иана. Она не отступала, не сдавалась, не хотела уходить. Давление было приличное. Даже Алена сказала, что Илия колдует на него и на нее. Иан выслушал и отмахнулся. Он был уверен в себе. Был уверен, что ему ничего не грозит. Пообещал разобраться, и так ничего и не предпринял. Это была его ошибка. Он позволял себе ничего не делать. Позволял влиять на себя. Он так был одурманен своей исключительностью, особенным статусом “учителя”, что пренебрегал энергетической защитой. Вел себя крайне не профессионально. Он уже попался в сети. Он уже двигался от флажка к флажку.

В своем белом “лексусе” Алена везла Иана на выставку. Зазвонил телефон.

– Алле, ответила Алена, нажав кнопку на руле.

– Это Илия. Я могу поговорить с Ианом?

Секунду поразмыслив, он кивнул головой и произнес: – Да.

– Я подготовила тебе сюрприз. Пожалуйста, приезжай по такому-то адресу. Приедешь?

Иан напрягся. С одной стороны, ему не хотелось ехать неизвестно куда; с другой, он ведь не ссорился с Илией. Она была ему нужна как организатор в будущем. Поэтому он и вел ее в письмах. И организовывать у нее получалось лучше, чем у Алены.

– Приду, – поджав губы, – сказал Иан.

– До встречи, – обрадовалась Илия. Там хороший сюрприз. Тебе понравится. Ты не волнуйся. Там будет много людей. Раздались гудки. Иан задумался. В голову не лезли ни какие варианты. “Пойду и увижу”, – подумал он.

Алена подвезла Иана к назначенному месту и поехала домой. Иан поднялся по лестнице и позвонил в квартиру на последнем этаже. Дверь открыл Валера, хозяин квартиры, тоже ученик Иана.

– Проходите, – заулыбался он своими тонкими губами. – Чаю?

– Чаю, – разуваясь сказал Иан.

В комнате было еще несколько человек. Все они были на предыдущем семинаре и все были близкими друзьями и соратниками Илии. Они побрезговали явиться на семинар, который организовала Алена, и теперь захотели в приватной обстановке побеседовать с Ианом. Иан был рад их видеть, и охотно общался. Он не знал, что все они являются участниками любовного заговора против него. Голова его была как в тумане.

– Ты какого числа родился, Иан, – спросила Илия, сербая вкусный черный чай.

– Такого-то, – в ответ улыбаясь, ответил он. – Я еще молодой. Вроде.

Валера забил число и месяц рождения в компьютер и результаты показал Илии. Вся компания по очереди взглянула на мерцающий экран, и одобрительно закивала головами.

Иан не понимал, в чем дело. Его мало интересовали гороскопы, натальные карты, влияния астрологические звезд. Он больше признавал физиологию и работу духов. Выходя на балкон, глотнуть свежего воздуха, Иан различил слова: “все нормально”, “подходит”, “союз”, “можно”.

Вскоре все засобирались на выход. В комнате оставались только Валера, Илия и Иан.

– Скоро будет сюрприз, – заявили они.

Сердце у Иана сжалось от какого-то смутного предчувствия опасности и чего-то грязного, и он, не смотря на уговоры, вышел на улицу. Его не хотели выпускать. Тогда он пообещал, что не много прогуляется и вернется. Очень уж хочется посмотреть на раскидистые каштаны на соседней улице. Ему поверили. Он не вернулся. На звонки Илии в этот день не отвечал. Позвонила Люда с претензией, что про нее забыли. Иан сбросил соединение на полуслове.

Илия позвонила с утра следующего дня.

– Ты много потерял вчера, – заявила она. Я тебе такой прекрасный сюрприз приготовила, а ты сбежал.

– Да, – спокойно ответил Иан. – И что за сюрприз такой, – продолжил он без особого интереса.

– Люди пришли. Тебя ждали. А ты не пришел. Стриптиз я для тебя заказала! Профессиональные танцовщицы. Под гитару. Весь праздник испортил.

– Извини, – удивленно произнес Иан. Про себя же подумал: “Слава Богу, что не пришел. Чем это все могло закончиться? Ясно чем”.

Иан стал избегать Илии. Ее настойчивость возрастала. Она откровенно писала ему о любви. Предлагала свою женскую дружбу. Иан отвечал холодно, но тактично.

Илия нервничала. Стиль ее писем менялся. Появились угрозы и насмешки над Ианом.

Он прекратил с ней всякое общение и переписку удалил со своего сервера. Продолжить жить своей обычной жизнью.

Иан был женат. Двадцать лет. У него были свои сложности в браке, но как-то решались совместными усилиями. Его жена – простая, прекрасная женщина, хозяйственная и домовитая. Иану не хватало с ней духовного единения. Ему мечталось о женщине, которая разделит с ним не только дом и постель, но и все его интересы и увлечения. Такого в браке у него не было. Он страдал от этого. Чтобы утолить свою душевную  пустоту, пускался в тяжкие с дамами, увлекающимися эзотерикой. Дамы были чувственными, тонкими натурами. Давали Иану те эмоции и смыслы, которые он хотел видеть. Иан получал от этого наслаждение, достойное поэта, и с уважением относился к каждой пассии. Это было не честно по отношению к жене. Он уважал и любил ее по своему. Иан испытывал вину за содеянное, и старался заглаживать ее какими-то подарками. Жена догадывалась о его изменах, но терпела, потому что, любила.

У Иана с женой не было общих детей. Они воспитывали дочку жены, девочку от первого брака. Общего ребенка не получалось. Ни естественным образом, ни с помощью врачей. К сорока годам для Иана отсутствие собственного ребенка стало душевной болью. Он страдал. Терзался. Он стал подсознательно искать женщину, способную ему родить. Однако медицинские анализы говорили о его бесплодии, и надежда угасала.

Тем временем Илия даром времени не теряла. Она колдовала сама, подключила всех своих друзей и единомышленников. Делал заказы у бабок. Ни чуралась ни кладбищ, ни черных приворотов. Изощрялась как могла и выше того. Ее идея о том, что Иан должен стать ее мужчиной превратилась в навязчивость. Провести карточный расклад на отношения между ей и Ианом, между Ианом и его женой; подкорректировать карты, если расклад показывал не выгодное для нее решение – самое мягкое и безобидное, что приходило в ее кучерявую голову. Присоски, примочки, рассорки, привороты, эгильеты, программы, мыслеформы – лишь часть огромного айсберга. Ее расчеты были правильными и стратегии верными. Илия старалась во всю и имела смыслом своей жизни – только это!

Иан постепенно угасал. Он терял интерес к своей работе. Стал черствым с женой. Подумывал о разводе. К энергетической чистке продолжал относиться спустя рукава, надеялся на свой природный потенциал. Илия не надеялась, она активно работала, действовала, забрасывала Иана письмами. Среди которых были, и хвалебные, и угрожающие. Иногда Иан просматривал их, но не отвечал. Тогда Илия занялась тем, что писала его ученикам письма от его имени и с его адреса. Ей удалось убедить организаторов в других городах, чтобы они отказались от сотрудничества с Ианом.  Семинары отменялись, работа заваливалась. Дела пошли плохо. Так прошел год.

Иан направил свои усилия на быт, на чтение книг, на изучение компьютера. Он держался на лаву, хотя и понимал, что тонет.

– Алло, это Илия, – неожиданно послышалось в телефоне. – Подожди, выслушай. Не клади трубку. Я хочу извиниться перед тобой за все. Прости меня. Я все поняла. осознала. Я хочу предложить тебе приехать в Одессу и провести еще один семинар. Я все организую. Люди хотят встречи с тобой. Ты приедешь?

Иан не мог долго таить обиды. Ни его стиль. Тем более, что появился реальный шанс поправить материальное положение. И он соскучился по общению с людьми. Ему это было надо.

– Хорошо, – сказал он. Я не обижаюсь. Мы все ошибаемся. Я приеду. Назначай время.

Одесса встретила Иана теплым солнцем и голубым небом. На автомобильной площадке перед аэропортом стояла сияющая Илия. Она искренне рада, что Иан приехал. Она ждала его, жаждала его. Иан мельком бросал взгляды на декольте Илии, и на этом его интересы к ней как к объекту страсти заканчивались. Все ее привороты и вся ее магия давила на него, но не действовала так, как она себе представляла. Она была в шоке. Она прыгала перед Ианом на задних лапках и старалась всячески ему угодить. В ход шла лесть и услужливость. Иан полностью потерял бдительность, расслабился, успокоился. Он больше не таил на нее обиды и не воспринимал ее как угрозу своей безопасности и комфорту.

Илия сняла для Иана целый флюгель в центре Одессе. Он чувствовал себя королем.

Она рассчитала все верно: семинар, эмоции, уединение, восхищение, знание болевых точек, владение психологическим портретом жертвы. Она любила Иана. Любила неистово и чертовски. Она горела страстью и страсть сжигала ее изнутри. Она хотела его заполучить, и план ее был близок к развязке. Он снова здесь, снова рядом, снова с ней разговаривает. Он снова на нее смотрит. Теперь-то получится все, что она задумала. Он уже попался в ее сети и ему не выбраться ни по чем.

Иан тоже играл с Илией свою игру. Она не столь грандиозна как у нее и без дальноидущих планов. Он просто хотел секса, денег и почитания его заслуг. Он видел, что Илия страдает. Что ее переполняют эмоции; что ей тяжело себя сдерживать; не легко контролировать. Он знал, что она к нему не равнодушна. И позволял себе причинять ей душевные страдания. Ранил ее какими-то словами. Специально и преднамеренно. Он думал, что это он устанавливает правила игры. Но уже проиграл. Она выиграла.

– Я устал, – сказал Иан Илии после дороги. Спасибо, что встретила, разместила. Теперь я хочу отдохнуть один. Поспать, полежать, телек посмотреть. Освежить материалы для занятий.

– Да, – потупилась Илия. – Да. Отдыхай.

На самом деле Иан не хотел отдыхать. Он хотел Люду. Он позвонил ей и она вскоре приехала. В ней ничего не изменилось за это время. Все такая же украинская блондинка, вечно спешащая по своим делам.

– Привет, – сказала Люда с порога. – Рада тебя видеть. Ты похорошел. Мне нужна твоя помощь.

Оказывается Люда была замужем. С мужем уже несколько лет не жила. Сейчас она хочет приватизировать их общую квартиру, чтобы потом она досталась детям. Так спокойнее.

– Сделай так, чтобы муж согласился на приватизацию и палки мне в колеса не ставил, – сказала Люда, встав с кровати и надев свое красное платье. – Я побежала.

Иан успокаивающе кивнул головой и пообещал Людмиле, что поможет.

Семинарский день был наполнен общением с учениками и энергетической работой.

После семинара к Иану подошла Илия:

– Мне нужно с тобой серьезно поговорить. Наедине. Во сколько мне подъехать к тебе?

– Давай прямо сейчас, – улыбался счастливый, востребованный Иан.

– Лучше вечером. Тебе отдохнуть надо. Отдохни, – заговорчески произнесла Илия. – Я тебя напрягать не буду. Я тебе сайт сделала. Хочу презентовать. Покажу как им пользоваться. Надеюсь, что тебе понравится.

Вечером Илия пришла к Иану во флюгель с двумя пакетами. В одном находились подарки для его жены и дочки. В другом ноутбук и туалетные принадлежности.

– Здесь подарки твоей семье, – прищурюсь сказала Илия. Она всегда прищюривалась, когда что-то замышляла. Иан почувствовал холодок в районе позвоночника и сделал вопросительный жест рукой.

– Я просто хочу твоим родным приятное сделать. Да и на память об Одессе. Я же еще косметикой занимаюсь. Тут крема хорошие для жены. Для лица, для рук. Дочке зеркальце. Тебе друза розового кварца. Смотри, какая красивая.

Илия достала из пакета свои подарки и разложила их на столе перед Ианом.

– Не отказывайся, а то я обижусь, жалобно лепетала она. – Я же от чистого сердца.

“Знаю я какое у тебя чистое сердце”.- подумал Иан. – “Возьму и по дороге выкину”.

И дал согласие подарки принять. Илия благодарно вздохнула и перевела разговор на созданный ею сайт:

– У тебя сайт не яркий, – со знанием дела говорила она. – Я тебе красивый сделала. Его только на сервер закачать осталось. Говори по какому адресу сделать.

Иан с ходу произнес запоминающейся адрес.

– Отлично, – продолжала Илия. – Разобраться тут не сложно. Давай все покажу и расскажу.

Она придвинулась Иану совсем близко, что тот почувствовал ее кожу и ее дыхание. Ему и нравились эти прикосновения, и одновременно они вызывали у него дискомфорт. Что-то внутри него говорило, чтобы он держался от этой женщины подальше. Противилось ее прикасаниям. В конце концов его мужская природа взяла вверх над разумом и он позволил себе войти во флирт.

– Теперь мне нужно серьезно поговорить с тобой, – ощутив его положительные изменения, сказала Илия. Я скажу откровенным текстом. Я хочу от тебя ребенка. Не бойся. Я хочу его для себя. Я все рассчитала, продумала. Это – моя кармическая задача. Я составила гороскоп. В нем сказано, что только ты сможешь мне помочь. Ты знаешь, что у меня есть еще дети. Они подвергаются опасности. Чтобы обезопасить своих детей, мне нужно родить еще одного ребенка от сильного человека. От тебя. Я не буду претендовать на твое отцовство. Не буду просить денег. Не буду вмешиваться в твою семью. Я просто прошу тебя: помоги мне. Мужа я не люблю. Я скоро уеду в Америку на постоянное место жительства. Я уже познакомилась с миллионером и он зовет меня замуж.

Иан разволновался. У него не было своих детей. Он хотел своего ребенка. Очень хотел. Его голова пошла кругом. Но как? Он бесплоден. Он сдавал анализы во многих клиниках. Лечение не приносило результатов. Как он сможет помочь Илии?

– Я могу дать тебе секс, – сказал он ей. – И никаких условий и никаких претензий после.

– Я обещаю тебе, что никогда больше в твоей жизни не появлюсь, – произнесла она. Ребенок никогда не узнает, кто его отец. Он будет жить в другой семье, и будет считать отцом того мужчину, с кем  буду.

Иан задумался. Предложение стать отцом волновало его. И он понимал, что не может этого. Он разрывался изнутри на мелкие части. По телу шла дрожь, губы нервно подрагивали. Он пытался сосредоточится на своих рассуждениях, но мысли путались в единый не распутываемый клубок: “Ребенок. Бесплодие. Сказать ей об этом? А секс? Чего себя лишать удовольствий? Никакой ответственности. Я не могу иметь детей. Она обманывала меня. Делала гадости. Это не честно. Обману!”.

– Я согласен, – сказал он. – Но только секс будет один раз.

– Надо хотя бы раза три, – заартачилась Илия. – Сегодня, завтра. У меня овуляции еще нет. Клетки не созрели.

– Или один раз, или никак, – твердо отрезал Иан. – Решай.

Илия пошла в душ со своим целлофановым пакетом, Иан устроился на кровати.

Потупив глаза, Илия легла рядом с ним.

“Не в восторге я от ее форм”, – подумал Иан.

– Я готова, – произнесла Илия.

– Давай без поцелуев и телячьих нежностей, – вздохнул он, уже пожалев о своем согласии.

– Ладно, – чувствуя его агрессию, – быстро произнесла Илия.

Иана подташнивало. Он лежал на спине и терпел ее ласки. Вскоре механические движения ее тела привели в действие его природных механизм.

– Все, – сказал Иан. – Чаю хочешь?

– Может отдохнешь и еще раз? – произнесла разгоряченная Илия.

– Нет уж. Давай лучше чаю попьем.

Иан чувствовал внутреннее опустошение. Его попользовали. Где его разум? Где воля? А что, собственно, страшного произошло? Ее привороты теперь могут быть сильнее. Теперь у нее есть над ним власть. Какая? Магическая. Интимная связь усиливает действие приворотов. Он почиститься от этого, и все пойдет замечательно. Поездка была хорошая: деньги, женщины, подарки.

Через несколько месяцев Иан развелся с женой. Он не выкинул подарки Илии, и подарил их близким. Такой болван. Отношения в семье Иана ухудшились, и он принял решение о разводе. Его жена безропотно согласилась. Они расстались и больше не виделись.

Илия родила мальчика. Сообщила об этом Иану. Иан не принял этого ребенка. Его уверенность в том, что он не от него вросла в его мышцы.

“Как такое может быть?”, – думал он. – “Она в эти дни занималась сексом с мужем, от которого уже имеет троих, и вдруг за один раз беременеет от меня, от бесплодного? Что же она все-таки хочет от меня на самом деле? Неужели у нее такая сильная любовь ко мне, что она готова пойти на все, лишь бы быть со мной? Что за любовь такая, которая разрушает все вокруг? Которая не щадит других людей и оставляет душу выжженной пустыней? Я не люблю ее. Не симпатизирую. Она охотилась на меня как на зверя. Ставила ловушки. Что ей от меня надо? Денег? Может она думает, что я богат? Ведь это – не правда. Многие люди думают, что я – богат, но я живу скромно. Любовь на грани сумасшествия. Любовь, в жертву которой приносится окружающий мир. А нужна мне такая любовь? Что с ней делать? Я боюсь такой любви. Я боюсь Илии. Я жалею, что мы встретились вообще”.

Илия создала новый почтовый адрес и писала Иану с него. Она рассказывала о том, как у ребенка прорезаются зубки; сколько он весит; как он делает первые шаги; как он произносит первые звуки и зовет папу. Она описывала его запах. Присылала его фотографии. Она делала все правильно. Все для того, чтобы убедить Иана в его отцовстве.

При этом она жила в своей семье, со своим мужем и муж заботился об этом ребенке как о всех остальных. Он был для него – настоящим папой.

Иану было больно. Иногда ночами он плакал. Он сожалел о том, что с женой у него не было общих детей. Голова говорила ему о Илии, но сердце давало знать, чтобы он сдерживал себя.

Иан слушал сердце и был упрям. Он не верил Илии. Она обманула его своими обещаниями. Обманула его своей тактикой. Она загоняла его как зверя. Она охотилась на него. Ставила капканы. Выслеживала и преследовала. Она приходила в его снах. Закрывала пути. Ее магия стала сильнее и агрессивнее. Влияла на его судьбу. На его дела. Она обложила его со всех сторон своими установками и мыслеформами. Она рассказывала о ситуации своим знакомым и его ученикам. Настраивала их против него. Она была твердо уверена, что Иан все-таки будет с ней, и действовала рьяно и напористо. Иан болел. Терял. Время от времени испытывал вину и сомнения. Илия требовала признания. Признания ребенка и признания себя. Она хотела, чтобы Иан признал ее значимость в своей жизни! Ее ценность и важность в своей судьбе. Она не могла иначе. Она так любила.

При мыслях о ребенке у Иана сердце оставалось спокойным. Он много раз возвращался к мыслям о нем, и много раз убеждался, что его душа никак не откликается на его этого малыша. При мыслях о Илии он раздражался. Она захотела поменять его судьбу. Обманом. Иан принял меры по очищению от ее влияния. Применил магию, и почувствовал себя лучше. Мысли успокоились, внешнее давление отступило. Гнетущие состояние постепенно исчезло. Была усталость. Была пустота. Но не было сомнений в том, что он – не отец этого ребенка. Иану требовалась помощь духов. Он обратился к ним.

Иан – маг, от рождения и по профессии. Ленивый, необязательный, терпеливый, но маг. Он надел свою ритуальную мантию, взял в руки огненный жезл и на восходе солнца обратился к духам. Молитвы его были долгими и протяжными. Он никуда не торопился. Он хотел понять, осознать и расставить по своим местам. Он знал свою Силу. Он просил ее о помощи. Он ждал ее совета. Духи дали ответ, что ребенок – не его. Сиреневый свет заполнил все вокруг Иана. Она рожала его для себя. Он вырастит прекрасным мужчиной. Другая жизнь. Духи успокоили и взбодрили Иана. Иан успокоился.

В письмах Илия предлагала Иану приехать жить в Одессу. Она была готова снять ему квартиру. Готова оформить на него офис, находившийся в ее собственности. Готова была подарить дом. Готова его купить с потрохами.

“Какая цена ее обещаниям? И можно ли им верить”? – рассуждал Иан. – “Точно, нет. И мне ничего этого не надо от нее. Мне нужен рядом человек, которого я буду любить сам”.

Он доверился своим духам. Так закончилась эта история. Так случилось в их жизни.

 

 

Глава 12. Нибиру

alma 705x435 - Глава 12. Нибиру

Тренинг а Алматы

Поездка на тренинг в Алматы, после окончания моей шаманской болезни, начинается с конфликта с таксистом. Видите ли ему не понравилось, что я хлопнул дверцей багажника его ушатанной “хонды”, когда клал сумку.

– Не надо так хлопать! Там крышка сама закрывается, автоматически! А вы со всей силы хлопаете. Замок сломаете, – нервно ерзая на сидении, завопил таксист.

Сначала я хотел придушить этого хорька, чтобы не портил мне настроение перед дальней  поездкой. В следующую секунду хотел выйти из машины и вызвать другое такси, но импульс прошел быстро (тем более, до отхода поезда оставалось не так много времени), и я начал разговор, культурно объясняя деревенскому бедняге, что:

– Вообще-то нормальные, адекватные бомбилы выходят из машины и помогают своим пассажирам уложить багаж.

– Я не видел, что у вас сумка, – сопротивлялся моим доводам таксист.

– Ну не видели и не видели. Что тогда беседу вести? Смотреть надо было!

– Так хлопнули, что чуть дверь не сломали, – не унимался этот полудурок, проехав пару километров.

Мне надоело слушать его нытье, тем более, что в реале я дверью всего лишь хлопнул, а не бахнул, и перевел его недовольство жизнью, спровоцированное звуком закрывающегося  багажника его разваливающейся машины, на других:

– Да, машину беречь надо. Запчасти сейчас дорогие, – прошелся я по системе ценностей таксиста, – и ремонт в копеечку обходится.

– Запчасти очень дорогие. На одни запчасти работать приходится, – воодушевленно подхватил мою мысль таксист. И бухтел еще минут двадцать о своей доле, смачно рассусоливая свое отношение ко всяким продавцам автозапчастей и авторемонтникам.

За это время мы подъехали к вокзалу, и попрощались уже как хорошие знакомые, объединенные одной общей идеей несправедливости таксомоторного рабства и глобального пассажирского беспредела.

Протяжно и глубоко вздыхая, поезд уже ждал команды на отправление. Мне предстояло проехать на нем до Боготола, там погулять, а вечером сесть на другой поезд, чтобы успеть на самолет в Новосибирске, летящий до Алматы.

Абакан находится в стороне от центральных автомобильных и железнодорожных направлений. Приходится, чтобы куда-то добраться вовремя, изощряться, изыскивая подходящие транспортные маршруты. Какой мне смысл было ехать прямым поездом до Новосиба, чтобы потом сутки торчать в гостинице в ожидании своего авиа рейса? Самолеты от Новосибирска до Алматы летают три раза в неделю, а поезд приходит уже после вылета самолета. Вот и извиваешься в попытках успеть по всем расписаниям; и выезжаешь из дома раньше, и потом сидишь (слава богу у родственников) по двенадцать – четырнадцать часов в ожидании следующей пересадки.

На сегодняшний день из-за продолжительной шаманской болезни, мое материальное положение – критическое. То есть, я не мог работать несколько лет. Мы жили на детское пособие, и перебивались с хлеба на воду. Хорошо, добрые люди помогли. Но было совсем плохо. Когда я стал поправляться, было принято решение о тренинге. Я занял денег на билеты, и отправился в путь. Позволить себе лететь до Казахстана через Москву я был не в состоянии, хотя это было весьма удобно. Поэтому был выбран более длительный, не удобный, изнуряющий, но приемлемый с точки зрения финансов, маршрут.

Плацкартный вагон, верхняя полка. Старого образца. В последний раз я ездил в плацкарте лет двадцать пять назад, когда еще служил в армии. Воспоминаний о тех временах в моей памяти сохранилось не много. Разве что запах камуфляжной формы и кирзовых сапог. Да постоянно хлюпающая дверь тамбура, через которую с буйной силой врывался запах общего аммиака. С тех пор мало что изменилось. В вагоне так же пахло кирзовыми сапогами и камуфляжами, поскольку молоденьких салаг после учебки куда-то везли малочисленными стадами. Было так же жарко и насыщенно звуками. Все так же толкались, суетились, читали, обсуждали всемирные новости, играли в шахматы; убивали свое драгоценное время, как могли.

Солдатики все время ели. Зеленые юноши и девушки, готовые попытать счастье в столичных вузах, мечтательно смотрели в окна. Перед ними проплывали картины их вступительных экзаменов, приказов о зачислении, первого студенческого капустника и всего последующего получения высшего образования. Некоторые из них еще не знали, что всего через пару недель их мечты могут разрушиться, и в таком же, набитом людьми вагоне, они вернутся в свои родные пенаты.

Каким-то чудом в планкарт попала пара ухоженных дам. Остатки былой роскоши чувствовались в их движениях и взглядах. Дорогая одежда прошлых коллекций подчеркивала их прошлый статус. Дамы держались уверенно, знали себе цену, но сейчас эта цена равнялась стоимости спального места. Грустные глаза выдавали вероятные причины их нахождения в этом скрипящем, мчащемся в темноту ночи вагоне: большая любовь, неудачная попытка, развод, потеря имущества и ожиданий.

Куда они ехали сейчас? Убегали от своей сердечной боли, что висела над ними белыми простынями проводницы? Или ехали в гости? Путешествовали по своим делам? Следовали своему внутреннему зову к переменам или приказу начальника?

Конец июня. Жара под сорок. Дышать тяжело. Пот течет ручьями, заставляя держать вафельное полотенце в руках. Открытые окна не помогают. На каждой станции к составу подъезжает “скорая”. Кому-то плохо. Делают укол, и мы отправляемся дальше. Пока я еще сижу на нижней полке и пытаюсь общаться со своими соседями. Время идет медленно. Дежурные слова растягиваются на часы. Подходит момент укладываться, и тут я понимаю, что со своими габаритами, возможно, не помещусь на верхнюю полку. Какая-то она уж очень узкая. Продумываю план укладывания своего тела; смотрю как это делают другие. Запоминаю последовательность действий. Прикидываю на себя.

Интересно наблюдать, как люди в несколько движений, извиваясь и подрыгиваясь, превращаются в кольчатых червей, чтобы спать лежа, а не стоя.

Советские инженеры (с большим чувством юмора) сконструировали плацкарт так, что только проявив чудеса сноровки, можно оказаться в лежачем положении на верхней полке. На ней нельзя встать на четвереньки, нельзя присесть, нельзя выгнуть спину. Надо сразу лечь! Занять немыслимое положение начинки бутерброда и замереть до утра!

– Здравствуй, спасительный вокзал Новосибирска!

Вперед в аэропорт! На встречу крылатой двухчасовой свободе!

До начала регистрации еще полчаса. Можно расслабиться в зале ожидания от страданий в поезде и тряски в маршрутке. Два года я не работал, и вот – семинар. И волнительно, и радостно одновременно. Пытаюсь направить мысли на план его проведения, но план не вырисовывается. Нет ни конспекта, ни спасительных упражнений, ни примерной схемы своего выступления. Значит, буду работать на потоке! Новый подход, значит, и семинар пройдет по-новому! Буду слушать сердце и все получится!

Не заметно для себя, погруженный в свои размышления, я прошел все препятствия таможенных и пограничных контролей по обе стороны границы, и довольный ступил на благословленную землю любимой Алматы. Меня встретила организатор семинара, моя третья мама, Нургуль  и ее муж Жасулан (между прочим, один из прямых потомков Чингисхана). Мы тепло обнялись. Радовались этой встрече от всей души. Много хотелось друг другу сказать; много передать эмоций.

Обед в одном из кафе Алматы придал мне силы для начала личного приема; и, после заселения в квартиру, я приступил к выполнению своих экстрасенсорных обязанностей.

Люди на личный прием приходили разные. У каждого своя ситуация, свои проблемы. Но всех их объединяет одно –  желание что-то изменить, желание что-то исправить. Когда такого желания нет, то и делать людям энергетическую помощь не имеет смысла, поскольку, решив их задачу на какое-то время, они снова попадут в похожую ситуацию из-за своего образа жизни или мышления. Для начала (а иногда, это самое главное) следует попытаться настроить сознание человека на другую волну; на волну позитива и понимания. Это не тупое внушение: “все будет хорошо”, а глубинная проработка причин возникновения проблем. Поиск и выявление тех слов, эмоций и состояний, которые в свое время послужили основанием для переживаний сегодняшнего дня.

Все имеет свою причину и свое следствие, и психологическую, и энергетическую. Ничто просто так не появляется и никуда бесследно не исчезает. Любой человек носит в себе всю информацию, что когда-либо была в его жизни. Если она была травмирующей, то создала в нем (условно назову их) “линзы”, искривляющие его мышление и восприятие. И все дальнейшее мышление и восприятие, уже не зависимо от возраста, будет базироваться на этих искривлениях. То есть, страх, пережитый в детстве, навсегда остается в душе человека. Он никуда не исчезает со временем, а прячется в глубинные уровни бессознательного, откуда продолжает влиять на все свойства и качества личности. Искривляет сознания, которые в свою очередь проецируют следующие искривления. Для исправления сознательных и подсознательных “нарушений” существуют различные практики: и адаптированные духовные приемы, и медитации, и аффирмации, которые в обязательном порядке должны быть  использованы в комплексном подходе при решении стоящих перед человеком задач, и никак не могут изменить что-то, если используются вне общего контекста используемых для лечения методик. Просто не хватает возможностей. Поэтому для помощи нужно применять все доступные технологии, а не только, например, психологию, или энергетику, или таблетки.

Я – обычный человек, в смысле, такой же как и все, по физиологии, и по желаниям, и по животным инстинктам. Известно, что все люди – это частички единого информационного поля всего вида, и отличия в основном состоят в развитости или не развитости сознания! Во всем другом – мы все запрограммированы с помощью космической математики. И у меня, как и у всех, тоже есть страхи, которые я пытался (и пытаюсь) преодолеть с помощью различных энергетических, психологических, и даже технических средств. И что-то смог сделать, и продвинулся, а над чем-то еще предстоит работать. Духовный рост – это бесконечный процесс! И любой адекватный практик понимает эту истину – сознанию всегда требуется движение! Это движение обеспечивают личные усилия, хотя в современном мире появились варианты перепрограммирования внутренних установок с помощью “специальных аудиотехнологий”.

Когда нет внутренних сил и чувствуешь лень, а хочется чего-нового; хочется каких-то перемен, многие люди прибегают к подобным технологиям. Сейчас можно найти много предложений подобного рода.

Чтобы не утруждать себя практиками, я подсел на подобные “жвачки для ума”. Это очень удобно, когда хочется, что-то изменить в себе, но при этом ничего не хочется для этого сделать. Лежишь себе на диване в наушниках, слушаешь бинарные биения и шум моря, и вроде что-то улучшается. Тратишь дни, месяцы и годы на то, чтобы понять, что “волшебная палочка” находится не в этих записях, а в твоем сознании! И записи эти – только маленькая поддержка в твоем развитии. А развиваться нужно самому!

Чтобы получать реальные результаты энергоинформационных практик – следует отдавать: нервы, силы, время, энергию, деньги! Работа над собой – это “вторая” профессия!!! в которую постоянно вкладываешься!

В свое время я так увлекся подобными дисками, что тоже стал  заниматься записью аудиопрограмм для “помощи мозгу”. В принципе, в чем-то это действительно помогает.

Но аудиопрограммы – дополнительный фактор общей магической или психологической работы! Делать на них ставку как на основные средства изменения психики, а тем более, жизненных обстоятельств, не совсем благоразумно.

Я считаю, что только через внутренние усилия, через напряжение ума и воли, через активацию сердца возможно по настоящему кому-то помочь! Через понимание, осмысление, прорабатывание дискомфорта (а не уход от него) возможно получить ощутимые и длительные результаты! Через включение сознания! Через расширение его границ! Через “договор” со своим бессознательным,  а не “обход” с помощью подпороговых внушений.

Живое общение очень важно в работе (и при возможности я стараюсь, чтобы было именно оно). Я вижу, слышу, чувствую человека. Я всегда могу правильно среагировать на его слова и поведение. Могу направить ту или иную энергию; усилить или замедлить ту или иную реакцию. Я люблю личный прием. Для меня это таинство раскрытия человека! Мне нравится помогать людям! Я нахожу в этом особое удовольствие собственной реализации.

Восточный менталитет – хороший менталитет. Он мне близок и понятен. Люди скромны, спокойны и благодарны. Они приветливы и гостеприимны. Они радуются дорогому гостю, и внимательно слушают советы и подсказки. Они не стараются быть умнее и хитрее тебя. Они принимают то, что получают и умеют отдавать то, что имеют. Их открытость друг к другу меня просто подкупает! Я очень кайфую, находясь в Казахстане и других странах и местах, где доминирует подобный менталитет. Может быть, поэтому я и живу сейчас в Хакасии; и Тыва для меня стала родной землей?

Есть, конечно, и среди азиатов разные люди (так же как и у россиян и европейцев). Это зависит не от нации, а от воспитания, раскрытия, реализованности каждого конкретного человека. Везде – люди разные, и в Алматы тоже встречаются всякие.

Самое обидное для меня – это не возможность пробудить в каких-то своих учениках, лучшие качества. Где-то не смог, не усмотрел, не доглядел, не распознал. Элементарно не хватило внимания и времени. Хотелось преобразить, направить, но было такое скрытое отчаянное сопротивление, что приходилось отходить в сторону и молча наблюдать за происходящим.

– У каждого свой выбор, – думал я, – и каждый имеет право на самостоятельные решения.

Иногда я пытался объяснить, что эти решения не всегда правильные, но услышан не был.

Одна дама, алматинка, назовем ее Айгуля. Плотная, средних лет. Запуганная родителями еще в детстве. Не реализованная ни в личной жизни, ни в социальной. Постоянно ходит в желтом платье в черный горошек. Как-то раз обвинила меня в том, что я забрал ее покой и навожу на нее болезни. Дескать, она перестала спать, ей плохо, и вообще, я забрал всех ее клиентов и теперь ей не на что жить.

– Айгуля, – говорил я ей, – вы мне крайне симпатичны. Я желаю вам только добра и процветания. Почему к вам перестали люди ходить, я не знаю, но вероятно, вы стали понимать, что пока не в состоянии им помогать. Пока сами находитесь в болезненном состоянии.

– Нет, вы мою удачу забрали. Я была уважаемой, а сейчас никому не нужна. И еще вы ко мне по ночам приходите и посудой на кухне гремите. Прекратите меня мучить!

– Айгуля, успокойтесь, все не так как вы видите. Вам чиститься надо лучше. В вас ваша психическая грязь подымается, и ей выйти надо. Давайте я вам психологическую помощь окажу, и вместе мы преодолеем этот период вашей трансформации.

В ответ она перешла на крик и ушла, хлопнув дверью. Потом я случайно наткнулся в интернете на ее письмо известному магу Борису Моносову, в котором она костерила меня по чем зря и утверждала, что я поработил весь Казахстан своими энергиями. Его ответ в мой адрес был весьма профессионален и корректен. Спасибо. После чего Айгуля стала считать не только меня, но и Моносова своим врагом.

Виктор из Пензы, сильный и талантливый ученик. По профессии адвокат. Абсолютно адекватный и разумный. Что с ним приключилось, не понимаю. В один прекрасный день начал забрасывать меня письмами с требованиями убрать мое влияние на него. В противном случае грозился навести на меня смертельную порчу.

Я объяснял ему долго и терпеливо, что я на него ничего не делал и не делаю. Я его уважаю до глубины души. В Системе идут перестройки. Может, он это чувствует как нападение? Он уверял, что ощущает присутствие какой-то сущности, которую ему послал я когда-то, и теперь он ее вдруг обнаружил и она ему не дает покоя.

– Виктор, писал я ему, – я ничего вам не сажал. Какой у меня интерес? Я считал вас своим другом. Мы были с вами и на горе Вотто-ваара и ездили к профессору Кандыбе, и делились сокровенными мистическими тайнами. Я вам рассказывал и показывал очень много! Разве бы я делал это, желая вам зла? Я видел в вас врожденный талант, способности, жажду знаний. Это привлекало меня. Я надеялся, что вы сможете нести энергии Визардики дальше.

– Я был на приеме у ясновидящих, – писал он мне снова. Они подтвердили мои ощущения. Они сказали, что вы на меня нацепили сущность. Я буду защищаться и буду вас бить! Вы же знаете, что у меня бабка занималась и магию мне передала. От моих ударов еще никто не выживал.

– Я больше не буду вам ничего говорить и переубеждать, – написал я ему в последнем письме. – Если считаете нужным бить – бейте! Только не надо меня делать виноватым в своих состояниях! Лучше подумайте о том, что вы людям делали?! Чего желали?! Может быть, это ваша же работа на других так ощущается вами?!

Я вас уважаю как человека и специалиста. А ясновидящие ваши – гроша ломанного не стоят! К сожалению, я не могу больше вас считать своим товарищем и прекращаю с вами всякое общение. Для меня болезненно терять такого талантливого человека рядом.

Свои настройки в Систему вы схлопнули сами своим отношением ко мне. Всех вам благ!

Когда бывшие ученики, отошедшие от Системы, получают проблемы в своей жизни, они судорожно начинают обвинять в этом меня. Им недосуг подумать о том, что у меня и без них достаточно своих дел, целей и интересов. Они не хотят видеть ошибки в своем поведении, мышлении, отношении к другим людям, а ищут виноватых во вне. Обвиняют инструменты в том, что они не дали им просветления или денег, наговаривают на мою личность всякие небылицы. Они не задумываются о том, что что-то сами сделали не так! Это не выгодно и не удобно! Кому охота признавать свою несостоятельность, неприязнь и бессилие? Лучше сказать, что в их кошмарах виноват Эстрин.

А я просто живу свою жизнь! Не лезу в жизни тех, кто меня об этом не просит! Не думаю о каком-то ученике, который был у меня пять лет назад в городе Урюпинске, и потом почернел и стал говорить на меня, выгодные ему гадости. Я не делаю ему порчи, не насылаю бедность, не забираю удачу. Я этого – не хочу, но умею! Да я и попросту не помню этого ученика из Урюпинска! Если даже мне дать его фотографию, сказать как его зовут и что с ним происходит, мне потребуется не один день для припоминания этой личности. Какой там, что-то кому-то делать?! Более того, если я вдруг узнаю, что бывший мой ученик попал в беду, страдает, бедствует – я стараюсь помочь ему, тайно, без афиширования. Поскольку переживаю за него! И думаю, что, может быть, если бы я смог ему доходчивее что-то объяснить или донести, он бы жил лучше и был бы счастливее. Понимаю, что это – иллюзия, но все же…

Многие ученики, после получения от меня знаний, начинают считать себя “великими специалистами”. Прилюдно отворачиваются от Визардики, начиная называть ее “своей родовой Силой” или “божьим даром, что вдруг неожиданно у них открылся”. Они пытаются заработать себе имя и деньги не через объединение с другими визардистами; не через усиление и продвижение Системы, не через внутренний рост, а через собственный пиар. Это всегда заканчивается одинаково плохо для них. Духовный Мир не любит таких выпадов в собственный адрес! Когда человек, занимающийся духовными практиками, становится не благодарным, он перестает обладать умением передавать чистые энергии; он разучается отдавать! Он желает только брать, получать, притягивать, при этом ничего не давая миру взамен; и его лимит постепенно исчерпывается. Возникают ситуации компенсации, когда у него насильно что-то забирается: здоровье, деньги, отношения и так далее, чтобы дать ему возможность переосмыслить свое поведение и исправиться.

Я сам проходил подобные ситуации, поэтому никого не осуждаю за ошибки, а всего лишь предостерегаю собственным примером. У меня богатый жизненный опыт и я открываю его другим людям, чтобы им было легче проходить их духовные испытания, не более. Упаси меня, боже, кого-то критиковать или назидательно учить. Я только показываю где и как можно что-то избежать или чего-то достигнуть! Я пишу не только о себе, я пишу и о тех людях, которые попадали в ситуации соблазна, заблуждения, сокрытия, искушения, чтобы показать, идущим за нами все подводные камни и возможные пути выхода.

Моя задача в этом, поэтому и рассказываю о пережитой боли, о правильных и не правильных мыслях, о грязном и чистом, о светлом и не очень; о тех, кто остался близок духом и тех, кто сгинул за горизонтом в поисках лучшей доли и личной выгоды. Я беру

всех нас в качестве примеров для того, чтобы помочь трансформироваться тем, кто этого действительно жаждет. Ничего не выдумываю, описываю схемы поведения и реакции в надежде, что это нам поможет жить радостнее и эффективнее! Что это снимет внутреннее напряжение и откроет сердца для лучшего и глубокого понимания самих себя!

Никто не говорит, что я идеален! Но, если бы раньше, в начале моей мистической практики, мне кто-то показал свой духовный путь таким же образом (не в качестве назидания, а в виде примеров из жизни), и я бы увидел чьи-то страдания, мучения, заблуждения и ошибки, то своих ошибок совершил бы гораздо меньше, а пользы принес себе и обществу гораздо больше!

Прием я закончил уже около полуночи. Моя давняя мечта попить свежевыжатые алматинские соки в этот день уже не осуществилась. Я был в Алматы много раз, и каждый раз наслаждался здешней кухней и соками. Не то, чтобы я голодал в России, но как-то на эмоциональном уровне получал особое удовольствие от местной пищи. Мой первый приезд состоялся сюда много лет назад после моего ранения, когда еще шел восстановительный период, и серые краски Владивостока вдруг сменились яркими красками Алматы. Наверное, именно тогда я и влюбился в этот город, в этих людей, в эту природу, в эти горы, величественно возвышающиеся над людьми.

Первая поездка на горный хребет Чимбулак, ледники, Медео была для меня сродни поездки в рай, настолько сильно и глубоко меня впечатлила красота горных вершин, палитра зелени, чистота воздуха, стремительность рек, простор неба, близость всепроникающего солнца.

Они завладели мной без остатка, не оставив ни одной дурной мысли, ни одного негативного переживания, ни одного болезненного ощущения. Я ожил быстро и вдохновенно, только шрамы на моем теле напоминали о пережитом нападении.

Я впустил в себя этих людей, весь резко континентальный климат, всю атмосферу восточного менталитета, и растворился в этом душой, став частью всего.

Мой первый семинар здесь прошел восхитительно, и я стал эмоционально зависим от природы и людей Казахстана.

Еда и соки являлись для меня физическими отражениями моего душевного состояния. Вот я и стремился в этому пику радостных ощущений.

Утром следующего дня я проснулся рано. Я чувствовал некоторое волнение перед тренингом. Во-первых, у меня не было никакого плана его проведения; во-вторых, его качество должно было отличаться от всех предыдущих глубиной своего наполнения. Конечно, я понимал, что мне нужно делать и что говорить, но отсутствие основных тезисов на бумаге несколько напрягало. Закрыв глаза, я мысленно прошелся по его основным блокам, которые схематично были выделены сознанием, попытался почувствовать общую атмосферу каждого блока. Определив для себя, что энергетические потоки откроются во время моей работы, я успокоился, ведь работать придется на прямом информационном канале. То есть, говорить то, что будут транслировать Высшие Силы.

Нургуль заехала за мной за час до начала занятий. Зал для тренинга был снят на улице Альфараби, в верхней части города, в высотном офисном здании. Мы поднялись на скоростном зеркальном лифте на семнадцатый этаж, где нашего прихода уже ждали. Сколько радости было, когда я вошел в зал! Люди так сильно соскучились, что не скрывали своих эмоций! Я тоже был рад видеть всех, и эмоционально приветствовал каждого по имени! С кем-то мы дружески обнялись, с кем-то горячо пожали друг другу руки. Учеников было не много, но та теплая атмосфера, что сразу же установилась в зале, давала абсолютную внутреннюю насыщенность и энергетическую наполненность всего помещения.

Кто-то не пришел на занятия из-за дежурства на работе, кто-то был в командировке, кто-то просто не пожелал со мною встречаться. В зале сидели самые верные, самые продвинутые ученики. Это очень вдохновляло, так как, я хотел многое сделать и многое передать. Мне предстояло подробно объяснить, что происходило со мной эти последние два года. Рассказать о своей шаманской болезни и духовном поиске. Поведать о тех переменах, что произошли в Системе и о том, как теперь правильно работать и получать желаемое.

Первым блоком тренинга был мой рассказ о шаманстве, о своих шагах, которые я начал делать в этом направлении. О том, как это помогло мне выправить свои состояния и обрести новые. Потом я рассказал о нашей Школе, о новом подходе и новых практиках! Объяснил в чем разница, в чем сходство и отличия. Активно прокачал философию новых подходов. Показал принципы и приемы работы с духовными инструментами. Объяснил как лучше понимать себя и других людей. Дал возможность почувствовать и увидеть работу энергетических каналов.

Тренинг шел легко. Мне не было необходимости грузить людей магией; я решал задачи своих слушателей, меняя их образ мыслей и снимая внутреннее напряжение к самим себе, другим людям, Системе через энергии небесных миров. Мне нравилось это куда больше, чем громоздкие магические ритуалы. Я находил удовольствие в том, что сейчас, пройдя колоссальный путь собственной трансформации, наполненный страданиями, болезнями и испытаниями, я стал мочь проводить такие ненавязчивые, тонкие, прекрасные практики. Я сам стал гораздо чище и легче, и стал способен давать людям эту легкость и чистоту. Для меня это – настоящая награда; для меня это – определенное проявление счастья. Хотя это и была настоящая магия…

Настоящий маг не только познает себя, но и служит людям! И через это служение, через эту помощь – помогает себе! Помогает людям, и таким образом помогает себе! Просто как вариант!! Не на страхе потерять свою значимость, а на полной отдаче своих душевных сил! На истинном желании помощи людям! То есть, через жертвование собственной значимостью! Когда уходит эта значимость, появляется нужное “рабочее состояние”!

Вспомните, каким я был напыщенным индюком. Мне казалось, что я самый умный; все знаю и все умею. Не слушал никакие подсказки и никакие советы не брал во внимание.

Как вы меня только выносили? Конечно, я давал рабочий, интересный материал. Но не все смогли простить мои прошлые состояния, не все пришли сегодня. Тот, кто не пришел, по сей день отражают в себе мой эгоизм, помноженный на свой собственный. А надо двигаться дальше и учиться новым состояниям! Надо забыть о своей исключительности и обидах, и повернуться лицом к друг другу. Сплотиться, объединиться! Действовать сообща! Надо учиться слышать и воспринимать другого человека! Не себя слышать, а другого! Но для этого следует раскрыться перед ним, принять его существование в себе!

Я был закрыт от всех в мыслях собственной важности и исключительности. Смешно. Лишь дойдя до понимания своей ничтожности в этом мире, я осознал необходимость в других людях. Их важность и ценность для самого себя. Только в группе своих единомышленников, своих слушателей, своих друзей, я (как и каждый из нас) действительно становится на что-то способен! Конечно, когда мы говорим не о мелком спекулянтстве и аферизме, а о ценной идее, способной принести реальную пользу многим на этой планете.

Приятые волны, идущие от кондиционера, мягко обдували лицо и тело прохладой.

Я продолжал: – Настоящий, стоящий результат достигается, когда в вашу работу включается и ваш клиент. Не только вы своими усилиями вытягиваете его из его состояний, но и он, вместе с вами, следуя вашим советам, изменяет свое мышление и восприятие ситуации. Прощает, освобождается от обид, переосмысливает свое поведение и цели. Как? Покажу, научу.

Из окон нашего зала отчетливо были видны горные хребты. Солнечный свет переливался на снежных вершинах миллионами световых брызг и наполнял какой-то чистотой изнутри. Находясь в горах или рядом с ними, я всегда ощущаю внутри себя особую чистоту. Это непередаваемое словами ощущение. Оно похоже на доброе волшебство, которое помогает быть более радостным и счастливым.

– Анатолий Михайлович, что с уровнями в Системе? Мастер? Магистр? Как нам работать?

– Да, у нас есть такие уровни. На каждом – свои сонастройки, свои прохождения. Те, кто намерен обучаться дальше, получают от меня благословение, то есть, благословление Высшей Силы, но через меня. Я провожу к этим состояниям, раскрываю потенциал.

У Мастера – свои особые инструменты, и каналы, и мантры, и модуляторы энергий. В книгах их нет. Они даются тем, кто проходит сонастройку. Получившие когда-то у меня Практика – автоматически приравниваются к Мастеру. А вот на Магистра надо сонастраивать. Это – обряд. Тут главное – мышление, подход, который мы с вами сейчас осваиваем. Вы же поняли в чем разница между тем, что мы делали несколько лет назад и делаем теперь? Поняли, как теперь мы относимся к людям, друг другу, духовной работе? Благодаря этому в каждом из нас пробуждается огромная внутренняя сила, которая по-сути и есть мы сами. Но понять, что это мы сами нам проще, легче через опорные точки своей психики, энергетики, их мы называем инструментами. Мы не привлекаем внешних влияний, мы резонируем свои состояния с объектами и качествами живой и неживой природы. Мы балансируем самих себя в природе, то есть, в самих себе, и в социуме, то есть, в других людях! Теперь в Школе отсутствует необходимость в привлечении любых энергий, поскольку они активируются сами, из-за раскрытия человека, познания самого себя!

Безусловно за всем этим стоит Высшая Сила, духовные миры, порожденные реальности. Как без этого? Но сейчас ученик являет собой не пассивного наблюдателя происходящих с ним и людьми процессов, а активного участника процесса познания и самопознания! Что обеспечивает его внутренний рост! Ученик не решает вопросы без осознания причин их возникновения, а помогает найти и обезвредить причину возникновения той или иной ситуации, переживания, страдания. Этим он растет сам и помогает расти тому человеку, который к нему обратился за помощью. Он не просто облегчает жизнь или состояние; он влияет на первопричину возникновения самого страдания. Этим отличаются новые инструменты! Этим они хороши! Они помогают чистить психику и энергетику человека! И очищая их, формируют лучшие варианты развития ситуаций. Еще раз: инструменты влияют не сколько на сами ситуации, но на психические, энергетические, информационные причины возникновения их у вашего клиента, снимают их вашими совместными усилиями с ним, и таким образом, формируют иные варианты развития событий! То есть, помогают выжить, приобрести, наполниться, удовлетворить желание и духовно вырасти! Раньше это было сделать визардисту не по силу! Исповедовался другой подход. Теперь – так! И это – правильно! Я – вырос и появилась Школа! С авторскими практиками! Не отдельная Система, а целый ряд авторских систем, объединенных под названием Школа энергоинформационных практик “Грани Сознания”! Это ограничивает меньше и дает больше, по максимуму, но только тогда, когда человек сам искренне хочет измениться, и делает для этого свои усилия! Школа помогает себя лучше понимать и не заблудиться в самом себе в период внутренних трансформаций!

Что человеку нужно? Комфорт, удовлетворение, исполнение желаний. И этого он добивается в практике, не ограничивая себя своими страхами, порчами, обидами, а наполняя себя Светом понимания других людей! Так он лучше понимает самого себя, лучше понимает жизнь, лучше понимает весь Божественный мир.

– Учитель, вы говорили, что нам надо молоко и ткань принести. Это для чего?

– Мы будем с вами чалому плести. Шаманское выплетание делать. Позже. Очень сильная техника. Сегодня начнем, завтра на природе продолжим. Ей не одна тысяча лет. Но это в последнем блоке. А пока мысль закончу. Чтобы стать Прогрессором тоже требуется сонастройка. И тут надо еще потрудиться. Например, вы получили у меня сонастройку в Магистра. Магистр два-три года работает, людям помогает, людей вокруг Школы сплачивает; ведет организаторскую работу, то есть, честно, от души выполняет свои обязанности, потом обращается ко мне, и мы решаем вопрос о его посвящении. Он становится Прогрессором. Понимаете?

И Мастера, и Магистра вы получаете только через меня! Или специально обученных этому людей. Но пока никто права посвящать не имеет! Да и не умеет это делать! Я никого не обучал еще. Поэтому для сонастройки всех направляйте ко мне! Дистанционно тоже можно. У вас будет свой интерес. Тут, думаю, все понятно.

Все наши практики называются Школа “Грани Сознания”, но они имеют еще одно название. Оно для тех, кто не склонен к эзотерике, но кому нужна помощь. Называются они Аналоговой Психологией, и включают в себя лучшие авторские практики и методики. Почему Аналоговая? Потому что сродни психологии, но не психология в чистом виде. Потому что сродни мистике, но не мистика в том понимании, к которому мы привыкли. Потому что имеет повторяемость результата, как в науке. Но имеет и допущение – проявление в человеке Высшей Силы – единственного транслятора сознания.

– Это как? – спросил Виталий, поправляя очки. (Он любит всякие детали и старается разобраться во всем скрупулезно).

–  Высшая Сила, – ответил я, вздохнув, – это по-сути все, что есть психическое человека. Все, что мы думаем, делаем, творим, – все это есть запрограммированная в нас изначальная формула. Она создана для всего человечества, а не для кого-то отдельного.

Мы живем по ее символам. Когда соглашаемся с этим, то живем лучше, меньше болеем, раскрываемся и реализуемся внутренне и в социальной сфере. Если отрицаем свою принадлежность к общему, избегаем приятия иерархии Сил и существ во Вселенной, то практически не развиваемся, больше болеем, страдаем, испытываем разочарования, обиды; ощущаем бессмысленность жизни и стремление к смерти.

Психология не принимает магию, эзотерику серьезно. Многие психологи думают о себе, что они – умные. И это – их губит. А многие маги и эзотерики думают, что они – сильные. И это – губит их. Есть только одна умная и сильная сила – это Высшая Сила, для лучшего понимания – Бог. Все люди, независимо от профессии и вероисповедания, живут по ее формуле, по ее заданной нам программе. Аналоговая Психология пытается исследовать этот феномен, открыть людям доступ к пониманию Высшей Силы через понимание самих себя! Подходы и приемы здесь будут на любой вкус: тем, кто мистифицирован – с его точки зрения; тем, кто научен – с его.

То, что разрешит Высшая Сила дать, то будет дано.

Восемь часов тренинга пролетели как одно мгновение. Я совсем не устал. Это было отмечено мной, как достижение, поскольку на других семинарах и тренингах, я выматывался. Сейчас я чувствовал внутреннее наполнение и был готов продолжать работу. Тренинг закончился в ожидании следующего дня.

Он тоже был насыщенный. Мы с группой поехали на природу. Все хотели провести обряд у костра и закончить плетение шаманской чаломы.

В этот раз, на удивление, никто не опоздал (что не свойственно алматинцам) на нанятый нами для поездки автобус. Обычно приходится ждать еще минут сорок – час, когда наконец-то подтянутся все люди. Поэтому, если отъезд назначен на десять утра, то  объявляется, что сбор в девять. Тогда все приходят “вовремя”. Кроме того, некоторые ученики пришли в назначенное время целыми семьями; что еще больше приятно удивило меня. – Неужели их так дисциплинировал мой вчерашний тренинг? – улыбнулся я про себя. – Сразу виден первый результат.

Рюкзаки и сумки погружены в багажник, мы расселись по местам, и в – путь. В Каскеленское ущелье. Час езды. В горы. Дорога извилистым серпантином ползет вверх. Позади остались дома, асфальт, шум города. Впереди небо и скалистые вершины. Вокруг много зеленой травы и деревьев. Двигаемся вдоль бурной реки, ищем подходящее место для работы. Со мной пытается разговаривать Нургуль; какие-то вопросы задает Светлана, приехавшая на занятия из Усть-Каменогорска; что-то спрашивает активная и веселая Оксана. Я их уже почти не слышу. Отвечаю механически и очень коротко. Меня грузит энергия. Чем ближе к месту, тем сильнее чувствую давление. Духи активные и голодные. Их надо кормить и уваживать. Я уже в трансе. Понимаю, что меняюсь в поведении, общении, лице, но ничего поделать не могу. Настраиваюсь на духовную работу. Люди видят, что со мной что-то происходит, но пока не понимают. Пытаются шутить, говорить на отвлеченные темы.

Мы вышли из автобуса на широкой поляне у реки. Ее выбрали сразу. Очень красивое, уютное место. Мягкая, сочная трава, широкие тропинки, высокие, пышные деревья, округлые валуны в реке. Поляна как бы на двух уровнях; один уровень подходит к реке и прячется между деревьями, а второй, на пару метров повыше раскрывается между выгнутых спин четырех высоченных зеленых сопок.

На нижнем уровне я занялся созданием капища. Мне нужно, чтобы место для духовной работы было подготовлено особым образом. Чтобы все было убрано; чтобы все находилось на своих местах. Мужчины помогали мне таскать и укладывать камни, женщины сели в полукруг на верней полянке и о чем-то разговаривали.

Каждый камень я подбирал тщательно, осматривал, ощупывал; искал здоровые камни, не больные. Выкладывал их на земле, чтобы огню рядом с ними было удобно. Разговаривал с подошедшими союзниками. Шепотом, очень тихо. Это только наш разговор с ними. Шаман со временем учится этому. Получает такой опыт. Его не объяснить, не передать. Умение приходит с практикой. Через дым, через дыхание, через слушание воды и воздуха, через прикосновение ветра, через тонкую готовность принятия.

К работе я готовился основательно. Очень важно все правильно подготовить перед обрядом. Иначе, можно не получить разрешение на обряд. Тогда все становится бессмысленным. Если разрешения от духов не будет, а желание людей будет, то работа превращается в простой фарс, театр, как это часто бывает на показательных камланиях.

Меня интересовала реальная работа, поэтому я слушал, чувствовал и ждал.

По началу мои ученики как-то напрягались, суетились, пытались ходить вокруг или присесть рядом, но потом отошли и притихли. Я серьезно готовился. Это ощущалось всеми присутствующими. Кого-то уже штырило по ощущениям.

Постановка костра заняла полтора часа. Я впервые ставил костер из саксаула. Обычно это береза и сосна. Тут такие деревья не растут, и для костров используется саксаул. Он корявый, извилистый, для меня не обычный. Даже интересно.

Было не жарко. Дул освежающий ветерок, от реки веяло прохладой. Наконец все приготовления были сделаны, костер стоял, подношения раскрыты, и мы приступили. Возжиганием артыша я приветствовал духовный мир; выполнил тайную молитву; почувствовав благорасположение духов, зажег огонь.

После выполнения практики очищения учеников, в небе загрохотал гром, пошел сильный дождь. Внезапно и быстро. Никто не стал прятаться под кронами деревьев. Для нас это было знаком духовного очищения.

Дождь закончился так же быстро как и начался. Налетел ветер и разогнал тучи.

Дым от костра поднимался высоко в небо, и вместе с ним шла наша общая благодарность миру и Богу за все, что происходит с каждым из нас! Мы принимали свои жизни и благодарили за это. Мы были в резонансе с окружающим миром. Мы чувствовали себя в гармонии с ним и друг с другом! И каждый, стоящий  у костра, получал желаемые изменения…

– Думайте о своих желаниях, – говорил я. – Смотрите на огонь и разговаривайте с ним. Он слышит и понимает нас. Думайте о том, что вы хотите. Чувствуйте и проговаривайте свои состояния. Ощущайте себя в них. Наслаждайтесь природой. Дым очищает, вода передает, воздух уносит, земля отдает. Мы все – единое и неделимое целое! Частички мирозданья!

– Анатолий Михайлович, – а сколько желаний можно загадывать?

– Столько, сколько подсказывает сердце.

– А только на себя? Или своих родственников тоже можно?

– Можно на всех близких и дорогих вам людей. И помните об ответственности, что на вас лежит за них. Вы ответственны за те желания, что просите для них. Вам может казаться, что так правильно как вы думаете, а на самом деле все может быть иначе. у ваших близких могут быть другие желания и они могут отличаться от ваших. Постарайтесь не навязывать им свою картину мира и не решать за них как им будет лучше. Любое изменение с помощью духов должно проходить по обоюдному желанию всех людей, участвующих в этом процессе. Я не имею ввиду маленьких детишек. Речь идет о взрослых и самостоятельных людях. Научитесь давать возможность принимать решения вашим родным самостоятельно, давайте им возможности выбора. Когда вы реализуете свое желание по отношению к другому – это только ваше желание; а вот, когда навязываете свое желание другому человеку, то это уже лишаете его воли, то есть, берете всю ответственность за это желание и его последствия на себя. Поэтому действуйте очень взвешенно и продуманно!

Обряд принес всем душевный подъем и радость единения в группе. Я всем изготовил живые амулеты на исполнение желаний. То есть, это не просто амулеты в привычном понимании, а ээрэны! Затем мы плели чалому. Сейчас ее работа была направлена на заплетание, а не на выплетание, как вчера.

Когда практика была завершена и костер прогорел полностью, мы умылись в холодной воде горной реки, и поднялись на второй уровень поляны. Там нас ждали житейские разговоры, обед и отдых.

Вечером автобус отвез нас в город. У его дверей я попрощался со своими учениками. Так закончился этот славный день и мое время пребывания в Алматы. Ночью Нургуль и Виталий, отвезли меня в аэропорт, и я улетел домой. Но навсегда сохранил в себе частичку волшебной радости общения с практиками Казахстана.

 

Глава 13. Нибиру

Bezymyannyj 705x435 - Глава 13. Нибиру

Первое камлание

Когда человек ищет себя, он ищет и пути познания себя. Обычно эти пути выглядят как различные магические и психологические школы, клубы по интересам, какие-то странные сообщества и группы, религиозные организации. Найти себя в духе, не имея серьезного (я имею ввиду раскрытого и реализованного) наставника, крайне сложно! Еще этот наставник должен быть заинтересован в ученике! Вот и приходиться искать себя сначала вовне, так сказать, в общем направлении течения, а потом, приобретая опыт и делая выводы из своих многолетних наблюдений, стараться осознавать и свой внутренний мир. При этом твой внутренний мир уже весьма наполнен (я бы даже сказал, искажен)  теми людьми, установками, правилами и вариантами, которые предлагали тебе, и даже в чем-то  показывали возможности направить свое внимание на себя самого. Это и плохо, и не плохо одновременно. С одной стороны, без этого опыта, тебе самому пришлось бы барахтаться не одно десятилетие в поисках своих жизненных и, особенно, духовных ориентиров. С другой, они могли подталкивать тебя  к тем поступкам, действиям и решениям, которые противоречили именно твоему внутреннему укладу. Они были хороши для кого угодно, но для тебя были противоестественными, хотя вписывались в общую мораль и задачи духовного роста. Тебе казалось, что ты развиваешься (что могло быть и на самом деле), но развитие шло не по твоей схеме, а по схеме сознания твоих учителей, единомышленников, единоверцев. В этом кроется великая ловушка для новичка! Психика его слаба и неустойчива, готова к восприятию всякого рода вредной (или не полезной для него) информации, и если он попался в руки не добросовестных наставников или коллег, им овладевает морок и иллюзия. Человек теряет время, тратит свои силы, время, нервы, деньги, эмоции на подпитку чужеродных для него энергоинформационных структур, и в итоге, может остаться и без состояния раскрытия (просветления), и без реализации своего истинного “я”. Получает разочарование, и оказывается где-то молящимся на коленях в состоянии раба.

Найти самого себя – вот главная задача любого практика! Понять, кто ты есть и что тебе, именно тебе (а ни кому-то другому) нужно! И начать следовать своим желаниям!

Состояние свободы – это состояние вечной жизни, то есть, состояние вечного, многоуровнего, многовариантного сознания Творца! И практик – это со-Творец!

В начале свой практики я слышал такие идеи, и вроде принимал их. Но не понимал сердцем, ни впускал в свой разум. Мне никто не объяснял сию истину! Истину всех истин! Человек – это со-Творец! Точнее, маг – это со-Творец! Потому что просто человек, не раскрытый, не осознающий, не понимающий, это только тесто, из которого лепится божество!!

По прошествии 25 лет, я каждым вдохом, каждым словом, каждой мыслью, каждым движением понимаю и осознаю это! Но потребовалось столько не легких лет…

Магия плотно вошла в мою жизнь в начале девяностых годов. Тогда совсем еще юный и фееричный, активный и сексуально озабоченный, я хотел признания, денег, власти и женщин. Я не думал о высоких материях и высокоразвитых существах, а желал удовлетворение своих амбиций и сиюминутных потребностей. Где и как мог это сделать в полном объеме? В институте, где учился? В филармонии, где подрабатывал? Или в кукольном театре, который светил мне постоянным местом работы после окончания моего любимого театрального факультета? Нет, тогда я мечтал о том, что было общероссийскими ценностями! Мне нравились спортивные штаны с полоской, кожаная куртка, надетая поверх мастерки, и золотая печатка на левой руке.

От природы я очень добрый, не обижу ни птички, ни муравья, и когда, некоторые мои знакомые дворовые ребята подались в рэкет, я остался от этого в стороне. Чтобы как-то компенсировать свои желания и невозможность их удовлетворить, я стал много читать. Читал в основном фантастику, мистическую литературу, сказки, классику. Начал писать сам. Приступил к активному поиску самого себя! Уж очень мне хотелось разобраться в своих желаниях, в своих мыслях, в своих жизненных обстоятельствах, в своих снах, которые к тому времени уже стали совсем нереальными.

Постепенно начал практиковать магию, прошел соответствующие курсы, устроился на работу в салон. Частично мои желания удовлетворились, появились и деньги, и поклонницы, и какая-то власть (я имею ввиду власть над клиентами. В тот момент, я считал это важным). Мой внутренний голос, что искал истину, стал звучать несколько тише, но все равно, время от времени, не давал мне покоя. Зудил, нудил, приходил во снах, заставлял думать.

Я пытался найти себя. И нашел. На всю жизнь. Но наше, как вы понимаете, не сразу. Сразу только определил вектор движения.

Поскольку в семье, где я родился и рос, взгляды на мир были не только материальные, а всюду присутствовала мистика, мое мышление в этом направлении сформировалось основательно, правда отрывисто. У мамы всю жизнь были пророческие сны и видения, о которых она никому не говорила и тщательно скрывала, чтобы никоем образом не дискредитировать себя в глазах советской общественности и правоохранительных органов. При этом, имея к этим органам некое отношение, работая сначала судьей, а потом старшим юристконсультом на большом предприятии. У бабушки тоже были вещие сны, но она работала то нянечкой в детском саду, то медсестрой в больнице, чтобы тоже не слишком привлекать людей “в серых костюмах”. А всему виной не очень крестьянское происхождение и родственные связи с интеллигенцией, не полностью принявшей советскую власть. В те времена почти всех держали под колпаком, и различия в классовой принадлежности могли серьезно сказаться на всей жизни. Вот и приходилось скрывать то, что было на самом деле, и являлось сердцем нашей семьи. По линии отца тоже было не все просто, но рос я без него, поэтому на мое мировоззрение он особого влияния не оказал.

В общем я выбрал магию. Сначала искал душевного комфорта в религии, посещая воскресные проповеди и службы, но, увы, (а может быть, и к счастью) удовлетворения от этого не получил. Не смог я принять философии раба, и вышел на поиски себя в свободу магической реальности. Да только перепутал состояние свободы с состоянием вседозволенности, вот и творил разного рода несуразицы и околесицы. Кто бы меня чему учил, подсказывал и направлял!

Мне казалось, что магия дает мне абсолютную безнаказанность и свободную волю. Я брал, что хотел; делал, что считал нужным. Не верил ни в какую карму, ни в какие последствия. Я ошибался… Но тогда чувствовал себя королем. Надутый талантливый индюк с силой от природы и без нравственных ориентиров; и кучей психологических комплексов.

Первое свое задание, в котором я почувствовал свое самоутверждение, я помню до сих пор. Его я получил от руководителя нашего салона магии. Я сидел за столом и что-то читал. Он вошел в кабинет, положил передо мной на стол фотографию мужчины и женщины. Сказал, что это муж и жена. Но у мужа есть любовница, и я должен ее нейтрализовать. С мужа надо снять приворот, на жену поставить защиту, этим он займется сам. Мое дело нейтрализовать любовницу. И положил на стол ее фотографию.

Я воодушевился. Сам главный маг Владивостока дал мне задание! Это такое доверие, такой шанс показать на что ты способен! Шанс вырасти в его глазах и завоевать уважение! Доказать ему и самому себе, что мне можно доверять и он не просто взял меня к себе на работу с улице. Я что-то могу!

Мне бы задуматься о морально-этической стороне этого задания, да только меня интересовала другая сторона. Хотелось другого. Я с кайфом выполнил это поручение.  Успешно и очень эмоционально. Укрепился в мыслях о своей значимости. И, сделав еще несколько подобных практик, пришел к выводу, что воздействовать на людей весьма приятное занятие. И не так все сложно. Так началось мое движение к познанию своей темной стороны. Оно продолжалось не один год и я освоил много эффективных приемов. Конечно, я не только наводил на людей “злые чары”, это было не часто; в основном работа заключалась в устранении негативных воздействий, снятии психологических зависимостей, изготовлении амулетов. То есть, в помощи людям. Но мне самому было комфортно ощущать себя “вершителем судеб” и быть в плоскости “черного мага”. Со временем обо мне пошли слухи, которые требовалось поддерживать, чтобы заработать; сформировался имидж, который вызывал интерес горожан. А потом я и сам начал верить в то, что я – такой и никакой другой. С этого момента я попал в зависимость от этих энергий, и потом очень долго расхлебывал последствия (в которые не верил).

По сему вывод: очень важно молодому специалисту получать правильные задания! и не только в энергоинформационных практиках, в любой профессии! Ведь это может привести к раскрытию или деградации личности. Или, уходу от самого себя на долгое время! Побродить мне по закоулкам души, ситуаций и мировоззрений пришлось достаточно долго. Хорошо, что выбрался; а если бы нет?

Когда я понял, что занимаюсь не тем, чем нужно и не тем, что для меня правильно, я стал отдалятся от магии. Вести себя и чувствовать себя изолированно от нее. Если раньше я ощущал себя единым организмом с магической системой, то теперь я разделил лично себя и магию. И от этого потерял Силу, удачу и результаты.

Вся магия казалась мне не очень чистой, и связанной в основном в насильственными действиями. А дело-то не в магии, не в инструменте! А в человеке! Во мне самом, в маге! Мне следовало бы переоценить свою личность, свои возможности, изменить свои качества, а я вешал ярлыки на эгрегоры, системы и других людей. Я бежал от магии, но на самом деле я бежал от самого себя, от своего непонимания, своей глупости и того обмана, в котором я находился.

Куда идет человек, разочаровавшийся в магии? Конечно в церковь: молиться, каяться, просить прощения. Хватило меня на пол года. Почему? Да потому что там тоже разделяют человека и Бога. Тоже самое, что я сделал и без их помощи! А мне нужно объединение с Богом, то есть, понимание того, что за Богом не надо гоняться, или идти к Нему куда-то далеко; и что Он находится во мне всегда, и я всегда нахожусь в Нем.

Мне нужно было это! Мне нужны были эти ощущения, а не только слова! Говорить я и сам умею. Ощущений я не получил. Состояний единения не пережил. Значит, для меня не подходит. Святые со мною работали, я с ними работал, а наполнения, которого ждал не ощутил. Хотя помогли мне очиститься очень хорошо, и за это им благодарен. (И только через 15 лет я снова стал сотрудничать со святыми, уже понимая что и как следует делать). А тем временем… я продолжал свои духовные поиски.

Однажды кто-то из знакомых сказал, что на другом конце города есть место, в котором по субботам и воскресеньям проводятся сеансы холотропного дыхания. Мол, тренер училась где-то в Москве и какая-то вся воздушная, светлая и продвинутая.

Я думал не долго, сел в машину и минут через сорок был у заветных дверей. У секретаря записался на сеанс. На следующий день с постилочкой, одеяльцем, полотенчиком, зарядом бодрости и смутных надежд, явился в назначенное время для прохождения сеанса очищающего дыхания. Тренер оказался тренершей лет двадцати пяти – двадцати восьми, и кроме меня на сеансе никого не было. Она была в спортивном костюме, подтянутая, улыбающаяся, но с каким-то прибамбахом. С каким именно я так и не понял до сих пор; может быть так явно профессия психолога отражалась на ее лице.

Она сама вымыла пол. Бросила мат посередине зала и предложила мне лечь на него лицом вверх. Я беспрекословно подчинялся, поскольку хотел результата.

– Эта техника очень сильная, – сказала она приятным голосом. – Никто больше не пришел, поэтому мы проведем с вами индивидуальную встречу.

– Хорошо, – сказал я лежа на спине, – индивидуальную – очень хорошо.

Тренерша включила ритмичную музыку, то ли индейские барабаны, то ли шаманские бубны. И сказала мне дышать глубоко и ритмично, стараясь попадать в такт этой музыки.

Дышал я долго, около  трех часов. Может я и проспал все это время, точно сказать не могу, не знаю. Но ни видений, ни каких-то ярких ощущений, описанных у них на стенде на стене, я не испытал. Или дышал не правильно, или многого хотел…

– Нам пора заканчивать, – защебетала тренерша мне на ухо.

Я сел, глубоко вздохнул, и ничего не сказал. Молча достал из кармана деньги за сеанс и направился к выходу.

– У нас после окончания практики положено обниматься, – сказала тренерша, и прильнула ко мне. Наверное хотела компенсировать мое недовольство.

– Ну ладно, – подумал я, – хоть какой-то интерес от занятий.

Пообнимавшись с ней некоторое время, я понял, что за это время я ощутил гораздо больше, чем за все время дыхания.

Знакомство с тренершей пробудило во мне желание знакомства с психологией. До этого момента я вообще считал психологов “нашими младшими братьями по разуму”. Мое мнение базировалось на тех психологах, которых я знал лично, или с которыми пришлось общаться по тому или иному поводу. За всех не говорю. Чтобы расширить свое представление о психологии, я прочел Фрейда, Юнга, Маслова, Выгорского и других авторов, и надо отметить, с большим интересом. Многое понравилось, пришлось в пору. Посетил несколько курсов по психологии, гипнозу. Вник в тему насколько смог.

– Вот здесь уж точно, – думал я, – обрету то, что ищу. Сердце почувствует радость от позитива. Наполнюсь и успокоюсь. Ведь психологи с виду такие умные, счастливые и всезнающие. Правда странные не много, но вероятно это от того, что они знают такое, что другим людям не известно. Какая-то тайна скрыта в их задумчивых лицах.

Чем больше я занимался психологической наукой, тем больше понимал насколько она однобока и ограничена в своих подходах и понятиях. Все, что есть в психологии основано на магии, кабале, астрологии, других мистических направлениях, но почему-то отрицается, практически так же, как и в религии. Это мне страшно не понравилось, потому что было не честно. То есть, изначальное вранье подразумевает затуманивание мозгов и в дальнейшем! Факт. Но поскольку в нашем государстве профессии магов и астрологов не считаются официальными, мне пришлось получить высшее образование по психологии. Не скажу, что мне все не нравилось в ней, нет, было очень много полезного, интересного, правильного, но для того, кто хоть раз соприкоснулся с иной реальностью не в воображении, требуется большая глубина и многогранность.

Для примера, при обучении профессии психолога, ты должен пройти, помимо обязательных часов обучения, часы личной терапии, на которой твои мозги в течении года разматывают по кабинету, но вот назад почему-то собрать не стараются. Плюс к этому добровольно-принудительные встречи, курсы, сессии, семинары, тренинги, конференции и тому подобное. То есть, целая сетевая система. Все бы было ничего, если бы тебе не навязывали свои картины мира и не старались сломать твою, передав свой “бесценный опыт”, а просто предлагали какой-то из методов, как один из возможных.

Чтобы дальше не загаживать свое сознание чужими мнениями, я поставил психологию

на удаленный доступ. То есть, всегда можно обратиться к каким-то знаниям, когда это нужно, но не зависать там постоянно. Подключился, применил и вышел в свои пространства. (Эти знания пригодились спустя десятилетие; я попытался создать новое направление в психологии – Аналоговую психологию, которая включает в себя не только свойства психики, как физиологического процесса, но и свойства психики, как процесса энергоинформационного). В общем пригодились мне мои мучения, да и диплом о высшем образовании у меня остался. Для проформы, а все же приятно. И еще уточняю один важный момент: я описываю лишь свое отношение, состояние, эмоции и мысли на тот момент времени, и никоем образом это не относится ко всей психологической науке в целом. Я не никого осуждаю и не пытаюсь как-то кого-то заклеймить, я описываю именно свои личные переживания и тут точку зрения, которая  у меня была. Не более. Поэтому, на основании моих рассуждений, не стоит делать никаких выводов в отношении кого-то или чего. Я всего лишь это переживал…

Итак, я продолжал искать себя дальше. Продолжал искать вовне. От магии напрягался, от психологии чурался. Религия была не по мне по глубинным внутренним убеждениям русского человека. Внутренний надлом укреплялся и рос. Появились ростки депрессии и неадекватности. Требовалась помощь. От людей я ее не получал. Все только ухудшалось. Я замкнулся, плечи опустились, взгляд погас. Голову постоянно сверлили негативные мысли. Все были вокруг виноваты в моих неудачах; все являлись причинами моих страданий. Политика кошмарная. Я это понимал, но жил только этими состояниями. Они поглощали меня, не давали по иному взглянуть на мир, на себя. на людей. Я превращался в какого-то отрицательного персонажа, то есть, не только внешне по имиджу, но и внутренне. Меня пугали такие преобразования. Отдушину и помощь я нашел на природе, точнее, в самой природе. В ее энергии, ее чистоте, ее силе! Сначала это были простые вылазки в лес, в горы; затем стали сопровождаться какими-то практиками, ритуалами.

Судьба привела меня в Сибирь, где я познакомился с традиционным шаманизмом. Естественно, что первое знакомство было весьма поверхностным, ознакомительным. Я больше повелся на яркие костюмы шаманов и необычные действия, совершаемые ими во время камланий. Это отличалось от магических церемоний своею эмоциональностью, открытостью и самим отношением к ремеслу. Я старался почувствовать шаманизм, настроиться на его потоки; старался войти в него, чтобы лучше понять. Но делал это не через сердце (а другого подхода в шаманстве не существует), а через разум; через тот опыт, что у меня уже был. Через социальный интерес и социальные правила. Не получалось. Пока не научился интуитивности, не получалось даже приблизиться к шаманству.

Мои представления разваливались мгновенно.

Например, я привык делать какое-то действие в определенное время. То есть, в магии есть магические часы, которые высчитываются математически. Каждый час соответствует влиянию какой-то планеты и подбирается для совершения конкретного ритуала, связанного с этой планетой. В час Марса, например, проводились практики социального характера; в час Венеры решались вопросы любви и семейных взаимоотношений; в час Юпитера строилась защитная ритуалика. В шаманстве такого нет, там шаман чувствует нужное время для проводимой работы! Отлавливает свои ощущения пространства, и когда понимает, что пришло время, тогда и начинает работать. Причем самая главная часть работы – это подготовка к самой работе. Как в обряд смог войти, так он и развивается! Так вот, я, например, договорился с тувинским шаманом поехать на обряд, посмотреть как он работает на десять утра. Пришел в шаманскую клинику в назначенное время, а его там нет. Звоню, телефон не отвечает. Сижу жду, волнуюсь, переживаю. Можно и два и три часа так просидеть, прождать. Это нормально. Потом шаман приходит часам к двум и на обряд едем.

Меня, конечно, это безумно раздражало в начале. Потом просто разматывало. Потом, когда научился чувствовать, стал понимать принцип: “Не человек решает, когда ему обряд совершать, а духи ему говорят. Надо духов слушать, тогда все правильно пройдет и все получится как нужно”.

Ну для этого ведь нужно духов своих иметь, и слышать их. А где их взять? Наработать. А как? Что для этого нужно? И что потом? И пошло, поехало. Затянуло меня в шаманство по самое “не хочу”.

Тувинские шаманы русских не учат, ни кого не учат. Никакие шаманы никого не учат. Позволяют смотреть за их работой; какие-то подсказки дают; атрибутику шаманскую помогут сделать, и все. Обучение шаманству состоит в наблюдении за другим шаманом; в слушании своего внутреннего голоса; в умении общаться со своими духами; в умении общаться с духами других людей и мест. Это глубокий опыт, приходящий лишь тогда, когда ты принимаешь это мировоззрение, начинаешь мыслить и думать как шаман; как человек природы. Снаружи, на расстоянии этого не понять. Можно что-то объяснить, описать, домыслить, но не понять. Здесь действует эдейтическое мышление, непосредственное восприятие самого процесса действия. Шаман, как правило, не нацелен на результат, он живет самим моментом своей работы. Проживает ее! Часто это проживание заканчивается болезнью, а иногда, и смертью шамана. Когда он вступает в битву со злыми духами, чтобы спасти своего пациента, он подвергает опасности свою жизнь и здоровье. Жертвует собой во благо другого человека. Здесь нет шуток, такова правда и суровая реальность этой профессии. В шаманстве нет ничего романтического и сказочного; шаманство – это борьба за выживание; за выживание человека, семьи, общества, природного места. Энергии шаманства жесткие и своенравные. Духи любят различные угощения, почитания, задабривание. Если обряд нарушен и шаман не смог умилостивить духов, то может пострадать от этого. Например, у него может мгновенно подскочить температура до 40 градусов и не спадать несколько дней. Или начнутся сильные головные боли и ломота во всем теле, не проходящая пару месяцев. Или отнимутся ноги, и так далее. Наказание зависит от тяжести проступка шамана и нрава того духа, который остался недоволен. Не один ученый не может доходчиво объяснить этот феномен, обычно все сводится к состоянию стигматизма, не более. Но это никак в полном объеме не раскрывает подобные явления. Наука тут бессильна.

Можно не правильно развести огонь и пострадать; положить не то подношение и пострадать; предложить не те сигареты или не то масло. Традиция шаманизма – одна из самых суровых, и лояльных одновременно. Суровая потому что практики оттачивались тысячелетиями, и духи требуют соблюдения этих правил и законов. Лояльная потому, что ученикам даются некоторые существенные поблажки. Когда шаман обретает себя, обретает свою шаманскую суть, он, основываясь на общих традиционных правилах, добавляет и свои. Поет свои песни, имеет своих духов-помощников, работает в своих местах Силы. Однако общая канва обрядов и камланий всегда остается для всех одинаковой.

Как правило шаманы не хотят, чтобы их дети занимались этим занятием. Они считают его тяжелым и опасным. И всячески уберегают их от посвящений. Но все равно тут все решают духи, и, если они выбрали какого-то человека, то прессуют его до тех пор, пока он не согласиться на их условия. Бывают люди, которые могут отказаться от приглашения духов, и духи примут такой отказ с почтением. Такое встречается не часто.

Никто не приходит в шаманство за заработком или другими почестями (в магии такое допускается и приветствуется). В шаманство идут по велению сердца, по зову духов, по требованию предков. Тот, кто приходит в шаманизм из-за интереса, не входит туда глубоко, а остается как бы наблюдателем со стороны.

Я знаком со многими тувинскими шаманами, знаю шаманов Бурятии и Хакасии, это скромные благочестивые люди. Есть среди них и агрессивные и суровые, а есть добрые и сентиментальные. Все разные, и это зависит от многих факторов.

В основном все шаманы бедные. Некоторые просто нищие. Они никогда не просят у духов благосостояние для себя; так не принято, даже запрещено. Таксы у них нет (ну у тех, кого я знаю), а люди дают не много. Не потому что жадничают, а потому что те, кто к шаманам обращается, тоже живет не большом достатке.

Сильнейшая тувинская шаманка Ай-Чурек всю жизнь ходила в одном платьице. Всю жизнь она помогала людям, и к ней всегда были толпы народа. Оставаясь одна, плакала от бессилия, и на следующий день снова помогала людям.

И в шаманской клинике “Дунгур” и “Тос-Дээр” и “Адык Эрээн”, нет никого богатых или обеспеченных. Шаманы – дети природы. Конечно, кто-то ездит по столицам на заработки, и это их право и выбор, но таких единицы, да и денег едва хватает, чтобы прокормить свои многочисленные семьи.

Мне было очень тяжело настраивать свое мышление на шаманство, но было так интересно, что, по прошествии нескольких лет обучения, я стал что-то понимать и делать как традиционных практик. Стал своим (конечно, не для всех, потому что так не бывает).

Когда-то я считал шаманов грязными и вонючими, а теперь сам натирался медвежьим жиром и окуривался артышом.

На сегодняшний день я понимаю, что шаманизм – это один из вариантов развития человека, и бывают другие, и третьи. Вариант безумно интересный и эффективный. И хочу сказать огромное спасибо всем, кто помогал мне идти по этому пути!

Шаманы делятся на две категории: шаманы Верхнего мира и шаманы Нижнего мира. Условно белые и черные шаманы. “Окрас” шаманов не говорит о том, что одни служат богу, а другие сатане. Такого разделения в природе не существует. Это лишь говорит о принадлежности их Силы, например, у белых шаманов источник энергии может находиться на небе, а у черных на земле. Не более. Хотя и у черных шаманов источник Силы может быть на небе, и не на одном, а на тех, или семи, или девяти небесах.

Черный и белый – это некое указание на происхождение самой Силы. И может говорить не только о небесном или земном, а о дне или ночи, зиме или лете. Есть шаманы по происхождению от огня, от воды, от предков, от животных, от инопланетян. В традиции считается, что черный шаман на порядок сильнее и проворнее белого, так как он вправе путешествовать по разным мирам, а белый шаман в Нижнем мире не чувствует себя своим. Но главное дело еще в личных ээрэнах, духах помощниках. И шаман складывается из разных частей целой традиции!

Без атрибутики шаман не работает. Его личная сила сконцентрирована и распределена по различным предметам, которых у любого шамана превеликое множество. Тут и камешки с разных рек, и зеркала, и рога, и кости животных, и черепа, и всякие веточки с травками. И все они – помощники шамана, его личные духи. Все они поддерживают и защищают его. И от этого тоже зависят его возможности путешествий, безопасности и диапазона выполняемых действий.

В Туве традиционным шаманским костюмом считается халат синего или черного цвета. Он шьется самим шаманом или специальным человеком. Обычно таких костюмов бывает несколько. На разные обряды, разные миры. Каким именно должно быть шаманское одеяние говорят духи. Костюм не шьется просто так. Все его рисунки, покрой, ткань, цвет, предназначение дополнительных деталей определяют духи. Иначе, бессмысленно; иначе клоунада. Некоторые шаманы шьют костюм и через пять, и через десять лет практики, а до этого работают в обычном национальном халате. В шаманстве все приходит во время, нельзя делать того, чего не знаешь, и того, что тебе не показали и не рассказали духи. Следует следовать их указанием, тогда будет помощь от них и защита. “Пустой” костюм, то есть, сшитый по собственному желанию, а не по велению, ничего не дает. В нем никто не живет, никто не поселяется. А злые духи могут поселиться и есть этого глупого молодого шамана.

Шитье костюма сопровождается сильными психическими трансформациями. По-сути, человек обретает новую форму, становясь не только человеком, но и наполовину духом.

Это всегда сопровождается головными болями, обострением болезней, странностью поведения. Когда я шил костюм, то сильно болел, терялся во времени, все забывал. Интересное состояние. Костюм получился хороший, сильный, но духи сказали, что он – учебный. И я его три года носил на обряды.

Был он черного цвета, из плотной ткани, обшит кожей. Потом и чалома на него добавилась. Внешне я стал похож на настоящего шамана. Вот опыта еще не хватало.

В шаманизме огромное количество различных важных нюансов и мелочей. Требуется терпение и внимание, чтобы узнать и понять эти нюансы. Чтобы правильно научиться ставить костры, у меня ушло полтора года. Казалось бы – что такого? Ну собрал дрова, поджег и прыгай вокруг с бубном. А значение имеет, и какие дрова подготовил, и как подготовил, и как поставил, и в каком направлении, и где вход, и в какой мир идешь, и с какими духами работаешь. Страдал пока не почувствовал все, пока не услышал. А когда уже сам понял, тогда мне другой шаман головой кивнул, мол, правильно. Вот и обучение.

В традиционный шаманизм без посвящение не войдешь. Посвящение может старший шаман сделать, и то не каждый, а только тот, кто тебе подходит. Посвящений может быть несколько. Подразделяются они на две категории: посвящение людьми и посвящения духами. Когда шаман делает посвящение, он через своих духов устанавливает связь с духами молодого шамана; просит их ему служить, помогать. Расчищает путь от препятствий, укрепляет защиту. Шаман призывает духов природы, духов стихий, спрашивает их об обряде. Перед обрядом обязательно проходит гадание на камешках Хуваанок. Камешки собираются с сорока одного чистого водоема одного региона по особым правилам, и они становятся помощниками шаманами в предсказательных практиках. За камешками нужен специальный уход и особое отношение.

Направление по частям света обряда тоже могут подсказать камешки. Потом ставится костер, проводятся предварительные приготовления. Шаманские обряды проводятся на Местах Силы, то есть, там, где живут чистые духи и есть чистые энергии.

Мое первое шаманское посвящение проходило в известном шаманскому миру местечке на речке Серебрянка, это в Тыве. Второе на источнике Кунгустуг (Бобры) под Кызылом. О третьем рассказывать не могу.

После того, как старший шаман провел все приготовления, зажигается огонь, кормятся духи. Шаман поет песни Силы, колотушкой бьет в бубен. Очищает Место артышом, повязывает чалому. В обряд включаются все его участники. Роль каждого определена заранее, то есть, не расписана на бумаге и не обговорена, а чувствуется сердцем и выполняется в зависимости от целей и задач обряда. Но все знают свои роли, и все идет слажено.

Свое первое самостоятельное камлание я проводил на Алдын-Булаке. Это пятьдесят километров от столицы Тывы. Не далеко от юрточного лагеря, который живописно расположился на берегу Большого Енисея, есть сопка. На этой сопке стоит каменное оваа (водруженный на пирамиду из камней деревянный шест). На макушке оваа привязаны сплетенные конские хвосты и чалома. Рядом сделано каменное костровище. Вокруг Места по периметру вкопаны в землю высокие деревянные шесты. На каждом из них череп какого-то животного: коровы, лошади, медведя, барана. Это – ээрэны – защитники Места, они охраняют территорию и не пускают сюда посторонних.

– Экее, – сказал я по тувински, приветствуя духов – защитников. Задобрил землю, выставил своих помощников. Поставил костер. Одел свой халат, сделал все приготовления.

Воздух в тот день был прогрет градусов до сорока пяти. Возле пылающего костра температура была еще выше. Было очень жарко. Волнение в груди сильное. Дыхание сбивается. Пот хлещет градом. Халат плотный, воздух не пропускает. Но желание поработать внутри сильное. Отступать не намерен. Когда начал петь и стучать в бубен, вечер заходил кругами. Что-то придавило к земле. Расслабление полное. Двигаться не хочется вообще. Едва ли не поддался этому состоянию, но преодолел себя и продолжал камлать. Огонь меня не слушался. Песню бубна я не слышал, а голосил что-то свое. Координация движений нарушилась. Тогда я сел на землю, скрестив ноги и от души попросил помощи духов. Не стал показывать себя, а просто попросил. Попросил честно и искренне: – Я еще ничего не знаю, не умею. Мне хочется научиться, вот и учусь. Будьте благосклонны ко мне. Помогите мне. Направьте и простите, если что не так делаю.

Пламя в костре не много успокоилось, давление на голову уменьшилось. Дышать стало легче. Из глаз потекли слезы. Трудно описать это состояние. Оно чем-то напоминало беспомощность ребенка и ощущение возможностей. Беспомощность перед Стихией Природы, перед ее пространствами и существами, и безграничные возможности, могущие открыться, если правильно научиться со всем эти взаимодействовать! Было и внутреннее удовлетворение от того, что я все-таки решился пойти на обряд, и некоторое недовольство от того, что еще ничего толком не знал, не понимал и не мог качественно и вдохновенно сделать. Не могу сказать, что первый мой шаманский обряд был “комом”; скорее он напоминал бег на дистанцию, а не глубокое философское размышление. А в шаманстве бегом, суетой и поверхностным подходом ничего не добьешься. Но это приходит с опытом (и пришло с опытом), а опыт накапливается вот из таких первых камланий, начинаний, усилий!

Потом были и другие практики, и другие обряды, и все они дополняли и обогащали друг друга; дополняли и обогащали меня. Я уже знал и понимал больше. Больше умел и больше делал. Разбирался в том, что раньше мне казалось недостижимым для понимания моего ума. Я рос в ремесле, так же, как любой подмастерье растет в выбранным им ремесле в любой сфере человеческой жизни.

Любое направление духовного развития человека, будь то магия, шаманизм, религия, контактерство, или иная сфера – есть лишь общий вектор раскрытия и реализации какой-то части людей нашего общества, но вектор объединяющий и дающий новую грань сияния человеческого сознания для всех членов человеческой цивилизации.

Каждый практик ищет свой вектор, свой вариант! Собирает по крупицам различные духовные знания; ищут Силу, чтобы лучше понять себя самого, и в конечном счете, стать самим собой! осознанным и первозданным в Духе!